Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.03.2009 | Архитектура / Город / Общество

Благие цели

Крайне важный для города квартал, расположенный вплотную к охранной зоне Кремля требует градостроительного осмысления

24 марта Экспертно-консультационный общественный совет при главном архитекторе Москвы (ЭКОС) в очередной раз рассматривал предпроектные предложения по строительству новых зданий Российской государственной библиотеки. В Старом Ваганькове планируется строительство комплекса высотой в 30 метров. С одной стороны, речь идёт о нуждах главной библиотеки страны, с другой – об однозначном нарушении закона, запрещающего новое строительство на территории охранных зон.

Градостроительная предыстория вопроса такова: до 1930-х внутри северной части квартала, ограниченного Воздвиженкой, Крестовоздвиженским и Староваганьковским переулками располагался Крестовоздвиженский монастырь. Он славился тем, что у его ворот Василий Блаженный предсказал страшный пожар 1547 года, а также собором 1701 года, редким и выдающимся памятником украинского барокко. Последние десятилетия большая часть монастырской территории пустует. Крайне важный для города квартал, расположенный вплотную к охранной зоне Кремля действительно требует градостроительного осмысления, но объём и характер нового строительства пока не определён.

Проект представляли директор РГБ Виктор Фёдоров и архитектор Сергей Ткаченко. Они предлагают построить на Воздвиженке около 100 тысяч квадратных метров полезной площади, в основном книгохранилища (читальные залы смогут обслуживать лишь 750 человек одновременно). При том, что нынешняя, насущная потребность библиотеки составляет 15 тысяч кв. м, остальное - ресурс развития на 80 (!) лет вперёд. Комплекс получается не только высокий, но и очень плотный, многие выступающие называли его «забутовкой квартала», указывая на отсутствие рекреационных, дворовых пространств, отсутствие пожарного объезда, на необходимость значительного уменьшения площади и высоты.

Эксперт НИИПИ Генплана Елена Соловьева подчеркнула, что если буквально придерживаться предписанной законом тактики регенерации, то можно освоить только 30-40% пустующих дворовых пространств при высоте в 1-2 этажа, что вряд ли правильно по отношению к ресурсу городских территорий. Однако другие выступающие отмечали, что при безусловном одобрении развития просветительской функции в центре города, фондохранилища также не являются самым удачным использованием территории.

Многие указывали на то, что приоритетным фактором в освоении участка должна стать археология. Академик Александр Векслер сказал буквально следующее: «Я не знаю территории, которая представляла бы собой большую ценность для археологов». При чём речь велась не только об охранных раскопках, но и о возможности сохранения и экспонирования находок in citu (как видно из схемы, объём здания, заложенного в предпроекте, накладывается на контуры монастырского собора).

Неожиданно прозвучало мнение искусствоведа Марии Нащокиной, сказавшей о том, что новостройка «это тоже этап в развитии города, если бы соблюдались охранные законы, мы не имели бы сейчас и самой Ленинской библиотеки, и её книгохранилища, которое теперь тоже памятник». В ответ на это хочется напомнить, что если бы в 1930-е были и работали охранные законы, то вместо библиотеки на этом месте мы имели бы изученные и отреставрированные палаты Нарышкина, один из лучших дворцов Москвы 17 века…

Собственно говоря, мнения выступавших делились как раз по этому принципу: возможно ли нарушение закона во имя благих целей, для развития главной российской библиотеки, действительно находящейся в крайне стеснённых условиях? Наиболее принципиальным было высказывание реставратора Александра Тренина:

- Мы существуем для того, чтобы соблюдать закон об охране, который мы сами с кровью пробивали. Какая мне разница что и для кого здесь будет построено? Всем так или иначе приходится поступаться удобствами для сохранения наследия - не парковать машину где захочется, пешком ходить по старому городу, или выносить книгохранилища дальше от центра.

Мнение Виктора Шередеги, директора ЦИГИ:

- Как не крути, речь идёт о нарушении 73 закона, разрешающего только регенерацию, то есть строительство в рамках мер, направленных на сохранение исторической среды. Позвольте напомнить, что тема расширения Ленинки была одной из первых, обсуждённых на ЭКОСе вскоре после его учреждения, и тогда наше решение было негативным. Напомню также, что причиной реконструкции библиотеки были трещины стен главного здания. Затевая огромную стройку на вибрирующем участке, расположенном над станцией метро мелкого заложения, нам говорят, что ситуация стабилизировалась, но кто из чиновников или архитекторов даст за это голову на отсечение? Может быть, библиотека не будет сегодня строить планы на 80 лет, а ограничится, скажем, тридцатью, и тогда мы получим объём минимум вдвое меньшей площади. ЭКОС уже дважды имел мужество или наглость не согласовывать это предложение, я своего мнения не изменил.

Итог обсуждения подвел председатель ЭКОСа академик Александр Кудрявцев, предложивший исходить из реалий:

- Несмотря на то, что закон позволяет лишь регенерацию, общественная значимость проекта позволяет нам его рассматривать. Приходится также иметь в виду, что если здесь не будет общественного объекта, то будет другой объект (с нескольких сторон к кварталу примыкают владения очень серьёзных ведомств). Однако пятно застройки безусловно должно быть более сомасштабным окружению, воздушным, впитывающим в себя фрагменты исторической среды, в том числе археологию. Таким образом, мы не одобряем данной версии проекта, но говорим, о том, что развитие территории с учётом имеющихся ограничений возможно.

От себя добавим, что компромиссы с законом во имя благих целей в большинстве случаев приводят к печальным результатам (недавно мы писали о том, как участок в охранной зоне Якиманки, доверенный лично знаменитому Эгерату плавно перекочевал в руки зодчего Белова). И что звание учреждения культуры само по себе не является гарантией от вандализма: широко известна позорная история разрушения палат Левашовых, выдающегося памятника древнерусской архитектуры, долгие годы находившегося в ведении РГБ. Кажется, что ожидать от деятелей современной культуры иной тактики приходится лишь с прицелом на долгострочный ресурс развития.



Источник: Архнадзор, 26.03.2009,








Рекомендованные материалы



Время политики

Завязывайте вы, ребята, с этой вашей гребаной политикой! Чего вы как эти?! Депутаты-шмепутаты, допустили не допустили — какая разница?! Что изменится-то?! Расслабьтесь! И не мешайте вы уже проходу других граждан! Затрахали уже своими протестами, ей богу! Как вы сказали? Достоинство? А на хрена оно, если его на хлеб не намажешь?


Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».