Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.05.2008 | Общество / Телевидение

Проект введения единоутробия

Под балаганной наружностью просматривается сверхзадача

Замдиректора телеканала «Россия» Александр Любимов известил на днях публику о начале нового грандиозного проекта, долженствующего развить успех фильма архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок», который, по оригинальному выражению бывшего телеведущего и сущего теленачальника, «просто "взорвал мозг" русской интеллигенции».

Открытие отца Тихона, оказывается, в том, что он «провел своеобразный лексический эксперимент, заменяя, скажем, слово "князь" на "олигарх", а "казна" — на "бюджет". Так — фактически случайно — был найден телевизионный способ актуализировать историю — не переписывать ее, а участвовать в историческом процессе». Тирада эта, безусловно, свидетельствует о принадлежности Александра Любимова к тому скорбному на голову сословию, сознание коего претерпело непоправимые деформации под влиянием безграмотных бредней отца Тихона (характерно, что в одном ряду с этим «просветителем» упоминаются изобретатель «новой хронологии» Анатолий Фоменко и первооткрыватель «кода да Винчи» Дэн Браун). До такой степени, что потеряло дар смысла и не ухватывает разницы между князем и олигархом.

Точно ли это сословие следует называть русской интеллигенцией, предоставим решать психиатрам и социологам. Тем не менее, «участие в историческом процессе» доступно теперь всякому желающему.

Разумеется под ним возможность проголосовать на специально устроенном для того сайте за одного из 500 персонажей, памятных в русской истории, список которых заботливо изготовили сотрудники Фонда эффективной политики Глеба Павловского и академического Института российской истории Андрея Сахарова. По итогам этого голосования в День России 12 июня будет объявлен первый «шорт-лист» из 50 имен. Затем обо всех пятидесяти «будут ежедневно передачи на «России», «Культуре», «Спорте», «Маяке» и на Российском информационном канале «Вести»», также сопровождающиеся голосованием. В результате этого второго тура определятся 12 финалистов для теледебатов, которые пройдут осенью, «в лучшее эфирное время», на телеканале «Россия» под председательством вездесущего Никиты Михалкова. Конечная цель — установить того единственного, которого «Имя Россия». (С какого языка калька название проекта, и, по-видимому, не только название, пусть скажут люди более нашего сведущие в лингвистике и телезакулисье. Но характерно, что так по-русски не говорят, а учредителей это нисколько не смущает.)

Список соискателей, вывешенный на сайте, производит, надо сказать, диковатое впечатление. Прежде всего ввиду очевидной неслиянности стилей двух главных исполнителей. Академический институт и креативщики телеканала (или ФЭПа?) изображают образцового тяни-толкая. Внешне это проявляется в том, что академически-энциклопедические биографические справки снабжены канальскими остряками ерническими надзаголовками-слоганами. Если ленивая публика не поглядит в справку, а будет голосовать, исключительно руководствуясь слоганами, результаты могут получиться самые неожиданные. Натужно вышучиваясь, креативщики пользовались самым незамысловатым приемом — представляли персонажа второстепенными деталями.

Тут, к примеру, Александр Пушкин — «Основатель русского литературного языка. Отец четверых детей». Николай I прославился лишь тем, что «заплатил все долги Пушкина», а «Александр I Победитель Благословенный: испытывал угрызения совести за санкционированную смерть отца».

О величайшем в отечественной истории дипломате Александре Горчакове сказано просто — «Одноклассник А. Пушкина». В списке претендентов на «Имя Россия» значатся в числе прочих «полевой командир» Емельян Пугачев и «звезда шансона» Булат Окуджава. «Лексический эксперимент» отца Тихона продолжен в слоганах до логического завершения. Князь Олег, вооруженной рукой соединивший в 882 году под своей властью Новгород и Киев, оказывается, «впервые применил практику слияния и поглощения».

Известно, однако, что логическим завершением такого рода игр с осовремениванием истории становится представление, будто во все времена все было «как сейчас» и все были такие же «козлы и пидарасы». По большей части слоганы эти обнаруживают с ослепительной наглядностью не только дурной вкус, но и стерильное невежество восторжествовавшей ныне фракции «телекриэйторов». Неистовый Виссарион Белинский представлен как «идеологический оппонент Достоевского», тогда как при жизни критика Федор Михайлович вполне и даже с энтузиазмом разделял убеждения товарища по кружку и отошел от них гораздо позднее, когда Белинский уже давно сошел в могилу и даже сочинения его утратили всякую актуальность.

Генерал Петр Врангель аттестован как «русский барон», тогда как никаких русских баронов в природе не водится и титул этот всегда иноземного пожалования — вождь белого движения, в частности, принадлежал к почтенному шведскому роду. Борис Годунов представлен как «нелегитимный царь», хотя тут же ниже академическая справка начинается словами «избран земским собором». Григорий Потемкин вовсе не «придумал метод декорирования, известный как "Потемкинская деревня"», сие есть измышление многочисленных недоброжелателей неутомимого князя, который, правду сказать, врагов нажил много, ибо был «ндравен» и вспыльчив. Генерал от кавалерии Фердинанд Винцингероде в 1812 году действовал с малым отрядом — по тогдашнему «партией», прикрывая дорогу на Петербург, но отродясь не бывал «организатором партизанского движения». А проповедник нищей, но властной церкви Нил Сорский, разумеется, не был «автором лозунга "кто не работает, тот не ест"»…

Никакого специального умысла в этих диких «шапках», впрочем, не прозревается. Одно только натужное стремление к «оживляжу» любой ценой. Не прозревается в этой торопливой поделке даже и элементарной последовательности.

Если уж все «шапки-характеристики» ернические, то не читать ли иронически и характеристику Александра Невского — «великого дипломата и полководца, защитника русской земли и православия»? И хотя в иных слоганах мнится попытка неуклюжей идеологической манипуляции, но и они скорее всего — результат полного отсутствия «сведений образованности» и такта. К примеру, проклявший советскую власть и принявший от нее мученический конец святой Тихон назван «первым советским патриархом». Серго Орджоникидзе, как гласит телевизионная вывеска, «не выдержав массовых репрессий, покончил жизнь самоубийством». Почему избрана эта межеумочная хрущевская версия, бог весть. В официозно-сталинской редакции Орджоникидзе умер от сердечного приступа, но старые партийцы, знавшие дело не по документам, все поголовно были убеждены, что «друг Коба» помог «другу Серго» оставить грешный мир.

Отчасти в диковатом виде списка номинантов явно повинны и «академики», давшие по институтской традиции большую фору советским героям. В результате в список наряду с подлинно крупными лицами попали вполне достойные, но совсем в другую меру персонажи советского военного пантеона. Странно все-таки ставить в один ряд государственных мужей, долговременно формировавших траекторию движения страны, вроде Петра Великого и Сергея Витте, и людей одного поступка, вроде «героя камикадзе» Виктора Талалихина и Зои Космодемьянской.

При этом персонажи первой величины, к которым советский официоз был неблагосклонен, в списке вовсе отсутствуют. В том числе и такие, с которыми во всем мире ассоциируется собственно русский вклад в мировую интеллектуальную копилку. Нет здесь ни теоретика анархизма Михаила Бакунина, ни экономиста Николая Кондратьева, ни зачинателя современной социологии Питирима Сорокина. Зато почему-то (видимо, по лужковской квоте) наличествуют многолетний тренер киевского «Динамо», одесского «Черноморца» и донецкого «Шахтера» Валерий Лобановский и Богдан Хмельницкий («великий русский среди малороссов»), которых украинцы, пожалуй, добром в русские герои не отдадут.

Казалось бы, шут с ним, с этим телевизором, давно уже его порядочные люди смотреть перестали. Да и прямо сказал же Александр Любимов, что все это игра, хотя и с «политическими, нравственными и познавательными полутонами».

Однако под балаганной наружностью просматривается сверхзадача, которая в случае успешного исполнения может нанести отечественному историческому сознанию и политической культуре тяжелый ущерб.

В современных преуспевающих обществах допускается реальная конкуренция решений, в том числе и относительно стратегических проектов будущего. В этом, собственно, и состоит главное условие, обеспечивающее преуспеяние. Сторонники разных проектов будущего, естественно, имеют разных героев-предтеч в прошлом. Избрание единого персонажа, символизирующего собою эталонное достоинство русскости, подобно попытке задним числом произвести всех российских граждан от одного духовно-идеологического корня. Или, точнее, поскольку в роли животворящего корня неизбывно фигурирует у нас властная вертикаль — из одной порождающей утробы. Порождающей якобы чохом всех россиян: поэтов и жандармов, политзеков и чекистов, почвенников и западников, либералов и социалистов…

Проект Козьмы Пруткова «О введении единомыслия в России» нынешней нашей властью успешно реализован. Но такое впечатление, что ей достигнутого единомыслия уже недостаточно или она сие единомыслие почитает недостаточно прочным и жаждет подкрепить его рационально неоспоримым и неопровержимым «единоутробием».

Только в этом смысле можно трактовать слова Любимова, будто затеянные исторические выборы — «настолько большой и масштабный проект, что конкурирует за эфирное пространство с политической реальностью».

Но утверждение такого тотального идеологического единения вновь надолго отдалит для России достижение вроде бы искомого правового и открытого общества. Открытого вызовам будущего и потому бережно хранящего память о разных героях прошлого, которых прихотливая история может самым неожиданным образом «актуализовать».

P.S. Шустрая наша телевизионная братия — и не уследишь. В два дня, пока писался и вывешивался этот текст, антураж на сайте заметно изменился. Самые непристойные ернические слоганы заменены обтекаемо-ватными "рыбами". Кто не успел к началу проекта, уже и не поверит, что Александр III числился "самым пьющим российским императором". Александр I теперь просто "взял Париж", а Белинский сделался просто — "гражданин". Приятно сознавать, что наши телевизионщики хоть отчасти отзывчивы на пожелания публики. Но судя по тому, что все отмеченные нами слоганы-идеологемы уцелели, существа дела это не меняет.



Источник: "Ежедневный журнал", 21.05.2008,








Рекомендованные материалы



Приход охранника на государственные похороны

Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» — а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать. Однако как тут обеспечить комфорт, позвольте спросить, когда сегодня в Доме журналиста собираются люди, которые президента не очень, мягко говоря, любят.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.