Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.04.2009 | Анимация

О нас позаботились

Людоеды, слоны и преступники на дне французской анимации в «Актовом зале»

   

В воскресенье в культурном центре «Актовый зал» устраивали День французской анимации – два сеанса короткометражек, главным образом, снятых в последние два три года. Работы знаменитостей и даже парочки классиков вроде Поля Гримо или Рене Лалу соседствовали с дипломными фильмами выпускников французских анимационных школ, репутация которых очень высока. В сущности, авторские фильмы во всем мире и имеют возможность снимать только знаменитости (в промежутке между работами на коммерческих проектах) или студенты. Все прочие аниматоры, закончив учение, тут же встают к мультконвейру по изготовлению телесериалов или полного метра, да и тут, если удается попасть на хорошую студию, считают, что повезло. Французское анимационное образование сейчас числят среди сильнейших в мире, и выпускники, особенно те, что выучились в школах, где сделан акцент на трехмерную анимацию, вроде «Supinfocom», тут же разлетаются по всему миру, прежде всего на гигантские американские студии вроде DreamWorks (это я к тому, что утечка профессионалов – не только российская проблема).

Так или иначе, судя по программам «Дня французской анимации», работы юных французских режиссеров и художников вполне достойно смотрятся на фоне мультфильмов мэтров, и даже если им не хватает глубины, то по части «картинки» и парадоксальности заявленных сюжетов, они сравнение выдерживают.

Например, в программе был фильм «Бабочка», снятый в живописной китайской манере, с рассказом о школе, где учительница задала малышам нарисовать бабочку и мальчик решает подсмотреть, почему это у его соседки так здорово получается рисунок. Оказывается, она садится на бумагу голой попой, измазанной в краске, и мальчик берется этот способ повторить. Но вместо бабочек у него получаются стрекозы. Анекдоты студентам часто удаются: в программе был еще фильм «Мертвая зона», в которой истерический грабитель и убийца так удачно попал в мертвую зону видеонаблюдения, что полиция решила, будто кровавое побоище в магазине устроила полуслепая старушка. А в фильме «Versus» противостояние двух армий, последовательно уничтожающих друг друга с лихостью компьютерных игр, как выясняется, происходило на мячике для гольфа. Иногда студенческие фильмы - это даже не истории, а просто зарисовки с демонстрацией полученных в школе умений, но умения эти такие впечатляющие и поданы так остроумно, что захватывает дух. Как, например, в трехминутном фильме «7 тонн 2» (вероятно, был какой-то первый), где в технике трехмерной анимации показывается, как слон входит в спортивный зал, залезает на батут и начинает прыгать, взлетая все выше и выше, кувыркаясь в воздухе и проделывая прочие кульбиты, а потом, как заправский спортсмен, сходит со снаряда и спокойно выходит из зала. В этом не было бы ничего удивительного, если бы кино не было нарисовано в стиле гиперреализма, и не создавалось ощущение, что перед нами настоящий слон, который взлетает на какую-то невероятную, цирковую высоту, размахивая ушами, как Дамбо из классического диснеевского мультфильма.

В «нешкольной» части программы тоже было на что посмотреть: показали и прелестную, сентиментальную «Позвоночную историю» Жереми Клопена, каждый следующий фильм которого берет все больше призов.

Это сказка о человеке с искривлением позвоночника, вынужденного все время ходить буквой Г, разглядывая свои ботинки, но мечтающего о любви. И о том, как ему удается соединиться с девушкой, чей позвоночник тоже превращен болезнью в букву Г, только она ходит с задранной головой и весело смотрит в небо.

Стильная, очень «французская» «Мельница» Флориана Турэ рассказывала о деревне, в которой жизнь подчинена движению мельничных лопастей – только тогда, когда они вертятся от ветра, люди живут, будто подчиняясь движению шестеренок, а когда ветра нет, люди замирают. Путник влюбляется в местную девушку и решает срубить подпорки у ненавистной мельницы, вызывая гнев всего, ненадолго ожившего от ветра селенья. Но упавшая мельница падает на берег реки и теперь ее крылья всегда будут крутиться водой, а местные жители станут жить непрерывной жизнью. Уморительно смешной и одновременно страшноватый «День людоеда» Анны-Лоры Даффи и Лео Маршана ловко совмещает корявый, полудетский рисунок и натуральные фотографические фоны. Тут пародийная история развивается как детектив: речь идет о людоеде, который мечтает на свой «профессиональный» праздник приготовить себе к обеду парочку вкусных детей (возможные рецепты ему постоянно сообщает бодрый диджей «людоедского» радио). Множество дополнительных перипетий связано с тем, что в погоне за девочкой бедолага выбил себе зубы, а денег нет, и дантист без денег не работает. Дальше о том, что зубы ему все-таки удается сделать (зубная фея кладет ему, как шестилеткам, под подушку монетки вместо выпавших зубов), а соседка, за которой людоед ухаживает, просит присмотреть за своими детьми.

Режиссеры практически до последней минуты держат зал в напряжении, намекая, что герой все-таки приготовил из шалунов вкусный десерт.

Из знаменитостей, кроме классиков, о которых я уже говорила (кстати, фильм автора «Властелинов времени» Рене Лалу «Улитки» о гигантских улитках, пожирающих человеческий мир, хоть и снят в 1965-м году, смотрится весьма современно), в программе была картина Флоранс Мьель «Белые птицы, черные птицы» – столь эффектно живописная, что дидактичность сюжета уходила на второй план. Оптимистический клип создателя «Трио из Бельвилля» Сильвена Шоме «Все в порядке!», сделанный для  вокальной группы TSF- казался радостью в чистом виде, хотя там беспечных певцов забирали в полицию, а потом даже отправляли на гильотину. А о прошлогоднем номинанте на «Оскар», фильме Сумуэля Турне «Даже дураки попадают в рай» (который у нас ошибочно переводят как «Даже голуби попадают в рай»), я думаю можно не рассказывать – все, кто любит анимацию, эту фанатастическую историю о корыстолюбивом священнике, решившем продать простоватому дедку самодельный рай по сходной цене, уже видели.

Ну и, конечно, нельзя не сказать о «русском следе» в рамках Дня французской анимации: о фильме «Низенький принц» Зои Трофимовой.

У одной из лучших французских студий – «Фолимаж», - знаменитой именно своим авторским кино, есть особая программа La Residence для приглашенных режиссеров. Именно в ней когда-то Константин Бронзит снял свой самый смешной и знаменитый фильм «На краю земли» (по одной из французских версий входящий в список 100 лучших мультфильмов всех времен). Благодаря этой программе шесть лет назад и Зоя Трофимова, сделавшая в России как художник уже несколько отличных картин, сняла режиссерский дебют – историю о мальчике, потратившем целый день на то, чтобы оттереть солнце от черного пятна. А в конце оказывается, что на другой стороне его маленькой планеты включен кран, откуда прямо на солнце капает эта черная дрянь, похожая на нефть, и значит, солнце всегда теперь будет вставать грязное.

Зоя Трофимова вместе со своим мужем Юрием Черенковым, тоже снявшем чудесный фильм «Большая миграция» в программе La Residence, давно живет во Франции и снимает французское кино. Жалеть об этом не стоит: в конце концов, какая разница, кто где живет, а Черенков с Трофимовой продолжают сотрудничать с российскими студиями – в последней порции сказок «Горы самоцветов» был и их фильм «Никита Кожемяка». Грустно другое: поддержанная французским культурным центром программа Дня французской анимации в «Актовом зале» полностью была собрана из большого пакета короткометражек «Resolument animes», предоставленной Министерством иностранных дел Франции. Причем этот пакет, включающий около шестидесяти авторских фильмов, специально подготовлен в рамках государственной программы по продвижению французской анимации за границей. То есть для нас. И грустно, разумеется, не то, что французам не безразлично смотрят ли в мире их некоммерческую анимацию, а то, что у нас организовать что-то подобное с выходом за границу российской анимации, кстати, тоже собирающей немало фестивальных призов, - никому не приходит в голову даже в самом чудесном сне. Какое «за границу», когда наши новые фильмы даже в Калуге никто не видел, не говоря уже о Петропавловске Камчатском.



Источник: "Время новостей", 28.04.2009,








Рекомендованные материалы



«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".


«Я стала думать, что у человека была детская травма от старушек…»

Режиссер анимации Анна Юдина: "Я шла по улице и увидела на остановке автобус стоит, бежит бабушка и автобус ее явно ждет. Я была уверена, что он ее сейчас дождется, она сядет и поедет. А на самом деле автобус дождался, когда она добежит до двери, захлопнул двери и уехал".