Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.06.2008 | Кино

Разлетался тут

ММКФ уверяет себя и нас в том, что Голливуд наконец-то осознал значимость российского кинорынка

Серьезный фестиваль открылся типично летним голливудским хитом с бюджетом в сто пятьдесят лимонов зеленью. С одной стороны, это странно. С другой — ничуть. Ведь даже высоколобые Канны и те регулярно пропагандируют то новые «Звездные войны», а то и вовсе «Годзиллу». ММКФ гордится, что ему отдали «Хэнкока» за две недели до начала общемирового проката. Уверяет себя и нас в том, что Голливуд наконец-то осознал значимость российского кинорынка.

И где ваш Уиллис?
Как ни удивительно, Уилл Смит, по-прежнему воспринимающийся как комик, сыграл не меньше крепких орешков, чем, например, Брюс Уиллис. Вспомним две части «Плохих парней», две – «Людей в черном», «Я, робот», «Я – легенда», «День независимости», «Дикий, дикий Запад», «Врага государства» и т. д.

Оптимизм не лишен оснований. Ведь специально для России переделана даже афиша «Хэнкока». Если на американской в очках главного персонажа отражаются небоскребы Лос-Анджелеса, то на российской — Спасская башня и собор Василия Блаженного. Для контраста напомню, что всего-то три года назад ММКФ страстно добивался права показать на церемонии закрытия «Войну миров» Спилберга. Так Голливуд не разрешил! Причем премьера «Войны миров», что выглядело слегка оскорбительным для фестиваля, была устроена в том же «Пушкинском», что и церемония закрытия ММКФ, но через два дня.

Показ «Хэнкока» именно на фестивале резонен еще и потому, что это фильм на очень актуальную тему.

Мы-то ошибочно думали, будто в Голливуде одна такая тема — конец света. Но если учесть, что на следующей неделе выходит голливудский «Особо опасен» Тимура Бекмамбетова, то становится ясно, что таких тем две. Вторая — проблема суперменов.

Летающий стожильный Хэнкок, которого изображает Уилл Смит, отличается от прочих суперменов — Бэтмена, Человека-паука, Микки-Мауса etc. — тем, что он непросыхающий алкоголик. И что, творя добро (ловя, например, преступников, удирающих от полиции), слегка неряшлив — не обращает внимания на здания, автомобили, яхты и всякий раз наносит городу и гражданам большой финансовый ущерб. В итоге это первый супермен, которого все не любят, требуют посадить в кутузку и называют не иначе как asshole (авторы русского дубляжа проявили изощренность, ни разу не повторившись в переводе ругательства). Это вызывает ответное непонимание. Хэнкок не может уяснить саму суть претензий к себе.

Лучшая шутка из фильма — это когда кто-то кричит ему в лицо: «Да от него перегаром несет за три версты!» «Естественно, я ведь пил», — изумляется Хэнкок.

Самая актуальная проблема фильма: дело — ничто, имидж — всё. Хэнкок обретает любовь граждан лишь тогда, когда решает следовать советам PR-агента. Пока развивается этот конфликт (собственно, пока Хэнкок продолжает пить), фильм забавен. Ему прощаешь даже такие огрехи, как неистребимость одежд Хэнкока, не пробиваемых никакими гранатометами, хотя если сам он бессмертен, то одежды явно смертны. Но едва начинается лабуда на тему, откуда Хэнкок взялся, что-то там про богов, которых некогда создали парами, теряющих силу и бессмертие, если они оказываются слишком близки друг к другу, впадаешь в уныние. В него, похоже, впали и создатели фильма, сумевшие растянуть сюжет лишь на 90 минут, что для голливудского хита мало.

Впрочем, во время закрытого показа для фестивальной прессы, устроенного в кинотеатре «Ударник», преодолеть уныние помогли впечатления собственно от сеанса.

Были приняты, что называется, беспрецедентные меры безопасности. Журналистов заставили сдать мобильники. Потом впустили в зал, потом почему-то заставили выйти. На входе сумки проверял (правда, лениво и нелюбопытно) натуральный охранник из Голливуда. Во время сеанса зал буравили биноклями ночного видения сразу несколько охранников в костюмах с галстуками — всё для того, чтобы никто не списал фильм с экрана.

Интересно: что, памяти телефона действительно хватит на то, чтобы записать целый фильм? И неужели качество получится таким, что Уилли Смита можно будет отличить на «пиратке» от той же Шарлизки Терон?



Источник: Ведомости, №112 (2134), 20.06.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.

Стенгазета
26.02.2020
Кино

Не квиром едины

История Маши и Ии – история абьюзивных отношений во времена, когда этот термин еще не знал каждый подросток. В них первая давит, манипулирует и принуждает. А привязанность Дылды от этого только крепнет, она сродни первобытному животному чувству. И это тоже следствие войны, которая научила, что за дорогое тебе (будь то жизнь или человек) нужно цепляться.