Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.06.2008 | Кино

Военный парикмахер

У льва иудейского есть три позорных слабости: мини-шорты «покажи яички», Мэрайя Кери и самая ужасная — волосы

Бородач Зохан (Адам Сэндлер) — неуязвимый супермен из Моссада, способный отжиматься без рук, ловить задницей гранаты и чуть ли не ходить по воде.

Но у льва иудейского есть три позорных слабости: мини-шорты «покажи яички», Мэрайя Кери и самая ужасная — волосы.

Ночью, после очередной ликвидации, Зохан тайком вытаскивает из-под кровати фотоальбом студии Пола Митчелла образца 1986-года (с начесами! с мелированием!) и щелкает, щелкает, щелкает ножницами над фото. Наконец, не в силах больше сопротивляться страсти, Зохан инсценирует собственную смерть и улетает в Нью-Йорк, стричь и брить. Из салона Митчелла его гонят сразу же после слов «блеск и объем», но после серии злоключений (включающих нападение на шиньон и дезактивацию ребенка) Зохан находит приют в еврейской парикмахерской Бруклина — правда, на палестинской стороне улицы, в салоне арабской красотки Далии. Привлеченные тестостероновыми выбросами нового мастера, в кресло к нему сползаются все окрестные старушки. Но судьба, разумеется, подготовила Зохану подарок помоложе.

Комедия с самыми невыносимыми комиками Америки, Сэндлером и Робом Шнайдером (выкрашенный автозагаром Шнайдер играет палестинца, у которого захватчики угнали — кого? — правильно, козу) написана выдающимся юмористом Джудом Апатоу — правда, в соавторстве с тем же самым Сэндлером. Поэтому, кроме всякой дури вроде Джона Туртурро, строгающего шаурму дамасским клинком (Туртуро в красном шарфе и трениках играет безрадостного палестинского супергероя Призрака), или Сэндлера, показывающего фокусы с задницей, тут есть буквально две, но гениальные, уровня Беккета, сцены.

В одной Зохан мило играет с земляком в сокс персидским котом, беседуя о чем-то высоком, вроде телок или торговли электроникой. В другой, почти пятиминутной, трое ряженых палестинцев с совершенно чеховскими паузами диктуют друг другу телефонные номера, как бы на арабском. Все остальное — ковровая бомбардировка шутками на тему пляжной моды, идише момме и хумуса (кокетливо политкорректный заменитель мацы).

Другое дело, что все свои обычные глупости Сэндлер тут произносит с феерически похабным израильским акцентом, да еще и постоянно соскальзывая на идиш. В оригинальной версии этого вполне достаточно, чтобы ухохатываться два часа подряд. Русскую спас бы дубляж актерами сериала «Ликвидация». Но надежды на такое решение вопроса, как вы понимаете, не больше, чем на мир на Ближнем Востоке.



Источник: TimeOut, 30 мая 2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.02.2019
Кино

Тифлокомментарии — что это и зачем.

Слушайте подкаст о тифлокомментариях: "Человек всегда в первую очередь обращает внимание на то, что он видит. Однако для слабовидящих и незрячих людей звуки - это основной источник информации, в том числе и в кино. А один из главных инструментов для того, чтобы это кино смотреть (да, незрячие люди так и говорят: "смотреть") - это тифлокомментирование".

Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.