Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.02.2009 | Театр

В атмосфере казармы

Вручена московская театральная премия «Гвоздь сезона»

   

Театральных премий в столице хватает, их раздача начинается даже до того, как сезон официально завершен, а заканчивается ближе к финалу сезона следующего. Первой раздает подарки частная «Хрустальная Турандот», а одна из последних -- премия Союза театральных деятелей России «Гвоздь сезона», после которой идет уже только «Золотая маска», награждающая лучшие спектакли со всей России.

Хрустальный «Гвоздь», который в этом году вручали в седьмой раз, -- премия основательная, номинантов на нее, так же как и на «Золотой маске», выдвигает экспертный совет, состоящий из театральных критиков, отсматривающих весь столичный репертуар за прошедший сезон. Вот только никакого разделения по номинациям в московской премии нет, и из пяти финалистов, предложенных экспертами, главный гвоздь сезона выбирает жюри, состоящее из секретарей СТД во главе с Александром Калягиным. Само вручение, которое традиционно проходит в небольшом зале Театрального центра на Страстном, тут всегда выглядит неформально: молодые актеры устраивают капустник, пародирующий спектакли финалистов (каждый из которых получает свой небольшой хрустальный «гвоздик»), а потом объявляется лауреат главного «Гвоздя».

В последние годы режиссером этого представления был Константин Богомолов, а капустник играли артисты Молодежного театра. Но в этом году на сцену вышел сам Богомолов с артистом Вахтанговского театра Сергеем Епишевым, и они с ходу начали шутить про кризис, требующий низкобюджетной церемонии, и даже представили залу «девушек с призами», рекрутированных из числа немолодых монтировщиков Центра на Страстном, натянувших поверх спецодежды короткие юбочки. Все это действительно немного напоминало сельский клуб.

Далее было сказано, что в прошлом году начальство из СТД сочло шутки в капустнике слишком злыми, поэтому в этом году решено устроить сказку и вообще всех любить, зазвучала песенка Буратино из «Золотого ключика», и стало понятно, почему единственное оформление сцены -- подвешенный на тросах гигантский золотой гвоздь -- одновременно имеет головку ключа. Тут ключ-гвоздь стали раскачивать, запуская и вынимая его из золотой двери-скважины, и стало понятно, как именно всех будут любить. Последующие шутки, сопровождающие раздачу «маленьких гвоздиков» пятерым спектаклям короткого списка, недвусмысленно развивали начатую тему любви в духе постепенно теплеющего застолья.

Малые награды получили «Бесприданница» «Мастерской Петра Фоменко», «Женитьба» театра Ленком, «Offис» Театра Пушкина. Вручая приз спектаклю РАМТа «Берег утопии», режиссеру Алексею Бородину подарили большой альбом «Камасутры», как пособие по системе Станиславского, уверяя, что там можно многое найти и о сквозном действии, и о работе с предметом, и о памяти физических действий. («Наконец-то нам с артистами будет чем заняться», -- ответил Бородин.) В качестве подарка Евгению Писареву, постановщику спектакля «Конек-Горбунок» в МХТ, на сцену позвали стриптизершу Леночку в платье Царь-девицы, которое она немедленно сняла и, переходя к «контактной работе» с усаженным на стул Писаревым, хотела было снять все остальное, но режиссер был уж очень смущен.

К финалу, когда ведущие провозгласили, что теперь время узнать, у кого самый большой гвоздь, что особенно интересует критикесс, атмосфера на сцене стала окончательно похожа на казарму.

Но тут вышел Александр Калягин и объявил, что «Гвоздем сезона» признан «Берег утопии». Молодежь из многонаселенного спектакля РАМТа посыпалась на сцену, Бородин, получивший уже много наград за этот спектакль, ритуально признался в любви к Стоппарду, и все отправились на банкет.



Источник: "Время новостей",04.02.2009,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.