Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.09.2008 | История / Общество

Ядерное лето

На долгие годы Япония стала одной из самых миролюбивых стран мира

Это должны были быть Хиросима и Кокура. Американцы долго выбирали цели для ядерного удара по Японии. В предварительном списке фигурировал даже Киото с его многочисленными памятниками, но в итоге США решили проявить уважение к японской культуре. Судьбу бывшей императорской столицы определила сентиментальность — один из чиновников, ответственный за выбор цели, когда-то провел свой медовый месяц в Киото.

В Кокуре же не было достопримечательностей, зато находился арсенал японских вооруженных сил. Именно по направлению к этому городу утром 9 августа 1945 направился бомбардировщик B-29 с «Толстяком» (кодовое название атомной бомбы) на борту. 9 августа должно было стать днем смерти для большинства жителей Кокуры, но вместо этого стало вторым днем рожденья. Над Кокурой в тот день было облачно, поэтому, прокружив два часа над городом и истратив почти весь запас горючего, самолет взял курс на Нагасаки. Здесь тоже было пасмурно, но в 11.01 утра пилот увидел через просвет в облаках цель.

Для некоторых обитателей города это была уже вторая ядерная бомбардировка за три дня — именно в Нагасаки эвакуировали часть уцелевших после первой атомной атаки на Хиросиму.

Ученые и историки до сих пор спорят о том, были ли обоснованны эти бомбардировки. Согласилась бы Япония на безоговорочную капитуляцию, если бы не столь явная демонстрация силы и готовности ее применить со стороны США? Как долго бы шла война? Сколько бы она унесла еще жизней?

У истории не бывает сослагательного наклонения, поэтому однозначного ответа на эти вопросы найти невозможно. Важно другое: Хиросима и Нагасаки все равно рано или поздно случились бы, просто назывались бы они по-другому. Например, Сеул и Пхеньян. Или Ханой и Хошимин. Генералы, заказавшие ядерное оружие, и ученые, его сделавшие, должны были найти ему реальное применение, без этого их работа не была бы доведена до конца.

Сегодня кажется, что Япония заплатила Хиросимой и Нагасаки за те страдания, что она принесла своим соседям во время Второй мировой войны. Этот опыт был главным вкладом Японии в послевоенное устройство мира, значение которого стало понятно лишь десятилетия спустя.

Счастливый город

До 6 августа 1945 года жители Хиросимы думали, что им невероятно повезло. Обитатели Нагасаки считали так вплоть до 9 августа. Оба города почти не бомбили во время регулярных рейдов американских бомбардировщиков над территорией Японии. Жители еще не знали, что их готовят на роль лабораторных крыс, но японские власти подозревали неладное.

В июле 1945−го Хиросиму начали эвакуировать, за три недели население города сократилось с 370 до 250 тыс. человек. Оставшиеся как могли готовились к возможным авиаударам. По всему городу создавались противопожарные полосы, люди укрепляли собственные дома и объекты инфраструктуры. Рядом с Хиросимой находилось озеро, над которым американские бомбардировщики группировались перед атакой на другие японские города, поэтому воздушные сирены звучали здесь постоянно, но самолеты старательно облетали город стороной. Утром 6 августа сирена взвыла один раз, потом прозвучал сигнал отбоя. К городу летели лишь два самолета, поэтому японские противовоздушные силы даже не пытались им воспрепятствовать. Когда бомбардировщики Enola Gay и Great Artist в сопровождении самолета с фотографом появились в небе над Хиросимой, им никто не мешал…

В Нагасаки все прошло по тому же сценарию. Снова сирена, и снова отбой. Силы противовоздушной обороны решили, что американцы просто проводят рекогносцировку на местности.

За одну минуту до бомбардировки с вспомогательного самолета на Нагасаки было сброшено письмо известному японскому физику-атомщику Рукоши Сагано, в котором его призывали убедить японское правительство капитулировать, чтобы не допустить дальнейших разрушений.

Несмотря на не самый надежный способ корреспонденции (вместе с атомной бомбой), это письмо, подписанное тремя американскими физиками и бывшими коллегами Сагано, нашло адресата месяц спустя.

Счет продолжается

Нагасаки и Хиросиму очень хорошо подготовили к ядерному взрыву. Из-за того, что до этого города практически не были затронуты войной, ущерб можно было оценить с точностью до одного здания. В Хиросиме были уничтожены или повреждены 90% всех построек, в Нагасаки разрушений было меньше — сыграл свою роль природный рельеф города, значительная часть которого была отделена от эпицентра горой. В двух бомбардировках на месте погибли около 150 тыс. человек, еще примерно столько же умерли от ран, ожогов и радиации к концу 1945 года.

Когда бомбардировщики Enola Gay и Great Artist в сопровождении самолета с фотографом появились в небе над Хиросимой, им никто не мешал

С тех пор список жертв бомбардировок пополняется на несколько тысяч человек каждый год: почти каждый находившийся в зоне действия бомбы получил то или иное заболевание. Точное число жертв подсчитать невозможно — многие беженцы из Хиросимы умерли через несколько лет после трагедии, так и не поняв, что стало причиной их ухудшающегося самочувствия. Даже ученые тогда знали о радиации довольно мало, не говоря уже о медицинском персонале в японской глубинке.

В Японии для переживших бомбардировку придумали специальный термин — «хибакуси», или «люди, попавшие под воздействие ядерного взрыва». Согласно законодательству, к хибакуси относят четыре категории пострадавших: тех, кто находился на расстоянии нескольких километров от эпицентра во время взрыва; тех, кто побывал на месте бомбардировок в течение двух недель после взрывов; попавших под ядерный дождь; а также детей, рожденных женщинами, во время беременности оказавшимися на зараженной территории.

На 2007 год в Японии проживало около 270 тыс. хибакуси, чей средний возраст составлял 70 лет — долголетие, которому могли бы позавидовать многие не-хибакуси из других стран мира.

Ногами к эпицентру

Один из уроков Хиросимы состоит в том, что при ядерной бомбардировке можно уцелеть, даже находясь в непосредственной близости от эпицентра. Как правило, люди помнят яркую вспышку, а затем жаркую ударную волну, которая переворачивала и крушила все вокруг них. У каждого своя история выживания. Кто-то работал в саду, кто-то завтракал, кто-то читал газету или спал. Или гулял. Занимался любовью, наконец.

Ядерный взрыв был похож на землетрясение, которым в Японии никого не удивишь и которое застает тебя тогда, когда ты к нему готов меньше всего. Жар проникал сквозь одежду, от взрывной волны вырывало из суставов руки и ноги. У тех, кто находился на расстоянии нескольких километров от эпицентра, была пара секунд на одно движение, которое могло спасти (и часто спасало) жизнь.

Танимото и Мацуо — их история описывается в известном документальном романе Джона Херси «Хиросима» — яркая вспышка застала в дверях дома. Танимото спрятался за двумя камнями в саду, выжил и стал одним из главных героев книги. Мацуо бросился в дом под кровать и… так и остался второстепенным персонажем. Ни одному из них никогда не рассказывали, что делать в случае ядерного взрыва, каждый следовал инстинкту самосохранения.

«В случае ядерного взрыва ложитесь ногами к эпицентру» — в мои школьные годы одна из самых смешных сентенций старины Глускера, нашего учителя по Основам безопасности жизнедеятельности.

«В белых тапочках», — всегда добавлял кто-то. Здесь все звучало неправдоподобно: и сама возможность ядерного взрыва, и то, что в этом случае имеет смысл хоть что-то делать. Для моего поколения атомная бомба стала синонимом тотального разрушения, конца света, на фоне которого любые мускульные усилия казались бессмысленными и избыточными. Если бы на уроках ОБЖ нам рассказывали о тех, кто выжил в Хиросиме и Нагасаки, я бы относился к этой информации по-другому.

Мирный атом

В Токио поняли, что произошло, лишь спустя шестнадцать часов после атаки на Хиросиму — из сообщений американского госдепартамента. Первые часы в японской столице просто отказывались верить «слухам» о чудовищных разрушениях — до того, как с чрезвычайным сообщением с места трагедии вернулся посланный на рекогносцировку офицер вооруженных сил.

Дальнейшие события — вторая атомная бомбардировка и угроза следующих (американцы планировали еще несколько вылетов на вторую половину августа и начало сентября) — способствовали безоговорочной капитуляции Японии. В своей декларации император Хирохито сделал специальное упоминание в отношении ядерного оружия: «Неприятель сегодня обладает новым ужасным оружием, которое способно убивать множество невинных граждан и наносить неисчислимый ущерб. Если мы будет продолжать сражаться, это приведет не только к коллапсу японской нации, но и к уничтожению всего человечества».

Япония, внушавшая ужас своим соседям, закончилась, на ее месте рождалась новая, и какой она будет, не мог предсказать никто.

Хиросима и Нагасаки произвели удивительный эффект, превратив Японию из дворового хулигана в пускающего слюни отличника. Вместо того чтобы озлобиться на окружающий мир за то, как он с ней обошелся, Япония приняла эту трагедию и сделала все, чтобы она больше не повторилась нигде.

На долгие годы Япония стала одной из самых миролюбивых стран мира. В 1967 году японское правительство приняло доктрину «трех безъядерных принципов»: не владения, не производства и не внедрения. Уже в следующем году Япония пообещала всецело бороться за развитие мирного атома и против распространения ядерного оружия. Японские власти делали это во многом под давлением общественного мнения, которое решительным образом пресекало все попытки японских политиков заикнуться о возможности изменения ядерной доктрины.

Во многом усилиям Японии мы обязаны тому образу, который атомная бомба имеет в наши дни, и табуированию использования ядерного оружия, даже в небольших количествах.



Источник: «Эксперт» №30 (619),28 июля 2008,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!