Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.04.2008 | Книги / Музыка

Книга есть — ума не надо

Вышла первая книга о Сергее Шнурове

На днях в клубе Place и книжном супермаркете "Буквоед" прошла презентация книги Максима Семеляка "Музыка для мужика.

Несмотря на то, что это первый опыт бывшего музыкального обозревателя «Афиши» в большом жанре, у него есть щедрый кредит доверия. Лев Рубинштейн характеризует его как «писателя, притворяющегося журналистом», а Артемий Троицкий считает, что Максим «пишет слишком хорошо, чтобы надолго завязнуть в трясине современной публицистики». Эти суждения более чем справедливы - Семеляк серьезно повлиял не только на способ говорить о музыке, но и на способ осмысливать ее. Его первая книга выходит в обойме музыкального non-fiction, которую затеяло издательство «Амфора», наряду с книгами Артемия Троицкого и Бориса Барабанова.

По словам автора, "Музыка для мужика" написана под влиянием книги Легса Макнила и Джиллиана Маккейна "Прошу, убей меня", которая рассказывает об американском панке и пост-панке и которую господину Семеляку посоветовал прочесть Егор Летов.

Состоят обе книги из частокола высказываний: прямой, хлещущей, нецензурированной речи участников событий, наблюдателей и просто сочувствующих.

Первый директор "Ленинграда" Денис Рубин, например, вспоминает, как Шнур, находясь в витрине на Невском, где вещало радио "Ностальжи" и "Фантом-FM достал из штанов член на потеху зевакам (после чего проект «Фантом-FM» закрылся). Телеведущий Василий Уткин рассказывает о знаменитом выпуске программы "Земля -- Воздух" с "Ленинградом".

Корректор Марфа Хромова-Борисова советует музыку Сергея Шнурова детям, но только не в возрасте от 2 до 7 лет, - когда они бездумно повторяют все, что слышат.

Книга в целом получилась живой и родной речью, незаконченной фразой; меж тем, Сергей Шнуров и время, когда "Ленинград" собирался, выведены в ней исчерпывающе.

Московская презентация в Доме книги на Новом Арбате 8 марта не задалась -- и длилась недолго. В петербургском "Буквоеде" все прошло несколько живее, но аудитория скучала, поскольку не пришел Сергей Шнуров. Через два часа в клубе Place событие обрело-таки смысл. Промо-акция стала просто беседой, к которой располагал кавардак клуба.

В Place поиграла обработки песен "Ленинграда" духовая секция группы "Млад и стар" (поначалу их должен был исполнять всамделишный военный оркестр, неожиданно уехавший на сборы). За каждый вопрос клуб выставлял 50 грамм водки; главные герои Максим Семеляк и Сергей Шнуров тоже внакладе не остались.

Обмен репликами и мнениями длился около часа, после чего Шнур выразил общее настроение: "Хуйня какая-то пошла".

Максим Семеляк и Сергей Шнуров стоически отбивались от вопросов про матерщину, диалектику персонажа и реального человека. Господин Семеляк рассказал, что три года назад задумал книгу диалогов с идеологом "Гражданской обороны", но после его смерти не хочет делать сочинение "Все о Летове" вместо "Летов обо всем". Сергей Шнуров выдавал фразы, которые так и просятся в заголовки интервью, вроде "Книга есть -- ума не надо". В двух словах сказал, что интрига намеченного на 18 апреля концерта "Ленинграда" в "Юбилейном", где сценографию делает знаменитый театральный режиссер-радикал Андрей Могучий, неизвестна и ему самому. В том, собственно говоря, интрига и заключается: группа будет играть, что нарепетируется, а господин Могучий будет создавать свой видеоряд прямо на концерте.



Источник: «Коммесант – Санкт-Петербург», №57, 05.04.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
26.06.2020
Книги

Тёмная супергероика в русской глубинке

Действие комикса происходит в альтернативной России, населённой большим количеством супергероев. Владимир состоит в тайной организации, которая называет себя “Вече”. Название организации не отсылает ни к чему, и, судя по всему, призвано подчеркнуть очевидное - мы читаем русский комикс.

Стенгазета
24.06.2020
Книги

В комнате без света

«Диковинные истории» — это сборник рассказов, написанный аж в 2004 году. При этом кажется, что книга родилась вот-вот: то ли за пятнадцать лет мир почти не изменился, то ли писательнице удалось создать нечто вневременное. Возможно, потому что тут автор вовсю экспериментирует именно со временем