Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.10.2008 | Кино

Кондолизин блюз

Фильм "На крючке" можно рассматривать как предвыборную атаку на партию республиканцев

Лидер последнего американского уикенда Eagle Eye, сделанный режиссером с изысканным именем D. J. Карузо, выходит у нас под странноватым названием «На крючке».

Поскольку сценарная идея принадлежит известному демократу Стивену Спилбергу, его можно рассматривать как предвыборную атаку на партию республиканцев.

«На крючке» — триллер из разряда параноидальных и поначалу кажется клоном «Матрицы». Объяснить происходящее можно лишь в том случае, если допустить единственно здравую версию: что персонажи (он и она — их изображают любимый Спилбергом Шиа Лабеф и Мишель Монаган) очутились внутри компьютерной игры или какого-то иного виртуального пространства. Вдобавок, как в «Матрице», персонажами директивно руководят по телефону — прыгай не размышляя с десятого этажа, у тебя всего четыре секунды.

Голос в трубке — женский. Сила же, которую он представляет, не женская и вообще жуткая.

 Эта сила располагает всевидящим оком, способным наблюдать за персонажами в любой точке США. Она управляет всеми в стране мобильными телефонами, башенными кранами, электропоездами, самолетами-беспилотниками, служебными входами-выходами в аэропортах и даже городскими электронными табло, с помощью которых тоже дает подсказки, в какую дверь свернуть налево. Цели силы неведомы, но ясно, что она гонит персонажей, угрозами и шантажом, не просто так, а куда-то (а чтобы быстрее неслись, сажает им на хвост ФБР и армейскую разведку).

Постепенно, однако, догадываешься, что «На крючке» не просто триллер, а заковыристо политический. Причем концептуальный и радикальный: у нас — про себя — ничего подобного снять бы не решились. И что ближайший родственник фильма не «Матрица», а «Я, робот».

Один из поворотов футуристического «Я, робота» был в том, что супермозг, ответственный за безопасность человечества, устанавливал в мире полицейский режим: он делал вывод, что людей надо оберегать от них же самих. В «На крючке», где действие происходит вроде бы сегодня, сверхразум тоже начинает действовать самостоятельно и совершать преступления — и тоже во имя благой цели: защиты национальной безопасности (таким образом фильм развивает расхожие идеи американских демократов, что антитеррористические акции правительства по защите свободы и национальных интересов после 11 сентября обернулись против свободы).

Но это не все: сверхразум приходит к умозаключению совсем уже оригинальному, а фильм, формально оставаясь триллером с крутым экшном, превращается в сатиру.

Поскольку очередная контртеррористическая операция, которой руководил лично Президент, приводит к массовой гибели мирных афганцев и порождает ответную месть — убийства американцев по всему миру, мозг выстраивает логическую цепочку. Защита национальных интересов — это прежде всего защита американцев. Что стало причиной их убийств в разных странах? Авантюрные военные действия правительства. Значит, в интересах национальной безопасности надо защитить граждан Америки от их собственного правительства. А для этого необходимо уничтожить всю верхушку во главе с Президентом.

Фильм как личный подарок от Стивена Джорджу и Кондолизе. Ведь какое именно правительство имеется в виду, однозначно ясно.

 

Сами взорвали

Уж после этого-то фильма ясно, кто взорвал башни-близнецы: сами и взорвали. Но не злыдни, которых науськали закулисные «масонские» силы, а сверхумные компьютеры, ответственные за национальную безопасность. Покумекали они между собой – и решили, что с точки зрения глобальной стратегии по защите национальных интересов так будет лучше.



Источник: Ведомости, 01.10.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.

Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.