Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.10.2008 | Интервью / Театр

Я не подражал фильму

Томас Остермайер: "Мой спектакль -- политический акт"

Хотя место основной работы Томаса Остермайера -- берлинский театр «Шаубюне», «Замужество Марии Браун» он поставил в мюнхенском Kammerspiele, с которым есть договоренность о сотрудничестве каждые два года. «Фассбиндер из Мюнхена, к тому же в самом сценарии фильма отчетливо слышится язык сцены, литературы южно-немецких авторов», -- объясняет Остермайер свое решение сделать спектакль по сценарию знаменитого фильма Фассбиндера.

«В работе над сценарием я учитывал прежний опыт, ведь до этого я много занимался на сцене женскими образами -- Нора, Гедда Габлер. Женщины в истории современной Германии играют очень важную роль -- они берут на себя функции мужчин. В «Замужестве Марии Браун» я не пытался подражать фильму, я хотел сосредоточиться на втором плане пьесы, который имеет не меньшее значение, чем первый. Ведь мужчины, окружающие Марию, ведут свою игру и создают иллюзию эмансипации. Все роли в спектакле, кроме Марии, исполняют мужчины -- я старался подчеркнуть ощущение паранойи, существующее в непосредственной близости от главной героини», -- говорит Остермайер о расстановке сил в спектакле.

На его создание немецкого режиссера подтолкнула также культурная ситуация в Германии, где один за другим выходят фильмы, в которых история показывается исключительно со стороны действующих лиц, тех, кто непосредственно совершал преступления и насилие (вроде фильма о последних днях Гитлера или о русских офицерах, насилующих женщин). «Это катастрофическое представление о немецкой истории, -- подводит итог Остермайер. -- Я искал другую точку зрения. Мой спектакль в этом смысле -- политический акт».



Источник: "Время новостей",28.10.2008,








Рекомендованные материалы



«Перед церемонией мы очень волновались, нас все пугали: возьмите еды, не пейте, поешьте…»

Когда мы ехали, был ливень огромный: мы только собрались все, нарядились, накрасились, выходим во двор - и вдруг ливень. Но мы приехали, и все было уже подготовлено, красная дорожка со всеми фотографированиями, официальный человек от Академии нам помог пройти и сказал: наслаждайтесь, можете здесь провести сколько угодно времени. Это было как-то вдруг приятно, расслабленная атмосфера, совсем не такая, как мы ожидали.


«Я кадр за кадром изучала ход ручной камеры у Триера, пока не поняла, как это работает»

Для меня ручная камера — это братья Дарденны и «Догма», я решила, что точно нужно делать ручную камеру в эстетике Дарденнов и Триера, нужно делать в таком документальном стиле. Ну а потом, когда эйфория прошла, и я решала, как это делать, я немножко подиспугалась, но как раз у нас был кукольный этюд в первом семестре третьего курса, и все-таки решила, что попробую. Не получится – ну, значит, буду думать дальше. Я попробовала, и оно получилось.