Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.03.2008 | Анимация

Только для детей

Ждать новых тем и масштабных проектов во «взрослой» анимации, нам пока не приходится, да и неоткуда

На прошедшей неделе мультфильмы дважды становились важной темой для информационных агентств: в первый раз, когда раздал призы главный российский анимационный фестиваль, проходивший в Суздале. Второй – когда Телеканал 2х2 по требованию Россвязьохранкультуры убрал из эфира американские мультсериалы  «Маленькие лесные друзья» и «Приключения Большого Джеффа», признанные жестокими. Между двумя этими информационными поводами, дистанция, как говорится, огромного размера. И она многое говорит не только о мультфильмах – наших и зарубежных, которые существенно отличаются друг от друга, но и о зрителях, вернее о зрительских ожиданиях, стереотипах, привычках и т.д. по отношению к искусству анимации.

Сначала немного объясню скандальный сюжет с запретом. «Маленькие лесные друзья» и «Приключения Большого Джеффа» - классические западные сериалы для взрослых. Первый строится на пародийном антигламуре – там в коротких эпизодах хорошенькие разноцветные зверята попадают в ситуации, которые заканчиваются отрыванием лап, голов и вообще кровавым месивом. Понятно, что успех его главным образом основан на отторжении умильно-сладкой детской анимации, которой нынешних молодых зрителей перекормили в детстве. Во втором сериале действует развеселый нудист Джеф, который, разгуливая в одной шляпе и объясняясь на подростково-«падонском» сленге, попадает в разнообразные истории с юмором фекально-генитального характера. Фильмы эти рассчитаны на подростков и «кидалтов» - то есть неповзрослевших возрослых, которых очень много среди горожан. А потому запрет Россвязьохранкультуры выглядит просто как непонимание того, что существуют такие мультфильмы, у которых изначально целевая аудитория - не детская.

Ясно же, что убрать рискованные фильмы из поля зрения малышей легко, переместив их на позднее время, а младших тинэйджеров, которые уже сами выбирают, что им смотреть, запретами не убережешь. Взрослые пародийные мультфильмы – не самое вредное, что можно увидеть в вечернем телевещании, к тому же городские компьютеризированные дети, которым такие сюжеты нравятся, в любой момент смогут посмотреть их, наряду с куда менее безопасными, в интернете.

Непонимание, что такое целевая аудитория и старое советское представление, что  все мультфильмы предназначены для всех, - для нас обычно. Вот, например, обратная сторона той же медали: недавнее всеобщее возмущение сериалом ВВС «Телепузики», рассчитанным на самых маленьких – от 2-х до 3,5 лет. Как уверяет худрук самого знаменитого нашего мультсериала «Смешарики» Анатолий Прохоров, британский проект, использующий огромную научную работу  детских психологов, у нас совершенно не поняли и, оттого, что старшим детям он был неинтересен, оплевали и назвали «оглупляющим».

Но все эти споры, как мы видим, касаются только зарубежной анимации. По поводу современных отечественных мультфильмов споров не слышно, в первую очередь, конечно, потому, что зрители их почти не видят (штучное кино – «неформатно» и оттого ни в прокат, ни на телевидение не попадает, а сериалов у нас пока мало, да и TV их не очень любит). А во вторую очередь – оттого, что почти вся российская профессиональная анимация  живет на старой территории «доброго детского кино». И все, что в ней не считается детским – вовсе не взрослое, а авторское, фестивальное кино, тоже по традиции имеющее не столько рискованные, сколько непонятные для малышей сюжеты.

Символично, что единственный случай, когда отечественный режиссер пытался ввести в  свой фильм, посвященный средневековой истории, эротические мотивы, два года назад закончился скандалом с продюсером, в результате которого получасовая картина Елены Гаврилко вышла в укороченной на 5 минут продюсерской версии на диске с детскими мультфильмами вроде «Новых приключений попугая Кеши».

Так и получается, что у нас все, что не является детским или авторским, - то есть политическое, социальное, жесткое, эротическое, да и просто стебное, пародийное и т.д.  анимационное кино – существует только в интернете, причем, главным образом оказывается очень слабого, любительского качества. А ведь это те области, в которых мультфильмы существуют давно и часто оказываются куда выразительнее, чем игровые фильмы.

Теперь оставим разговор о том, чего нам не хватает, и поговорим о том, что сегодня есть в нашей анимации. Легче всего это понять, если посмотреть на результаты 13-го Суздальского открытого фестиваля анимационного кино, с которого мы и начали разговор.


Авторское кино

«Штучное» авторское кино – это главное, что у нас всегда снимали и главное, чем сильна и за что любима отечественная анимация. Сегодня даже самые сильные большие проекты, как «Гора самоцветов» студии «Пилот» или «Русская классика детям» «Анимоса» снимаются не как сериалы со сквозными героями, а как цикл из авторских фильмов, снятых в разных техниках разными режиссерами. Так что практически все призеры фестиваля и победители профессионального рейтинга жюри – это авторские фильмы. Получивший Гран-при фестиваля «Дождь сверху вниз» Ивана Максимова снят как продолжение его же прежнего, очень призового «Ветра вдоль берега». На этот раз в бессловесной картине под музыку Баха на горную деревеньку обрушивается дождь и в кружащем потопе девочка ищет своего щенка. Второй приз получил екатеринбуржец Дмитрий Геллер за фильм "Мальчик", герои которого – лошади, очень похожие на людей. Это сложно построенное, страстное и трагическое кино, полное страха перед жизнью. И третий приз отдали нежной кукольной повести Марии Муат «Он и она», снятой по мотивам "Старосветских помещиков", как печальные воспоминания Афанасия Ивановича.

Кроме лауреатов в топ-десятке были и три фильма из «Горы самоцветов» - лукавая татарская сказка Елены Черновой «Заяц-слуга», где кукольные герои действуют как бы на сцене – с поворотным кругом, плоскими домиками, солнцем, подвешенным на веревочке и лунным светом, который можно включить, дернув за выключатель. Представлявшая Россию на недавнем Берлинале мородовская сказка «Куйгорож» Сергея Меринова (которого за нее уже стали называть российским Тимом Бертоном), - это пластилиновая фантасмагория о злом демоне-строителе, который, как золотая рыбка, сначала обогатил ленивых и тщеславных стариков, а потом вернул их в прежнюю нищету. Иронический осетинский «Гордый мыш» Натальи Березовой (где всех героев со страстью и кавказским акцентом озвучил Эдуард Назаров) – сказка про крошечного, но амбициозного мыша-джигита, решившего жениться на дочери «самого сильного». Фильм «Маленькая Василиса», Дарины Шмидт с питерской студии «Мельница», признанный лучшим дебютом и лучшим детским фильмом, хоть и не входит в пилотовский цикл, но стилистически примыкает к нему. Это русская сказка про маленькую девочку и Бабу Ягу, чудесно снятая в духе «пэчворка» -  лоскутного шитья, отчего даже страшные сцены одновременно кажутся милыми и смешными.

Еще в десятке был и уморительный анекдот Алексея Алексеева «Полярная яма» про глупых сов. И печальный рассказ о поэте начала века «Три истории любви», где  Светлана Филиппова соединила очень лаконичный наивный черно-белый рисунок с документальными кадрами. И «Глупая…» Екатерины Соколовой – негромкий, но полный юмора фильм о деревенской семье и влюбленной вороне по рассказу Юрия Коваля. Показали на фестивале и другие достойные авторские фильмы, большую часть из которых, к сожалению, зрители так и не увидят. Зато впервые в отдельную номинацию были выделены сериалы и циклы, которых постепенно становится все больше. И они уже имеют шанс быть увиденными зрителем.


Сериалы и циклы

Похоже, что сегодня у нас, как и за границей, самое перспективное направление – серийные проекты. Только причины у нас другие. Во всем мире телесериалы – это главная доходная статья анимационных студий.  Цена, за которую пакеты по сотне серий покупают зарубежные каналы, дает возможность получить прибыль и начать новое производство. Но этот вариант не для нас - наши каналы не готовы всерьез платить и потому студии воспринимают телепоказ только как бесплатную рекламу.

Впрочем, это для них не катастрофично -  деньги на производство мультфильмов в России все равно дает государство. Зато цикл, особенно заточенный под авторское кино, дает возможность снимать долговременные качественные проекты.

В первую очередь это относится к «Горе самоцветов», о которой уже шла речь. В суздальской программе было еще два отличных фильма из этого цикла: корейская сказка «Чепоги» Леона Эстрина – одновременно ироничная и наивная история про бедняка, которому волшебным образом привалило счастье. И поэтичная тувинская – «Рыбак Оскус-оол» Алексея Демина, снятая в его фирменной «дышащей» акварельной технике. Кстати, в номинации «Прикладная анимация» в этот раз показывали первые части нового пилотовского проекта «Мульти-Россия» - цикла имиджевых роликов со слоганом «Люди разные – страна одна», заказанных разными российскими городами и регионами. Трехминутные пластилиновые фильмы Степана Бирюкова и Алексея Почивалова с ведущим – медведем-краеведом – получились забавными, хоть и несколько более прямолинейными, чем веселые познавательные заставке к «Горе».

Но главным «зрительским» отечественным мультсериалом остаются  «Смешарики» - не только самый коммерчески успешный и разнообразный проект, но и неожиданным образом, ставший «нашим всем». Казалось бы, это классический для Запада сериал с единым упрощенным дизайном и сквозными героями, но парадоксальным образом оказывается, что именно он пытается покрыть чуть ли не все не занятное отечественной анимацией пространство.

Пародийные, киноманские и даже социально-политические сюжеты – все это есть в «Смешариках». И, если раньше, трактуя сложные материи, сериал старался оставаться понятным для малышей, то теперь он все больше серий делает явно «на вырост». И даже есть планы издавать диски «Смешарики для взрослых», где соберутся именно такие сюжеты (а вовсе не порнуха, как подумали некоторые). На этом фестивале в конкурсе показывали две новые серии – «Ежик в туманности» (не столько пародия, сколько восхищенный отклик на норштейновского «Ежика в тумане») и «Роман в письмах» получивший приз за лучшую драматургию (сценарист Алексей Лебедев). «Роман в письмах» - как раз из тех сюжетов, которые особенно хорошо будут смотреться в программе для взрослых – это очень смешная и проницательная история о том, как влюбленный Бараш пишет и не отправляет письма свинке Нюше. В своей огромной переписке он сочинил уже целый любовный роман о себе и Нюше, не желая знать ничего о реальной даме. И этот роман, как начинается, так и заканчивается разрывом лишь в его воображении.

Еще один очень важный, но пока малоизвестный зрителям цикл – это «Колыбельные мира», снятые Лизы Скворцовой на «Метроном-фильме». Цикл этот снимается уже три года и, вероятно, еще год не выйдет к зрителю – продюсер хочет собрать пакет из 100 серий, чтобы представить их зрителям. Тем не менее, обаятельные трехминутные колыбельные разных стран уже признаны в анимационной среде, имеют призы на множестве фестивалей, и на Суздале в этот раз получили премию «за лучший сериал». На этот раз в программе были веселая американская колыбельная в духе кантри-песенок, со стрельбой, индейцем и сонным мальчиком-ковбоем. И трогательная эвенкийская, сделанная лаконично в сыпучей технике из кофейного порошка – про женщину, которая семь лет ждала и наконец получила ребенка.

Единственный цикл, который изначально позиционирует себя не как детский – это совсем новый проект фонда «Губерния» - подростковый антинаркотический сериал «Ре-анимация», где так же, как и в других наших циклах, нет единого героя и дизайна, а есть набор фильмов разных режиссеров и художников, объединенных общей темой. Некоторые из фильмов сняты как клипы на песни группы «Крематорий», «АукцЫона», Найка Борзова или Умки, другие просто истории, но главным всегда остается антинаркотический (в том числе и антиалкогольный) сюжет, рассчитанный на подростков и нарисованный часто в жесткой, комиксовой манере. Худрук и режиссер многих фильмов цикла Светлана Ельчанинова, «в другой жизни» остающаяся руководителем Клуба имени Джерри Рубина, ориентированном на экстремальную музыку и неформальную работу с подростками, - привлекла к работе над сериалом множество музыкантов и художников, работающих с комиксами и в интернете. (Один из самых парадоксальных фильмов «Ре-анимации» - «Красные башмачки» известного комикс-художника Хихуса, пародирующего сказку Андресена.) И таким образом собранные авторы стараются снимать фильмы максимально понятно и действенно для своей целевой аудитории, хотя профессиональные аниматоры и прочая «нецелевая» публика, включая ту, от которой зависит, увидят ли этот фильм подростки, часто  бывает шокирована резким поворотом тем и откровенной постановкой вопросов.


Остальное

Конечно, есть в нашей анимации и кое-что еще, кроме авторского кино и циклов. Есть полнометражные фильмы, которых в суздальском конкурсе этого года было целых три (при том, что «Илью Муромца и Соловья Разбойника» студия «Мельница» на фестиваль не прислала). Есть сетевая флэш-анимация, которой стало так много, что перед фестивалем был даже устроен отдельный конкурс «фильмов, снятых в нерабочее время» и двадцатку лучших показали в Суздале отдельной программой. Но ни полный метр, который у нас пока оставляет желать много лучшего, ни интернет-мультфильмы в нашей анимации погоду не делают.

Вяловатое и вторичное «большое»  кино, призванное зарабатывать деньги в прокате, – насквозь убыточно, в Сети есть одаренные авторы, но ни одного проекта, переросшего интернет-среду со времен Масяни здесь не появилось.

Так что теперь, возвращаясь к тому разговору, с которого мы начали, приходится снова признать: в детской и авторской анимации (тоже тяготеющей к детям), у нас есть проблемы, но по части качества мы, безусловно, конкурентоспособны. Зато ждать новых тем и масштабных проектов во «взрослой» анимации, нам пока не приходится, да и неоткуда.  Вряд ли российский минкульт решил бы когда-нибудь проспонсировать политический сериал, или что-нибудь подростковое вроде «Бивиса и Батхеда», и тем более «Приключений Большого Джеффа». А больше никто поддержкой анимации у нас не интересуется. Впрочем, непохоже, чтобы такие сериалы хотели снимать наши аниматоры.



Источник: Огонек, №12, 17—23 марта 2008 (в сокращении),








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.