Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.10.2008 | Арт / Колонка

Шок-шоу

Новый скандал с цензурой в Париже

В Париже завершила свою работу крупнейшая ярмарка современного искусства FIAC. Инцидент, случившийся на ярмарке 24 октября, стал новым поводом для обсуждения мировым артсообществом проблем морали, нравственности и цензуры в современном искусстве.

Пришедшая на стенд галереи XL полиция предъявила обвинение галеристке Елене Селиной и ее супругу Сергею Хрипуну в том, что выставленные на стенде видео- и фотодокументации перфомансов Олега Кулика распространяют сообщения, содержащие насильственный и порнографический характер. Полиция арестовала как работы, так и галеристов. Среди арестованных работ были те, что представляют «классический» имидж художника Кулика, преобразившегося в собаку, сидящим голым в клетке на цепи, прыгающим на прохожих, лающим и кусающимся.

По словам Елены Селиной, проблемы возникли еще на стадии таможенного досмотра. Французская таможня, сверяя списки с работами, привезенными на ярмарку 22 октября, стала предъявлять претензии к их содержанию. По мнению галеристки, именно таможня и обратилась позднее в суд. Уже 23 октября оргкомитет ярмарки отреагировал на претензии таможни. Галеристов попросили вывесить перед входом в бокс предупреждение о возможном содержании в экспонатах шокирующих сцен. Требование было выполнено. Однако это не помогло избежать ареста.

Очевидцы инцидента на парижской ярмарке в своих комментариях отдали должное оргкомитету FIAC. В частности, акцентируется мгновенная реакция на происшедшее дирекции FIAC, связавшейся с адвокатом, министерством культуры, аппаратом президента страны. Через пять часов Селину и Хрипуна выпустили, но экспонаты галереи остались в полиции.

Инцидент показал, что в сравнении с Россией профессиональное сообщество Франции куда более консолидировано и имеет рычаги воздействия на номенклатуру. У нас Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров, обвиненные ультраправыми гражданами в пропаганде насилия, до сих пор ходят под следствием. В Париже дело прекратили спустя пять часов после ареста.

Однако общая тенденция печальна. Неоконсерваторы с их ханжеской моралью и подавленными комплексами, завистью к свободе и грезами о тотальном контроле за «правильным» миропорядком берут верх повсеместно. И в поправении нравов не только всемирный экономический кризис винить надо. Не менее значимы системные сбои существования институций современного искусства. Их недоверие к более масштабным формам общения с разными целевыми аудиториями, неумение найти правильные слова для адаптации высоколобых концепций влияют на то, что во многих, даже очень культурных и свободолюбивых странах невоспитанными персонами (особенно представителями органов надзора и охраны) современное искусство воспринимается как симуляция истинных ценностей, вместо которых по сходной цене пройдохи-галеристы впаривают доверчивым гражданам всякую непотребную гнусь. 



Источник: "Время новостей",27.10.2008,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.