Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.05.2008 | Арт

Старьё берем

У Терхи Хейно в ход идет все, что попадает ей на глаза

Хотя между Россией и Финляндией пролегает общая граница, искусством наших соседей мы, честно говоря, не избалованы. Финские видеоартисты иногда прибывают на разного рода фестивали и ярмарки совремнного искусства, но персональные экспозиции случаются крайне редко. Это досадное упущение было отчасти восполнено выставкой «Время чая» молодой финской художницы Терхи Хейно, состоявшейся в московском музее современного искусства.

Большая часть показанных работ – игра с «мусором» повседневной жизни, с теми вещами, что каждый держит в руках и немедленно отправляет на свалку жизни.

У Терхи Хейно в ход идет все, что попадает ей на глаза  - ошметки луковой шелухи, рыбьи плавники и чешуя, банановые шкурки, высохшие листья салата, фантики, панцири крабов, яичная скорлупа и конечно же, использованные чайные пакетики. 

Из последних можно соорудить практически что угодно – крылья для возвышенных натур, сумки  (с застежками!) для прктичных девушек, превратить пакетики в осенние листья или собрать из них огромное панно. Это самый крупный проект Хейно – панно во всю стену «740 часов», где название тождественно времени, затраченному на заваривание чая каждым из использованных пакетиков. Такое внимание к «мусору» жизни – не столько работа с новыми возможностяти вторсырья, свойственная экологически правильным скандинавам, а художественный акт перевода низкого жанра в высокий. Из отбросов в арт-объект, из мусорного ведра – в область возвышенного. Подобный подход – далеко не новость для искусства 20 века (вспомним хотя бы Курта Швиттерса , Класа Олденбурга и Армана), превратившего мусор в равноправный с привычными техниками материал. Его маргинальный бэк-граунд позволяет беззаботно и смело соединят несоединимое, с улыбкой превращать панцири крабов в фишбургер, банановые шкурки в юбку Джозефины Бейкер, чайные пакетики в птичьи крылья.

Художница сама находит сырье для своих работ и  затем дает ему новую жизнь. Данная техника была выбрана Хейно неслучайно: противостояние машинного-ручного труда для нее решается в пользу человкеа.Сама Терхи Хейно признается, что даже представить себе не может, чтобы ее произведения были созданы из «новых» материалов. Ведь вокруг нас так много вещей, которые можно переработать, что нет необходимости создавать новые.

Диалог смыслов и ассоциации, заключенные в материалах с различными свойствами, личные истории и воспоминания  - вот поле, на котором ведет игру молода финская художница.

Например, во время поездки в Бристоль в музее ложок она увидела марину 19 века, чей колорит напомнил ей тональные переходы на теле рыб. Из этого зрительновго впечатления появился коллажный «Анализ колорита рыбьей чешуи», где на большой лист прекреплены разноцветные рыбьи чешуки, переходящие из одного оттенка в другой. А неожиданно завернувшийся рыбий хвост вполне мог послужить основой для ее инсталляции «Хокусай»,  где повторяющая известный мотив японского мастера волна из рыбьих плавников вздымается над парусником, собранным из того же материала.

Явные паралелли  с эстетикой и приемами сюрреализма и подхватившего часть его идей поп-арта проговариваются о предпочтениях Хейно в искусстве 20 века. Оказываясь же в других смысловых полях, она не всегда удачно ведет игру. Таковы, например, фотографии ее проекта «Катай и копай», созданного в рамках семинара «Искусство снега и пейзажа». Две снежные скульптуры, опознаваемые нашим взглядом как «бабы снежные,обыкновенные» по мнению самой Терхи Хейно созданы двумя скульптурными методами: добавлением и изъятием материала. Вроде бы две кучи снега, но как говорится, в каком дискурсе подашь, так и будут воспринимать.

Единственное видео, переведенное на русский как «Яичная война», посвящено по мнению кураторов теме женской агрессии.

На протяжении десяти минут несколько истерично хихикающих женщин в вечерних платьях и на каблуках бегают по брутальному пейзажу, больше напоминающему заброшенную стройплощадку, и швыряют друг в друга сырые яйца.

В оригинальном финском названии заложено сленговое словцо «Munahaukka»  (яичные хищницы), которым называют определенного рода девушек, которые  охотятся на мужчин. Не без корысти, конечно. Где тут любимый Хейно феменистский рефрен о замалчиваемой роли женщины в обществе не очень понятно, скорее наоборот, прекрасный пол выступает в своей «негативной» красе.



Источник: Теория моды, № 6, 20072008,








Рекомендованные материалы


13.03.2019
Арт

Пламенею­щая готика

Спор с людьми, не понимающими, что смысл любого высказывания обусловлен его контекстом — культурным, историческим, биографическим, каким угодно, — непродуктивен. Спор с людьми, склонными отождествлять реальные события или явления и язык их описания, невозможен.

Стенгазета
05.03.2019
Арт

Человек и его место

После трехчастного исследования прошлых лет про границы человеческого, человеческие эмоции и вопросы травмы и памяти Виктор Мизиано рассуждает о месте. По его мысли место – не точка на карте, это пространство, обжитое человеком и наделенное им смыслом. Иначе – без взаимосвязи с человеком «место» не может быть «местом».