Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.04.2008 | Общество / Путешествия

Стабилизационный режим

Сегодня важнейшей задачей для китайских властей остается успешное проведение Олимпиады

В Китае завершилась десятидневная сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) — первая для депутатов нового, одиннадцатого, созыва. Сессии ВСНП выполняют две важные функции. С одной стороны, они дают возможность китайскому руководству получить формальную публичную поддержку тех или иных предложений и реформ, с другой — позволяют многочисленным региональным и отраслевым лоббистским группам заявить о своих интересах и пожеланиях.

Обычно во время проведения сессии власти стараются избежать появления негативных новостей, но в этот раз вышло по-другому:

февральская инфляция превысила 8%; на борту пассажирского самолета из Урумчи в Пекин были обнаружены уйгурские террористы; тибетские монахи провели крупнейшие за последние двадцать лет акции протеста. В сложившейся ситуации китайские власти использовали платформу ВСНП, чтобы в очередной раз объявить приоритеты социально-экономической политики на ближайшие годы — дальнейшее распространение программ социального обеспечения, вызванное опасениями перегрева экономики сокращение темпов экономического роста до 8%, борьба с инфляцией и улучшение управляемости государственного аппарата.

«Перед Олимпийскими играми лидеры КНР решили сфокусироваться на поддержании стабильности и общественной безопасности любой ценой, у них нет настроения рисковать, поэтому реальных реформ ожидать не стоит», — пояснил в интервью «Эксперту» известный гонконгский эксперт по Китаю, автор монографии «Политика эпохи Ху Цзиньтао» Вилли Лэм.


Реформа аппарата

Главной новостью сессии стала давно ожидаемая административная реформа. Изменения нужны для упрощения и ускорения принятия решений. Сегодня многие департаменты в различных органах власти отвечают за сходные вопросы, что приводит к административной путанице, задержкам и размыванию ответственности. Так, в министерство здравоохранения будет влито управление по продовольствию и лекарствам, что, во всяком случае на бумаге, позволит улучшить контроль над качеством медицинских препаратов и продуктов. После серии недавних скандалов это очень больная тема для китайских властей.

Проект реформы подразумевает создание пяти суперминистерств, которые будут образованы в результате слияния различных ведомств и департаментов. Помимо минздрава речь идет о министерстве промышленности и информации, министерстве транспорта, министерстве людских ресурсов и министерстве по защите окружающей среды, ранее функционировавшем на уровне управления. Кроме того, под эгидой Государственного комитета по развитию и реформам создается специальный госкомитет по энергетике, который будет заниматься обеспечением энергетической безопасности Китая.

На первый взгляд изменения кажутся важными и существенными, но на самом деле реформа оказалась менее радикальной, чем ожидалось. Из-за бюрократических войн новые органы власти получили недостаточно полномочий для эффективной работы.

Госкомитет по энергетике формально не сможет оказывать никакого влияния на политику трех крупнейших государственных нефтегазовых компаний, министерство железнодорожного хозяйства отказалось влиться в суперминистерство транспорта. «Нет никаких гарантий того, что новые суперведомства будут эффективнее нынешних», — говорит Вилли Лэм.

В теории повышение статуса управления по защите окружающей среды должно дать этой организации больше полномочий, но на практике рекомендации экологов вряд ли будут иметь достаточный вес для остановки стратегически важных проектов. Два года назад в Китае объявили о начале расчета «зеленого ВВП», который должен был выявить экологический ущерб от бурного экономического развития страны. Однако эта идея так и не была реализована из-за противодействия со стороны других министерств.

Наконец, из-за протестов со стороны минфина КНР и Народного банка Китая было решено отказаться от создания финансового госкомитета, который должен был взять на себя выработку финансовой политики внутри страны — одного из самых слабых мест китайского экономического планирования.

Возможно, подготовка более серьезных мер может быть начата осенью: китайские власти справедливо опасаются, что административная реформа в краткосрочном периоде приведет к бюрократической чехарде, что только добавит давления на госаппарат в преддверии летней Олимпиады. В любом случае новую структуру правительства вряд ли можно назвать идеальной или окончательной, это признают и сами власти.

Уже сегодня ведутся разговоры о возможном учреждении двух новых суперминистерств — культуры и сельского хозяйства.

В пятницу появилась информация о планах создания министерства по строительству и жилищному хозяйству, которое будет в числе прочего заниматься строительством и распределением социального жилья. В целом значительная часть административных изменений имеет ярко выраженную социальную направленность — китайские власти ежегодно увеличивают расходы на социальное обеспечение и явно заинтересованы в жестком контроле над использованием этих средств.

Мясо и яйца

Главной экономической темой прошедшей сессии вполне ожидаемо стала инфляция. После январских 7,1% в феврале она установила 11−летний рекорд, достигнув 8,7%. В значительной степени это объясняется климатическими катаклизмами начала прошлого месяца, которые привели к перебоям в поставках продовольствия, но китайским властям было важно показать, что ситуация находится под макроэкономическим контролем.

Выступая на одном из заседаний, премьер-министр Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил, что правительство постарается удержать годовую инфляцию на уровне 4,8%. Правда, ряд экономистов считает эту цифру нереальной: например, Credit Suisse предсказывают инфляцию на уровне 6,5%.

Вместе с тем эксперты не ожидают введения каких-то драконовских мер для борьбы с инфляцией. «Скорее всего, дело ограничится очередным увеличением ставки рефинансирования и повышением доли обязательных банковских резервов», — утверждает экономист по развивающимся рынкам UBS Джонатан Андерсон. С ним согласен и главный экономист по Китаю Credit Suisse Дун Тао, который предсказывает более быстрый рост курса китайской валюты по отношению к доллару в этом году. «Мы ожидаем рост курса юаня по отношению к доллару на десять процентов до конца года по сравнению с семью процентами в 2007 году», — сказал он.

Видимо, основной акцент будет сделан на контроле за соблюдением уже принятых ограничений, в частности, в области кредитной политики.

За первые два месяца этого года банки использовали 36% годового лимита по выдаче кредитов. Это значит, что правительству придется приложить значительные усилия, чтобы удержать рост кредитной массы в заранее утвержденных границах.

По мнению Андерсона из UBS, высокая инфляция в Китае в первую очередь связана с резким ростом цен на продукты питания (причем даже внутри этой группы львиная доля инфляционного давления приходится всего на несколько позиций, например, на мясо и яйца). Базовая инфляция, по крайней мере по официальным данным, составляет 1–2%. По данным UBS, эти цифры не отражают в полной мере роста цен на услуги в частном секторе, но в любом случае показатели базовой инфляции в Китае пока находятся в пределах нормы.

В связи с этим в UBS не видят необходимости в жестком ограничении притока денежной массы. В 2007 году денежная масса (М2) выросла на 17%, что соответствует показателям 1998–2003 годов, когда инфляция составляла 2–3%. «Мы ожидаем, что баланс между спросом и предложением на основные продукты питания стабилизируется ко второй половине этого года, что приведет к снижению темпов инфляции на несколько процентных пунктов по сравнению с показателями января-февраля этого года», — говорится в последнем исследовании, подготовленном UBS.

Между тем сохранение высоких темпов инфляции даже в течение нескольких месяцев может привести к осложнению социальной обстановки в Китае. Расходы на продовольствие достигают 35% располагаемого дохода среднестатистического городского жителя КНР. Это значит, что в ближайшие месяцы вряд ли удастся отказаться от административного регулирования цен на основные продукты питания, введенного осенью прошлого года.

Очевидно, что сегодня важнейшей задачей для китайских властей остается успешное проведение Олимпиады, которой было уделено значительное время в ходе многочисленных брифингов и заседаний в рамках сессии ВСНП.

Центральным властям уже пришлось «отрабатывать» опрометчивое заявление главы Синцьзян-Уйгурского автономного округа, поведавшего о намерении уйгурских сепаратистов совершить теракт во время Олимпиады, — скандальная цитата очень скоро исчезла с китайских новостных сайтов. Китайский МИД также дал решительный отпор западным правозащитникам и активистам, которые пытаются «политизировать Олимпиаду, что противоречит уставу МОК». За последние месяцы имиджу китайских Игр нанесли сразу несколько серьезных ударов. Так, Стивен Спилберг, один из режиссеров церемонии открытия, отказался работать на проекте из-за позиции Китая в Судане, а сразу несколько олимпийских сборных договорились о размещении своих подготовительных баз в Японии из-за неблагополучной экологической обстановки в Пекине. Так что позитивные комментарии на самом высоком уровне о гарантиях проведения «чистых и безопасных Игр» появились очень вовремя.



Источник: «Эксперт Украина» №12, 24 марта 2008,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!