Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.10.2008 | Музыка

Импровизация на объединение

В Польше проходит 51-й международный фестиваль современной музыки «Варшавская осень»

Хотя середина 50-х и в Польше считалась «оттепелью» и целью организаторов было всего лишь себя показать и на других посмотреть, с самого начала это был больше, чем фестиваль: «Варшавская осень» («ВО»)  не только показывала, но и во многом определяла уровень взаимоотношений искусства (в данном случае- музыкального) и власти в странах «социалистического лагеря». Так, например, в 1972 году  из СССР в последнюю минуту вместо  экспериментатора  Эдисона Денисова  прислали  самого Тихона Хренникова (хотя Денисов таки появился в программе  - под псевдонимом как соавтор коллективного камерного сочинения «Энциклопедия»). А уже в ХХI веке был освистан и обозван «соцреалистическим» концерт не кого-нибудь, а  живого классика польской музыки Кшиштофа Пендерецкого.

По политическим причинам ежегодный фестиваль два раза отменяли - в 1957 и в 1982 году. Поэтому и юбилейное 50-летие «ВО» отмечали фактически дважды - в 2006-м и 2007-м году.

Так что во второе свое пятидесятилетие «ВО» фактически вступает только в этом году. И продолжает искать свое место в музыкальном мире: по крайней мере, с точки зрения  этногеографии. Если 2005-й год был «годом России», а заодно и всего, что восточнее, то фестиваль этого года можно было бы назвать испаноязычным – кроме собственно испанских авторов и  исполнителей, широко представлена вся Латинская Америка и примкнувшие к ним страны романских языков (Румынский ансамбль «Профиль», итальянский «Темпо   Реале»).

Фестиваль, осваивающий самые экзотические территории (например, фабрику плетеной мебели, уже ставшую благодарят "ВО" модным культурным центром, и даже ликеро-водочный завод) начался обязательным симфоническим концертом в зале Варшавской филармонии. Это было выступление Национального филармонического оркестра, хора и солистов – органиста Аркадьюша Бялица, Томаса Блоха (на раннем электроинструменте «волны Мартено») и испанского певца Арканхеля.

В программе фестиваля сразу бросается в глаза отсутствие «свадебного генерала» – кроме всего прочего и потому, что в Восточной Европе определенно происходит смена поколений: молодые композиторы годятся современникам первой «оттепели» 50-х годов во внуки, но явных лидеров среди них нет. 

Ясно также, что искать их надо среди тех, кто, по крайней мере, на прикладном уровне владеет музыкально-компьютерными технологиями. Одного оркестра в XXI веке уже определенно не хватает. Но нет правил без исключений: открывававшее «ВО-08» сочинение молодого поляка Войчеха Видлака оказалось более чем достойным: не впадая в крайности постмодернизма или новой простоты, автор инструментальной пьесы с солирующим органом (и непереводимой игрой слов в названии – что-то вроде «Воземление» – вместо «Воскресение») достойно продолжил линию классика Витольда Лютославского, твердо державшегося «золотой середины» между проверенным мэйнстримом и экспериментаторством. Явно со значением была выбрана и оратория Uaxuctum  Джачинто Шелси – итальянского отшельника, с никому до него не известной стороны подошедшего к музыке Востока. Увы, молодой дирижер Кшиштоф Урбаньски с хором не справился – и оратория о мифическом городе майя, который был разрушен до основания самими строителями прозвучала не так эффектно и многозначительно, как на то явно рассчитывали организаторы. Зато с блеском прошли кантата «А что после смерти…» испанца Маурисио Сотело для певца-фламенко(!) и оркестра. Любопытная уже на уровне концепции, кантата в исполнении цыганского фламенкиста Арканхеля  и в самом деле произвела сочетанием нововенского письма (в духе Альбана Берга) с андалузскими фиоритурами такое впечатление, что и на раннюю субботнюю встречу с композитором и два других его концерта(соответственно с гитарой фламенко и с индийскими барабанами)  собралось много любопытствующих.

А «симфоническая поэма» Мексиканца Чапела – это непритязательная программная музыка (с комиксом вместо текста), вроде «Пети и Волка» Прокофьева, только вместо сказки – перипетии футбольного матча, на котором однажды мексиканцам удалось выиграть у самих бразильцев.

Из первых ночных концертов запомнилась классика ХХ века – редко исполняемые (потому что – трудные) органные «Медитации на тайну Святой Троицы» Оливье Мессиана в безупречной интерпретации шведа Ханса-Олы Эрикссона, а из утренних – выступление вроцлавского камерного оркестра Leopoldinum (Вроцлав как  культурный центр начинает конкурировать с самим Краковом).

Leopoldinum с фортепианным дуэтом им. Лютославского осмелились исполнить  компьютерную партитуру Цезары Духновского «Действительность в оконной раме», в которой генеральные паузы звучали чуть ли не дольше самих электроакустических звуков.

Второй раз приезжал в Варшаву ансамбль, имеющий прямое отношение к России Seattle Chamber Players. Его программный директор – москвичка Елена Дубинец, музыковед, автор нескольких книг, скрипач Михаил Шмидт -  тоже из Москвы. И в Варшаве сиэтлцы были первый раз в 2005 именно с русской программой. На этот раз, в соответствии с направленностью фестиваля Лора де Люка блестяще реализовала на бас-кларнете (и с приглашенным литовским перкуссионистом) графическую партитуру «Бора-Бора» для двух исполнителей и электроники еще одного выпускника Московской консерватории, эквадорца Хорхе Кампоса, прозвучавшую лучше и «джазистее», чем на московской премьере в программе фествиаля «Альтернатива» 1996 года. Принимали так, что ясно становилось: вопреки предсказаниям технотронная музыка уже не устаревает вместе с появлением новых технологий. А польскую составляющую программы сиэтлцев представляло Cascando для голоса и ансамбля на лирические (!) стихи Сэмюэла Беккета в авторском исполнении вокалистки Агаты Зубель, одну из первых своих премий получившей в Москве на конкурсе  молодых композиторов им. Юргенсона. Cascando, между прочим, положено на музыку уже дважды - американским электронщиком-изобретателем Чарльзом Доджем и композитором из Познани Лидией Зелиньской.

На «ВО» нет недостатках в грандиознывх идеях: один недавний фестиваль заканчивали всеми четырьмя симфониями Втольда Лютославского, и достаточно сказать, что окрестром управляли два дирижера по очереди.

В 2006-м году, когда должна была бы быть 50-я «ВО», избранные премьеры из 48 предыдущих фестивалей с 11 утра до 11 вечера играли 19 струнных квартетов. Прошлогодний, пятидесятый, фестиваль закончился еще более эффектно: к уже однажды  завершавшим его экуменистским «Страстями  по Иоанну» Софии Гоубайдулиной добавили еще и польскую классику - известную  «Заутреню» на православный канонический текст  Кшиштофа Пендерецкого.

А в этом году ожидается нечто совсем труднопредставимое: в контркультурные 60-е годы возмутитель спокойствия Карлхайнц Штокхаузен составил из радиозаписей и своей электронной музыки двухчасовой коллаж «Гимны» с надеждой на то, что, что рано или поздно  «народы, распри позабыв, в единую семью объединятся». На этот раз уже довольно известный  польско-немецкий молодежный оркестр (дополненный оркестрантами из других стран) в развитие штокхаузеновской утопии будет импровизировать под  его звуки  из многоканальных громкоговорителей. Блажен, кто верует…



Источник: "Время новостей" № 178, 26.09.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Мрачные страницы академической музыки

Автор не претендует на глобальное исследование, а лишь с иронией рассказывает о мрачных фактах из мира академической музыки. Вся книга построена на небольших эссе в пару страниц, где Рейборн описывает разнообразную бесовщину и прочие странности из жизни композиторов. Тут тебе обоснование почему нельзя писать больше 9 симфоний, как скончаться с гангреной из-за дирижирования и куда делась часть Бетховена после его смерти.

16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.