Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.04.2009 | Общество

Куриные бродя

За десять лет структура китайско-российской торговли изменилась до неузнаваемости

В прошлую пятницу в Пекине прошел пятый российско-китайский инвестиционный форум, в ходе которого были подписаны разные важные документы, как-то меморандум о взаимопонимании по поводу выполнения плана сотрудничества, а также план по осмыслению этого меморандума.

За детали не ручаюсь, возможно, это был, напротив, план о меморандуме, а не меморандум о плане – в любом случае, никаких подробностей аудитории сообщено не было, высокопоставленные чиновники отбыли вместе со своей свитой немедленно после подписания, а для оставшихся бизнесменов и журналистов накрыли столы.

Неформальная обстановка располагала к такому же общению, которое, увы, по тональности очень сильно отличалось от речей, звучавших на своем форуме.

Китайские бизнесмены были действительно полны энергии и готовились к решительному наступлению на сочинские олимпийские объекты, российские – мучительно пытались понять, как превратить этот футбол в одни ворота во взаимовыгодное сотрудничество.

Два дня назад я был в одном синьцзянском ресторане в Пекине с русскоязычным меню, цитату из которого я вынес в заголовок этой колонки. На самом деле там было много чего интересного – "Суп из сладостной мозоли", "Мясо самосхвата руки" и действительно очень вкусное блюдо под названием "Шевелить-зажарьте мышцам" (сомневающимся – все подкреплено фотодокументами), но все это я оставлю для других сюжетов.

Я не знаю, что такое "куриные бродя", но мне кажется, что это именно то, что сегодня происходит в российско-китайских экономических отношениях.

Формально наши страны находятся на пике дружбы и любви, в реальности за десять лет структура китайско-российской торговли изменилась до неузнаваемости. Доля машиностроительной продукции в экспорте снизилась до нуля, немногим лучше ситуация по любым другим нересурсным статьям – китайцев интересует только сырье, причем в кристально чистом виде, всю переработку они оставляют себе.

То же касается совместного сотрудничества – китайцам оно интересно лишь в том случае, если у них появляется доступ к новым технологиям и лишь до той поры, пока они эти технологии не научаться копировать. Я буду только рад, если меня опровергнут, но, увы, по итогам общения в кулуарах форума, надежд на это немного.

Куриные бродя, как и было сказано. Пока наши "кашевары в сое жарят ростки фасоли". Да, это тоже из моего любимого ресторана.



Источник: Chinapro, 30.03.2009,








Рекомендованные материалы



«Я выхожу»

Постепенно, с накоплением социального и чувственного опыта, я стал понимать, что стройность наших устойчивых представлений часто подвергается атакам со стороны разных жизненных обстоятельств. Например, смерти. Минская трагедия – гибель молодого человека во дворе собственного дома, избитого до смерти бандитами при чинах и спрятанных погонах, – очень поучительна в этом смысле.


На границах тучи ходят хмуро…

Границы подстерегают нас повсюду, всякий раз напоминая о том, что они проходят вовсе не там, где вкопаны полосатые столбы. Они совсем не там, где «на границе часто снится дом родной», не там, где «тучи ходят хмуро» и где «решили самураи перейти границу у реки». Они где-то совсем рядом с нами. Они — между нами. Они внутри нас самих.