Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.05.2009 | Галина Ковальская. IN MEMORIAM / Общество

Кровь и почва

Национализм в России многолик

Массовый кубанский национализм имеет иную природу, нежели боевой национализм скинхедов. Это скорее оборонительная реакция примитивного общества

Валерий Острожный, глава краснодарской службы миграции, удивленно округляет глаза: «Кто сказал о депортации турок? И уж тем более армян? Разве хоть одного месхетинца выселили? Губернатор же ясно дал понять: мы будем в соответствии с федеральным законодательством депортировать незаконных мигрантов. У нелегального мигранта, - голос чиновника обретает пафос, - нет национальности. А турки - это отдельная проблема, я в ней не специалист». Надо думать, Валерий Острожный был слишком занят борьбой с нелегалами и не смотрел программу «Свобода слова» в тот вечер, когда губернатор Ткачев объяснял зрителям, как турок будут самолетами вывозить в Грузию.

С середины марта на Кубани набирает обороты довольно мерзкая кампания. 18 марта состоялось нашумевшее совещание краевых властей о «мерах преодоления избыточной миграции и стабилизации межнациональных отношений».

После совещания губернатор Александр Ткачев вышел к журналистам и произнес пламенную речь против «мигрантов». При этом всем было ясно, что «мигранты» - это которые нерусские. Ткачев обещал их «выявлять и депортировать». Тотчас начались рейды, милицейские и казачьи, по домам турок-месхетинцев, армян, курдов и прочей «неруси». (Замечательное слово «нерусь» - с ударением на первом слоге - я услышала на Кубани из уст одного станичного атамана.) Врывались днем ли, ночью, поднимали с постелей, у тех, кто прописан, вроде бы искали непрописанных родственников, тех, у кого регистрация временная, грозили выдворить тотчас, как кончится срок регистрации. Вообще-то такие «рейды» и раньше время от времени происходили на Кубани, но никогда еще угрозы депортации не звучали так серьезно. Лидеры местных национальных общин просили о встрече с Ткачевым (впрочем, они просили о ней с самого момента его избрания губернатором), он их упорно не принимал. 27 марта краевое Законодательное собрание приняло закон «О пребывании и жительстве на территории Краснодарского края» и постановление по миграции. Ничего нового по сравнению с прежними краснодарскими постановлениями и законами эти документы не содержат. Пожалуй, в законе есть одно экзотическое положение: отныне будет караться штрафом «предоставление жилого помещения или транспортного средства либо оказание иных услуг» незаконным мигрантам. «Орбита» - «районка», выходящая в Крымске (где больше всего осело месхов), - поспешила напечатать эту новеллу крупными буквами в своем, еще более доходчивом изложении за неделю до того, как закон был подписан губернатором и соответственно опубликован в краевых СМИ. «Приспешникам» и сородичам мигрантов в острастку.

Атмосфера в крае препоганая. «Теперь кто против нас, тот молодец, - рассказывает сорокалетняя армянка, родившаяся и всю жизнь прожившая в Анапском районе. - Я стою на базаре, покупатели подходят - у меня товар хороший, - а им с разных сторон кричат: «Не покупай у армянки, покупай у нас». Турок и вовсе выгнали с базаров, не дали им торговать. По крайней мере глава администрации Крымского района Владимир Рыбин в программе новостей на краевом ТВ похвалялся как большой доблестью, что милиция совместно с казачеством провела рейд на рынках и удалила оттуда «незаконных мигрантов турецкой национальности». В одной армянской семье женщина рассказала, как на ее глазах пьяные казаки ни за что ни про что избили курда и его сына. А потом приходили к ней (вернее, к ее мужу: не станет же уважающий себя казак договариваться с бабой) домой и требовали, чтобы она отказалась от свидетельских показаний (курд, вопреки местному обыкновению, решился обратиться в милицию): «Что бы мы ни делали, - говорили они, - мы всегда будем правы, а вы и они - нет. Потому что мы здесь коренные». Встретившиеся нам курды вообще отказались разговаривать: «Пойдем на дом чай пить. Чай будем, говорить не будем. Нам тут жить, а тут - сами видите». Впрочем, стоит поподробнее потолковать с теми же армянами или турками, и они признают: вообще-то такое не в первый раз. «У местных властей примерно через год после прихода к власти случается обострение на национальной почве, - усмехается новороссийский правозащитник Вадим Коростылев. - Главным врагом объявляют турок-месхетинцев, но и всем прочим достается.

Так было и при других «хозяевах края», что при бюрократе Егорове, что при харизматике Кондратенко - это уж потом он на евреях зациклился, а теперь вот Ткачев. Попугают людей, потом успокаиваются».

Кубанская элита разделилась на две неравные части. Инородцев не любят практически все, и все хотели бы что-то такое «патриотическое» предпринять, но избежать при этом обвинений в нарушении федеральных законов. Большинство краснодарских чиновников, не говоря уже о политиках и журналистах, имеют совсем смутные представления о праве. Им кажется: раз они турок правдами-неправдами не зарегистрировали, так эти турки теперь - «нелегальные мигранты», нарушители законов, и они вправе их выселять. И вообще главное - почаще повторять, что у нас все по закону. Глядишь, даже сами поверят.

Валерий Острожный принадлежит к «продвинутому» меньшинству: он понимает, что месхи или армяне - беженцы из Азербайджана и жертвы Спитакского землетрясения, приехавшие в край еще при советской власти с советскими паспортами, никак не «нелегальные мигранты». Он старается изобразить дело так, что национальный аспект - это «пресса раздувает», а все краевые инициативы направлены главным образом против вновь прибывающих нелегальных мигрантов. Острожный и его единомышленники заняли позицию: ничего особенного не происходит, выдворение «нелегальных мигрантов» - процесс рутинный, а шум в последнее время подняли враги Ткачева - уж, наверное, не бескорыстно. «Мы все время высылаем нелегальных мигрантов, эта работа ведется у нас, как и во всех других регионах. На первом месте традиционно у нас в крае выходцы из Армении - заметьте, не армяне, а граждане Армении, может, они русские, я не интересуюсь национальностью. На втором - граждане Украины, тоже разных национальностей. Вообще (опять с пафосом. - Г.К.) пора отвыкать от понятия «национальность» - пора пользоваться понятием «гражданство». Должно быть, Острожный забыл поделиться этими ценными мыслями с губернатором Ткачевым, публично заявлявшим: «Это казачья земля, и все должны об этом знать». И его заместителем Леонидом Баклицким, провозглашавшим: «С такими темпами прироста, например армянского населения, диаспора примерно через три-пять лет может заявить о создании собственной автономии». Ткачев время от времени пытается убедить то ли самого себя, то ли федеральные власти: «Не надо смешивать проблемы нелегальной миграции с национальными проблемами», - но на практике и он, и все прочие, должностные лица и обыватели, только и делают, что смешивают. На Кубани воздух такой: про что бы ни говорили, все равно выйдет про национальный вопрос.

Здешние правозащитники и немногочисленные национально не озабоченные интеллигенты склонны считать, что психоз нагнетается сверху, местной властью. «Ткачев завоевывает себе популярность накануне выборов в Законодательное собрание».

Это правда, но никуда не деться от вопроса: почему популярность на Кубани завоевывается не иначе, как борьбой с инородцами? Вот помнится, когда Лебедь баллотировался в Красноярском крае (как созвучно Краснодарскому и как во всех отношениях далеко о него), его оппонент, тогдашний губернатор Зубов, все пытался разыграть национальную карту: и финансируют-то Лебедя евреи, и в команде у него сплошные кавказцы. А красноярцам было наплевать: евреи так евреи, кавказцы так кавказцы - был бы генерал хороший. На Сахалине раз за разом голосуют за Фархутдинова, а в Кузбассе за Тулеева - и никого их национальность не смущает. Помнится, во время первой чеченской войны на блокпосту меня спросил солдат из Перми: «Вы русская?» - и, услышав, что я, напротив, еврейка, досадливо отмахнулся: «Но вообще-то русская?» В России, как правило, о национальности не спрашивают. Разумеется, не из соображений политкорректности - просто это большинству русских неинтересно. Наши сограждане очень даже не чужды ксенофобии, но чужак для них - тот, кого за версту видно: по говору, акценту, манере держаться, а кровь прабабушки и вероисповедание прадедушки мало кого волнуют. Не то на Кавказе. В Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, пригласив в дом, непременно поинтересуются: «Кто вы по нации?» Не для того, чтобы, боже упаси, обидеть, а для того, чтобы сказать тебе самое, как кажется хозяевам, приятное: какой замечательный твой народ: «Я считаю, без русских мир бы уже давно рухнул» или «Евреи во все века считались самым умным народом». Впрочем, если захотят смертельно обидеть, тоже будут говорить гадости не о тебе, а о русских, евреях или кто ты там есть. Потому что главное в тебе - не внешность, не позиция, не профессия, вообще не то, что ты сам по себе из себя представляешь. Главное - твой род, родители, предки. Ты представитель чего-то большего: семьи, клана, рода, народа. Помните, как чуть не вспыхнула межнациональная война, когда на президентских выборах в Карачаево-Черкесии выбирали между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым? Кем он будет по нации - был ключевой вопрос, едва не заставивший карачаевцев (и примкнувших к ним родственных ногайцев) и черкесов (с примкнувшими к ним родственными абазинами) взяться за оружие.

На Кубани тоже непременно интересуются национальностью - правда, без кавказского гостелюбия. «Ну, евреи все же лучше, чем армяне», - философски заметил мне станичник, когда я ответила на привычный вопрос. Служащая краевой администрации в подтверждение того, что она-то лично никак не националистка, говорила обозревателю «Журнала»: «У меня даже секретарша была курдянка. Меня все спрашивали: «Ты чего ее не увольняешь? Она же курдянка». А я не увольняла. Словом, кубанское начальство такое, какое оно есть, не случайно, а именно потому, что оно «плоть от плоти».

«Главная опасность перед выборами в Законодательное собрание, - убежденно говорил мне Михаил Савва, один из влиятельнейших местных политических экспертов, - что армянские лидеры пытаются сплотить диаспору и повести своих претендентов. Местными жителями это воспринимается как реальная угроза их интересам». Армян на Кубани много. Никто не знает, сколько именно, но некоторые «мигрантофобы» уверяют, что чуть ли не пятая часть всех жителей края. В нынешнем Законодательном собрании - ни одного армянина и вообще никакой «неруси». Что за беда, если вдруг появятся один-два?

Русские избиратели Ненецкого округа, постоянно выбирающие в Госдуму армянина Артура Чилингарова, не видят в том никакой «реальной угрозы». А на Кубани и впрямь людям кажется: раз армянин, то и выбирайся в Армении, а в Краснодарском крае должны править русские - иначе это уже и не вполне Россия.

По представлениям большинства кубанцев, у каждого Народа есть его Земля. Связь Народа с Землей неразрывна. Недаром у народов, сохранивших немало элементов традиционного мировоззрения, считается величайшим несчастьем быть похороненным не в своей земле. Земля - это лоно, из которого вышел народ. Российские коммунисты и аграрии, выступая против приватизации земли, апеллируют именно к этому архаичному мироощущению: «Земля-Мать». Подавляющее большинство русских так давно уже не чувствуют и не хотят приватизации земли скорее по экономическим причинам, а вот на Кубани это архаическое мироощущение почему-то сохраняется и на каждом шагу встречаются люди, которым и в самом деле непереносима мысль, что «русской» землей будет владеть «инородец».

Это архаическое мироощущение тем более удивительно, что потомков черноморских казаков здесь вовсе не большинство. Немало русских приехали с Севера, Урала, из других российских регионов. Но царит здесь именно традиционное мироощущение: здесь народ - единица, а человек - дробь, не личность, а представитель народа. Народ же силен, пока чувствует связь с землей. Думается, это происходит под влиянием соседних кавказских народов. Осетино-ингушский спор по поводу того, кому принадлежит злосчастный Пригородный район, тоже имел в основании архаическое отношение к земле. Да большая часть межнациональных конфликтов на Кавказе замешаны на «земельном» вопросе. Если все вокруг видят в тебе прежде всего представителя русской нации, а не личность, ты невольно уверуешь, что твоя русскость важнее всех твоих прочих качеств.

Здешний массовый национализм совсем иной природы, нежели у скинхедов или баркашовцев. Он изначально охранительный и агрессивным становится лишь тогда, когда его носители видят или думают, что видят опасность. Армяне и турки берут в аренду (почитай, «скупают»!) НАШУ ЗЕМЛЮ! А в век электронных СМИ такого рода страхи распространяются мгновенно и воодушевляют людей на борьбу с «нерусью».

Но Кубань не отделена от прочей России каменной стеной. Всевозможные «скины» и здесь заводятся. Вполне современный молодняк, которому плевать на родовые связи и который больше, чем землей, озабочен слабой игрой нападающего-армянина в своей краснодарской команде, громит местное армянское кладбище.

Станичники, требующие «депортации мигрантов», громить кладбище не пошли бы - могилы святы, но призадумались: можно и так с инородцами разбираться... Характерно, что казаки не выступили в защиту осквернителей могил, хотя и не осудили их по-настоящему.

Национализм в России многолик. На Кубани массовый «оборонительный» пока сосуществует с боевым молодежно-скинхедным не сливаясь. Но при попустительстве «хозяев края» в конце концов сольется. А противостоять им, почитай, почти и некому.



Источник: "Еженедельный журнал", №17, 7 мая 2002,








Рекомендованные материалы



Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.


Отмыть от крови гимнастерку НКВД

Сигнал был дан два года назад, в декабре 2017-го. Тогда Владимир Путин со сподвижниками праздновал 100-летие спецслужбы, из которой они все вышли. В официальной «Российской газете» было опубликовано интервью нынешнего директора ФСБ Александра Бортникова, в котором он дал такое объяснение массовых репрессий: «Угроза надвигающейся войны требовала от советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации».