Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.04.2008 | Театр

«Маски» множатся и дробятся

Завершился главный театральный смотр сезона

   

Что касается призов, розданных жюри драматического и кукольного театра, то перед ним, а также перед переговорными талантами его председателя -- профессора Алексея Бартошевича, с его умением всех согласить и все сгладить, -- снимаю шляпу.

Уверяю вас, что нет ничего сложнее, чем прийти к разумному результату в жюри, состоящем из людей разных вкусов, школ, профессий, возрастов и взглядов на жизнь.

Особенно если в конкурсе есть несколько лидеров, каждый из которых имеет ненавистников не меньше, чем сторонников. Тут всегда очень велика вероятность протестного выбора, который, особенно в ситуации закрытого голосования, выводит вперед кого-нибудь явно среднего, но никого не раздражающего. Такое бывало не раз.

В этом году вроде бы обошлось. Среди драматических спектаклей большой формы с самого начала было два явных лидера: «Жизнь и судьба» Льва Додина в МДТ, который поклонники особо ценили за гражданственность, а противники корили за схематизм; и «Живой труп» Валерия Фокина в Александринке -- самый, пожалуй, удачный его спектакль с тех пор, как он пришел в питерский театр. В ситуации, когда награда за лучший спектакль уходила к Додину, казалось бы, единственным вариантом отметить равного ему другого лидера было дать Фокину приз за режиссуру. Но тогда все усложнялось в номинации «Спектакль малой формы», где конкуренция была традиционно больше. И жюри приняло мудрое решение дать спецприз Фокину «за возрождение Александринского театра». И точно,

заслуга нового руководителя Александринки много больше, чем просто удачный спектакль: за несколько лет ему удалось превратить унылую театральную гробницу в самый интересный и современный театр Петербурга,

соединяющий умеренный академизм с экспериментаторством, бурной фестивальной жизнью, постановками западных звезд и т.д., что нынешний мини-фестиваль александринских премьер, прошедший в рамках этой «Маски», вполне убедительно продемонстрировал. К фокинскому спецпризу надо добавить и приз критики, который получил александринский спектакль Андрея Могучего «Иваны», и «Маску» за лучшую сценографию в драме, полученную Александром Шишкиным за ту же постановку. «Иваны» вообще-то шли по ведомству «малой формы», но эта грандиозная мистерия так очевидно не вмещалась ни в какие «формы», что ее странно было даже сравнивать с другими конкурсантами. Так что приз критики, который журналисты, аккредитованные на фестивале, стараются давать спектаклям новаторским, нацеленным на будущее, в этом случае был очень уместен.

В «малой форме» главных лидеров у жюри определенно было два: магнитогорская «Гроза» Льва Эренбурга, прекрасно прошедшая на фестивале, и фаворит прошлого столичного сезона «Рассказ о счастливой Москве» из «Табакерки» в постановке Миндаугаса Карбаускиса. Эти спектакли разделили приз за лучший спектакль (он ушел «Грозе») и за лучшую режиссуру (Карбаускис), к которому добавилась «Маска» за лучшую женскую роль, отданная лучезарной Ирине Пеговой, идеально подходящей для роли Москвы Честновой. Еще одному любимцу публики, спектаклю «Мастерской Фоменко» «Самое важное», кстати пришелся второй спецприз жюри, отданный четырем прелестным актрисам -- Мадлен Джабраиловой, Ксении и Полине Кутеповым и Галине Кашковской, которые главным образом и создают очарование этой постановки Евгения Каменьковича.

Жаль, правда, что в «малой форме» неотмеченным остался негромкий, но точный, с отлично пойманным стилем и прекрасными актерами пермский спектакль «Сиротливый запад», но тут уж ничего не поделаешь -- больше спецпризов не было.

Что касается актерских наград, то здесь в противоположность обычной ситуации главная конкуренция была среди женщин. «Маску», как я уже сказала, получила Ирина Пегова плюс актрисы Фоменко. Но Марина Игнатова, с нервом и тонкой иронией сыгравшая Лизу в фокинском «Живом трупе», и Полина Агуреева, со строгой отстраненностью прочитавшая «Июль» Ивана Вырыпаева, и Татьяна Шестакова с трогательными письмами из гетто Анны Семеновны Штрум («Жизнь и судьба») стоили приза. Тут кому ни дай, все выглядело бы справедливо. У мужчин конкуренция была не такая напряженная, и то, что награду получит Константин Райкин за сыгранную неровно, но с полной отдачей масштабную роль короля Лира в сатириконовском спектакле, можно было предугадать.

В кукольном театре конкурс в этом году был не слишком сильным, и стильная японская сказка питерского Театра марионеток имени Демменни «Волшебное перышко» была справедливо признана лучшей и как спектакль, и как работа художника (Александр Алексеев), что всегда очень важно для кукол. Лучшим режиссером, правда, назвали постановщицу легенды «Небесный аргамак» Гуяну Бадагаеву, хотя спектакль улан-удинского театра «Ульгэр» выглядел не слишком удачным, но жюри, видимо, отметило сам факт этнического шоу с огнем на открытом воздухе, который в Москве показали в парке «Люблино».

Ну и наконец о номинации «Эксперимент» (в которую превратилась бывшая «Новация») -- ее получил удивительный спектакль Дмитрия Крымова и его студентов «Демон. Вид сверху».

Это была единственная награда, сопровождавшаяся восторженными воплями части публики, которая в этот раз почему-то вяло принимала все решения жюри.

Стоящие рядом с крымовской лабораторией в номинационном списке театры «АХЕ» и «Тень» уже имеют по стопке «Золотых масок», а у Крымова она первая. Так что, надо думать, в этот раз за него болели не только зрители, но и друзья-конкуренты, среди которых была и команда его преданных учеников с обаятельным театральным компотом Optimus mundus.



Источник: "Время новостей" № 66, 17.04.2008,








Рекомендованные материалы


02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.

22.07.2019
Театр

Победа над хаосом

На представлении степного цирка «Байконур» из Казахстана, который театр «ARTиШОК» сочинил вместе с инженерным театром AXE, дождь лил с самого начала. Помост выстроили на площади Промышленности прямо рядом с ракетой, что очень подходило космической клоунаде, которую мы увидели.