Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.04.2008 | Колонка / Общество

Гнев ряженых

Весь их багаж — книжка Ильина да три-четыре уловки, позволяющее говорить «Отечество»

В день Светлого Христова воскресения православные теленачальники с РТР порадовали сюжетом, преисполненным невиданной любви к ближнему. В итоговой «аналитической» программе «Вести недели» центральное место занимала новость 130-летней давности. Оказывается, именно в этот день известный консервативный публицист Катков опубликовал статью "Наше варварство в нашей иностранной интеллигенции", в которой утверждал, что российская интеллигенция действует в интересах противников России, дабы «русские интересы подчинялись чужим, чтобы мы признавали над собой компетенцию Европы».

Автор сюжета Константин Семин (тот самый, что не так давно вызвал дипломатический скандал, одобрительно высказавшись об убийстве премьер-министра Сербии Зорана Джинджича) уверен, что подобные же настроения характерны для определенной части современной российской интеллигенции. Той, которая «готова низвергать все свое, восхищаясь при этом любой проблеме, которая возникает у России». Как следует из приведенного предложения и из текста в целом автор находится в непростых отношениях как с русским языком, так и с формальной логикой (о хотя бы намеке на порядочность речи нет) и, конечно, ни с какого бока не относится к столь презираемой им части общества.

Материал скроен чрезвычайно просто: с помощью вырванных из контекста цитат, рисующих нам ряд «иностранных» интеллигентов, которые, во-первых, не любили и не любят российское государство, во-вторых, желают ему поражений в постоянном его противостоянии со злокозненным Западом.

Список включает Николая Добролюбова, Александра Герцена, Михаила Бакунина, Александра Городницкого, Юлию Латынину, Матвея Ганапольского, Алексея Венедиктова. За друзей и коллег, оказавшихся в достойной компании, можно было бы только порадоваться, если бы речь не шла о теледоносе.

И лично автор сюжета, и несколько приглашенных им экспертов, включая Наталью Нарочницкую и Виталия Третьякова, не жалеют сил, дабы обличить предательскую сущность интеллигенции. Квинтэссенцией разоблачений можно считать слова Сергея Кара-Мурзы: «Подрывать героические символы — это просто вопрос техники, он в лабораториях современных. Психологическая война отработана досконально. Тут наши интеллигенты ничего не добавили, не изобрели. Им просто дали методики».

Ну а чтобы окончательно смешать с грязью тех, кто имеет наглость думать иначе, чем власти, интеллигенцию вдруг включают в так называемую элиту — обладателей загородных замков и «Бентли», завсегдатаев всевозможных «куршевельских» тусовок. И тут уж слово дают такому спецу по современной элите, как радиоведущий Сергей Стиллавин: «К ним нет уважения у народа, абсолютно. Они смеются над ними. Вот этот сделал новую татуировку — дурачок. А эта себе силикон вставила. Уважения нет. И это передается на все остальное. Это стиль жизни — он имеет влияние, а вот конкретные фигуры — нет. Просто хочется жить, как они. А в сознании людей они живут так — ни черта не делают, но все имеют».

На самом деле ничего нового г-н Семин действительно не придумал. Черносотенцы, большевики, националисты и просто бюрократы вечно ненавидят тех, кто покушается на святость государства, на его мудрость. Они истово и искренне ненавидят тех, кто рискует обсуждать и анализировать решения высшей власти, решения, которые надлежит исключительно восхвалять. И обвинения все те же — предательство национальных интересов, низкопоклонство перед Западом. По понятным причинам, Семин не стал вспоминать ни в высшей степени ярких характеристик, кои давал интеллигенции вождь пролетарской революции, ни об изобретенных Сталиным «безродных космополитах», ни об «абстракцистах и пидорасах» Никиты Сергеевича, ни выдумки об «агентах влияния». Тоже, согласитесь, любопытный ряд получается, в котором теперь займут место Семин и его начальники. У каждого своя компания. У кого — Герцен, у кого — Сталин.

Обо всей этой телегадости, может быть, и не имело бы смысла писать вовсе, если бы не одно обстоятельство. Если исходить из предположения, что появление такого сюжета в главной информационной программе неслучайно, то возникает вопрос: а чего, собственно говоря, они так всполошились?

Ведь следует признать, что усилиями нынешней власти и подчиненного ей телевидения интеллигенция, позволяющая себе роскошь независимых суждений, давно уже не имеет возможности донести свои взгляды до российского народа. Да и сам народ, полностью поглощенный созерцанием людоедов и насильников, истово любящий власть, вроде бы не нуждается в этой интеллигенции. Сотню раз было сказано, что наше общество атомизировалось, что нет ни общественных идей, ни моральных авторитетов, способных оказывать серьезное влияние на общественное мнение. Из-за чего же весь сыр-бор?

Разумеется, нельзя исключать, что сей донос — чей-то ход в той схватке за будущую власть, которая уже которую неделю идет под ковром. Не зря в транскрипте передачи исчезло упоминание об Алексее Венедиктове — очевидно, заказчики сюжета решили, что время для обвинений в адрес главного редактора «Эха Москвы» еще не приспело.

В то же время пафос инвектив в адрес интеллигенции идеально совпадает с суетой, которая наблюдается последнее время в кругу тех, кто подрядился интеллектуально обслуживать «суверенную демократию». Вот «правильные» аналитики собираются на презентацию сборника речей своего гуру и заказчика Владислава Суркова. И начинают истерить. Председатель союза «Свободная Россия» Модест Колеров: «Если интеллигенция не хочет мыслить себя в рамке власти, она ничтожна, она террористична и убога, она деструктивна по отношению к той стране, которая на медные пятаки вырастила ее, и предает свою страну». Директор «Русского института» Сергей Чернышев: «В русском языке интеллект — слово с нехорошим оттенком. Слово «интеллектуальный» отдает извращением в русском языке... Это связано с тем, что интеллект — это часть, которая претендует на целое, а когда часть претендует на целое, это всегда получается некий грех». Ну, еще чуть-чуть — и политологи в штатском начнут рассказывать, куда и за чем тянется рука при слове «интеллект».

И, наконец, сам Сурков о неких темных силах, которые недовольны тем, что Россия «заговорила на своем языке»: «Они хорошо знают, что тот, кто говорит, тот «право имеет», тот формирует реальность.

Если они видят, что какому-то дискурсу предлагается альтернатива, пусть пока жиденькая, не очень внятная, может быть, косноязычная, но есть попытка заявить другое, поговорить о другом, то, конечно, это внушает беспокойство...». Здесь важно то, что сам главный идеолог считает альтернативу, предлагаемую своими соратниками, жиденькой, невнятной и косноязычной.

В конце концов, объявив себя философами, политологами, мыслителями, одним словом, все эти люди, наверное, знают цену своим знаниям и умственным способностям. Весь их багаж — книжка Ильина да три-четыре уловки, позволяющее говорить «Отечество», а иметь в виду «Его превосходительство». Они знают, что где-то рядом живут и работают серьезные ученые. Сколькими бы медалями ни наградили шарлатана, он всегда боится разоблачения. Тем более что заказчики вдруг начали проявлять некую неудовлетворенность. Самое время доказать свою нужность в борьбе с врагами «унутренними». Вот и гневаются ряженые философы.



Источник: "Ежедневный журнал", 29.04.2008,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».