Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.03.2008 | Анимация

Только для детей

Ждать новых тем и масштабных проектов во «взрослой» анимации, нам пока не приходится, да и неоткуда

На прошедшей неделе мультфильмы дважды становились важной темой для информационных агентств: в первый раз, когда раздал призы главный российский анимационный фестиваль, проходивший в Суздале. Второй – когда Телеканал 2х2 по требованию Россвязьохранкультуры убрал из эфира американские мультсериалы  «Маленькие лесные друзья» и «Приключения Большого Джеффа», признанные жестокими. Между двумя этими информационными поводами, дистанция, как говорится, огромного размера. И она многое говорит не только о мультфильмах – наших и зарубежных, которые существенно отличаются друг от друга, но и о зрителях, вернее о зрительских ожиданиях, стереотипах, привычках и т.д. по отношению к искусству анимации.

Сначала немного объясню скандальный сюжет с запретом. «Маленькие лесные друзья» и «Приключения Большого Джеффа» - классические западные сериалы для взрослых. Первый строится на пародийном антигламуре – там в коротких эпизодах хорошенькие разноцветные зверята попадают в ситуации, которые заканчиваются отрыванием лап, голов и вообще кровавым месивом. Понятно, что успех его главным образом основан на отторжении умильно-сладкой детской анимации, которой нынешних молодых зрителей перекормили в детстве. Во втором сериале действует развеселый нудист Джеф, который, разгуливая в одной шляпе и объясняясь на подростково-«падонском» сленге, попадает в разнообразные истории с юмором фекально-генитального характера. Фильмы эти рассчитаны на подростков и «кидалтов» - то есть неповзрослевших возрослых, которых очень много среди горожан. А потому запрет Россвязьохранкультуры выглядит просто как непонимание того, что существуют такие мультфильмы, у которых изначально целевая аудитория - не детская.

Ясно же, что убрать рискованные фильмы из поля зрения малышей легко, переместив их на позднее время, а младших тинэйджеров, которые уже сами выбирают, что им смотреть, запретами не убережешь. Взрослые пародийные мультфильмы – не самое вредное, что можно увидеть в вечернем телевещании, к тому же городские компьютеризированные дети, которым такие сюжеты нравятся, в любой момент смогут посмотреть их, наряду с куда менее безопасными, в интернете.

Непонимание, что такое целевая аудитория и старое советское представление, что  все мультфильмы предназначены для всех, - для нас обычно. Вот, например, обратная сторона той же медали: недавнее всеобщее возмущение сериалом ВВС «Телепузики», рассчитанным на самых маленьких – от 2-х до 3,5 лет. Как уверяет худрук самого знаменитого нашего мультсериала «Смешарики» Анатолий Прохоров, британский проект, использующий огромную научную работу  детских психологов, у нас совершенно не поняли и, оттого, что старшим детям он был неинтересен, оплевали и назвали «оглупляющим».

Но все эти споры, как мы видим, касаются только зарубежной анимации. По поводу современных отечественных мультфильмов споров не слышно, в первую очередь, конечно, потому, что зрители их почти не видят (штучное кино – «неформатно» и оттого ни в прокат, ни на телевидение не попадает, а сериалов у нас пока мало, да и TV их не очень любит). А во вторую очередь – оттого, что почти вся российская профессиональная анимация  живет на старой территории «доброго детского кино». И все, что в ней не считается детским – вовсе не взрослое, а авторское, фестивальное кино, тоже по традиции имеющее не столько рискованные, сколько непонятные для малышей сюжеты.

Символично, что единственный случай, когда отечественный режиссер пытался ввести в  свой фильм, посвященный средневековой истории, эротические мотивы, два года назад закончился скандалом с продюсером, в результате которого получасовая картина Елены Гаврилко вышла в укороченной на 5 минут продюсерской версии на диске с детскими мультфильмами вроде «Новых приключений попугая Кеши».

Так и получается, что у нас все, что не является детским или авторским, - то есть политическое, социальное, жесткое, эротическое, да и просто стебное, пародийное и т.д.  анимационное кино – существует только в интернете, причем, главным образом оказывается очень слабого, любительского качества. А ведь это те области, в которых мультфильмы существуют давно и часто оказываются куда выразительнее, чем игровые фильмы.

Теперь оставим разговор о том, чего нам не хватает, и поговорим о том, что сегодня есть в нашей анимации. Легче всего это понять, если посмотреть на результаты 13-го Суздальского открытого фестиваля анимационного кино, с которого мы и начали разговор.


Авторское кино

«Штучное» авторское кино – это главное, что у нас всегда снимали и главное, чем сильна и за что любима отечественная анимация. Сегодня даже самые сильные большие проекты, как «Гора самоцветов» студии «Пилот» или «Русская классика детям» «Анимоса» снимаются не как сериалы со сквозными героями, а как цикл из авторских фильмов, снятых в разных техниках разными режиссерами. Так что практически все призеры фестиваля и победители профессионального рейтинга жюри – это авторские фильмы. Получивший Гран-при фестиваля «Дождь сверху вниз» Ивана Максимова снят как продолжение его же прежнего, очень призового «Ветра вдоль берега». На этот раз в бессловесной картине под музыку Баха на горную деревеньку обрушивается дождь и в кружащем потопе девочка ищет своего щенка. Второй приз получил екатеринбуржец Дмитрий Геллер за фильм "Мальчик", герои которого – лошади, очень похожие на людей. Это сложно построенное, страстное и трагическое кино, полное страха перед жизнью. И третий приз отдали нежной кукольной повести Марии Муат «Он и она», снятой по мотивам "Старосветских помещиков", как печальные воспоминания Афанасия Ивановича.

Кроме лауреатов в топ-десятке были и три фильма из «Горы самоцветов» - лукавая татарская сказка Елены Черновой «Заяц-слуга», где кукольные герои действуют как бы на сцене – с поворотным кругом, плоскими домиками, солнцем, подвешенным на веревочке и лунным светом, который можно включить, дернув за выключатель. Представлявшая Россию на недавнем Берлинале мородовская сказка «Куйгорож» Сергея Меринова (которого за нее уже стали называть российским Тимом Бертоном), - это пластилиновая фантасмагория о злом демоне-строителе, который, как золотая рыбка, сначала обогатил ленивых и тщеславных стариков, а потом вернул их в прежнюю нищету. Иронический осетинский «Гордый мыш» Натальи Березовой (где всех героев со страстью и кавказским акцентом озвучил Эдуард Назаров) – сказка про крошечного, но амбициозного мыша-джигита, решившего жениться на дочери «самого сильного». Фильм «Маленькая Василиса», Дарины Шмидт с питерской студии «Мельница», признанный лучшим дебютом и лучшим детским фильмом, хоть и не входит в пилотовский цикл, но стилистически примыкает к нему. Это русская сказка про маленькую девочку и Бабу Ягу, чудесно снятая в духе «пэчворка» -  лоскутного шитья, отчего даже страшные сцены одновременно кажутся милыми и смешными.

Еще в десятке был и уморительный анекдот Алексея Алексеева «Полярная яма» про глупых сов. И печальный рассказ о поэте начала века «Три истории любви», где  Светлана Филиппова соединила очень лаконичный наивный черно-белый рисунок с документальными кадрами. И «Глупая…» Екатерины Соколовой – негромкий, но полный юмора фильм о деревенской семье и влюбленной вороне по рассказу Юрия Коваля. Показали на фестивале и другие достойные авторские фильмы, большую часть из которых, к сожалению, зрители так и не увидят. Зато впервые в отдельную номинацию были выделены сериалы и циклы, которых постепенно становится все больше. И они уже имеют шанс быть увиденными зрителем.


Сериалы и циклы

Похоже, что сегодня у нас, как и за границей, самое перспективное направление – серийные проекты. Только причины у нас другие. Во всем мире телесериалы – это главная доходная статья анимационных студий.  Цена, за которую пакеты по сотне серий покупают зарубежные каналы, дает возможность получить прибыль и начать новое производство. Но этот вариант не для нас - наши каналы не готовы всерьез платить и потому студии воспринимают телепоказ только как бесплатную рекламу.

Впрочем, это для них не катастрофично -  деньги на производство мультфильмов в России все равно дает государство. Зато цикл, особенно заточенный под авторское кино, дает возможность снимать долговременные качественные проекты.

В первую очередь это относится к «Горе самоцветов», о которой уже шла речь. В суздальской программе было еще два отличных фильма из этого цикла: корейская сказка «Чепоги» Леона Эстрина – одновременно ироничная и наивная история про бедняка, которому волшебным образом привалило счастье. И поэтичная тувинская – «Рыбак Оскус-оол» Алексея Демина, снятая в его фирменной «дышащей» акварельной технике. Кстати, в номинации «Прикладная анимация» в этот раз показывали первые части нового пилотовского проекта «Мульти-Россия» - цикла имиджевых роликов со слоганом «Люди разные – страна одна», заказанных разными российскими городами и регионами. Трехминутные пластилиновые фильмы Степана Бирюкова и Алексея Почивалова с ведущим – медведем-краеведом – получились забавными, хоть и несколько более прямолинейными, чем веселые познавательные заставке к «Горе».

Но главным «зрительским» отечественным мультсериалом остаются  «Смешарики» - не только самый коммерчески успешный и разнообразный проект, но и неожиданным образом, ставший «нашим всем». Казалось бы, это классический для Запада сериал с единым упрощенным дизайном и сквозными героями, но парадоксальным образом оказывается, что именно он пытается покрыть чуть ли не все не занятное отечественной анимацией пространство.

Пародийные, киноманские и даже социально-политические сюжеты – все это есть в «Смешариках». И, если раньше, трактуя сложные материи, сериал старался оставаться понятным для малышей, то теперь он все больше серий делает явно «на вырост». И даже есть планы издавать диски «Смешарики для взрослых», где соберутся именно такие сюжеты (а вовсе не порнуха, как подумали некоторые). На этом фестивале в конкурсе показывали две новые серии – «Ежик в туманности» (не столько пародия, сколько восхищенный отклик на норштейновского «Ежика в тумане») и «Роман в письмах» получивший приз за лучшую драматургию (сценарист Алексей Лебедев). «Роман в письмах» - как раз из тех сюжетов, которые особенно хорошо будут смотреться в программе для взрослых – это очень смешная и проницательная история о том, как влюбленный Бараш пишет и не отправляет письма свинке Нюше. В своей огромной переписке он сочинил уже целый любовный роман о себе и Нюше, не желая знать ничего о реальной даме. И этот роман, как начинается, так и заканчивается разрывом лишь в его воображении.

Еще один очень важный, но пока малоизвестный зрителям цикл – это «Колыбельные мира», снятые Лизы Скворцовой на «Метроном-фильме». Цикл этот снимается уже три года и, вероятно, еще год не выйдет к зрителю – продюсер хочет собрать пакет из 100 серий, чтобы представить их зрителям. Тем не менее, обаятельные трехминутные колыбельные разных стран уже признаны в анимационной среде, имеют призы на множестве фестивалей, и на Суздале в этот раз получили премию «за лучший сериал». На этот раз в программе были веселая американская колыбельная в духе кантри-песенок, со стрельбой, индейцем и сонным мальчиком-ковбоем. И трогательная эвенкийская, сделанная лаконично в сыпучей технике из кофейного порошка – про женщину, которая семь лет ждала и наконец получила ребенка.

Единственный цикл, который изначально позиционирует себя не как детский – это совсем новый проект фонда «Губерния» - подростковый антинаркотический сериал «Ре-анимация», где так же, как и в других наших циклах, нет единого героя и дизайна, а есть набор фильмов разных режиссеров и художников, объединенных общей темой. Некоторые из фильмов сняты как клипы на песни группы «Крематорий», «АукцЫона», Найка Борзова или Умки, другие просто истории, но главным всегда остается антинаркотический (в том числе и антиалкогольный) сюжет, рассчитанный на подростков и нарисованный часто в жесткой, комиксовой манере. Худрук и режиссер многих фильмов цикла Светлана Ельчанинова, «в другой жизни» остающаяся руководителем Клуба имени Джерри Рубина, ориентированном на экстремальную музыку и неформальную работу с подростками, - привлекла к работе над сериалом множество музыкантов и художников, работающих с комиксами и в интернете. (Один из самых парадоксальных фильмов «Ре-анимации» - «Красные башмачки» известного комикс-художника Хихуса, пародирующего сказку Андресена.) И таким образом собранные авторы стараются снимать фильмы максимально понятно и действенно для своей целевой аудитории, хотя профессиональные аниматоры и прочая «нецелевая» публика, включая ту, от которой зависит, увидят ли этот фильм подростки, часто  бывает шокирована резким поворотом тем и откровенной постановкой вопросов.


Остальное

Конечно, есть в нашей анимации и кое-что еще, кроме авторского кино и циклов. Есть полнометражные фильмы, которых в суздальском конкурсе этого года было целых три (при том, что «Илью Муромца и Соловья Разбойника» студия «Мельница» на фестиваль не прислала). Есть сетевая флэш-анимация, которой стало так много, что перед фестивалем был даже устроен отдельный конкурс «фильмов, снятых в нерабочее время» и двадцатку лучших показали в Суздале отдельной программой. Но ни полный метр, который у нас пока оставляет желать много лучшего, ни интернет-мультфильмы в нашей анимации погоду не делают.

Вяловатое и вторичное «большое»  кино, призванное зарабатывать деньги в прокате, – насквозь убыточно, в Сети есть одаренные авторы, но ни одного проекта, переросшего интернет-среду со времен Масяни здесь не появилось.

Так что теперь, возвращаясь к тому разговору, с которого мы начали, приходится снова признать: в детской и авторской анимации (тоже тяготеющей к детям), у нас есть проблемы, но по части качества мы, безусловно, конкурентоспособны. Зато ждать новых тем и масштабных проектов во «взрослой» анимации, нам пока не приходится, да и неоткуда.  Вряд ли российский минкульт решил бы когда-нибудь проспонсировать политический сериал, или что-нибудь подростковое вроде «Бивиса и Батхеда», и тем более «Приключений Большого Джеффа». А больше никто поддержкой анимации у нас не интересуется. Впрочем, непохоже, чтобы такие сериалы хотели снимать наши аниматоры.



Источник: Огонек, №12, 17—23 марта 2008 (в сокращении),








Рекомендованные материалы



«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".


«Я стала думать, что у человека была детская травма от старушек…»

Режиссер анимации Анна Юдина: "Я шла по улице и увидела на остановке автобус стоит, бежит бабушка и автобус ее явно ждет. Я была уверена, что он ее сейчас дождется, она сядет и поедет. А на самом деле автобус дождался, когда она добежит до двери, захлопнул двери и уехал".