Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2008 | Арт

Не без комментариев

Обзор московских выставок в марте

   

Великий пост начался. И всем пора немного успокоиться. Дискотеке предпочесть музей. Тем более что выставок хороших сегодня в Москве много. Однако все по порядку...

Выставка «Русское искусство 1870--1910-х годов из собрания Серпуховского историко-художественного музея» открыта в Инженерном корпусе Третьяковки в рамках проекта «Золотая карта России».

Проект существует уже больше десяти лет. В Инженерном корпусе Третьяковки гостят многие региональные музеи. Часто выставки «Золотой карты» становятся комментарием постоянной экспозиции Третьяковки, дополнением и уточнением истории русского искусства Нового времени. Так получилось и на этот раз. Символично, например, то, что в гости из подмосковного города пожаловала картина прилежного последователя «малых голландцев» жанриста Николая Шильдера «Искушение» -- авторское повторение картины 1856 года, с которой, собственно, и началось собрание Павла Третьякова. Наиболее значительно представлено авангардное искусство 1910-х. Собранию работ Натальи Гончаровой позавидует любой музей из «центровых».

Присутствие мощной коллекции авангарда в Серпухове объясняется второй главой истории музея. Его основатели, купцы-старообрядцы Мараевы, приобретали «древлеписанные», дониконовские иконы, покупали западноевропейское искусство, русскую живопись XVIII столетия. Авангард попал в серпуховское собрание в середине 1920-х, в основном из Мосгубмузея, была такая институция с характерной номенклатурной аббревиатурой, означающей комиссию музеев при отделе народного образования московского губернского Совета депутатов. После национализации эта и подобные ей комиссии (отдел ИЗО Наркомпроса) распределяли левое искусство по регионам. Благодаря чему некоторые музеи провинции своими авангардными собраниями дают фору музеям столицы. Наталья Гончарова представлена в Серпухове внушительным монографическим разделом, включающим и хрестоматийные полотна на тему трудов и дней крестьянства (формы -- глыбы, в них хтоническая мощь, а колорит изысканно аристократичен), и графику на библейские темы, и эскизы к театральным постановкам. Если посетить выставку из Серпухова, потом отправиться на Крымский вал, в залы постоянной экспозиции авангарда, можно считать, что побывали на большой ретроспективе искусства правнучатой племянницы жены Пушкина. Интересно, что возвращение Гончаровой в серпуховское собрание продолжается. В 2005 году реставраторы на оборотной стороне выполненного на старом, дореволюционном холсте пейзажа советского времени нашли подлинное «Письмо» 1913 года -- кубофутуристическую картину, числившуюся в описях и считавшуюся пропавшей. «Письмо» тоже прислано в Москву.

Вторым отличным комментарием постоянной экспозиции Третьяковки оказалась открывшаяся в зале ГТГ в Малом Толмачевском переулке выставка «Возвращенное достояние» (русские иконы в частных собраниях)».

Благодаря коллекционерам Михаилу Абрамову, Михаилу Елизаветину, Сергею Ходорковскому у ценителей сакральной живописи есть возможность увидеть уникальные работы разных иконописных школ России, от раннего Средневековья до конца XIX века. Иконографический репертуар восхищает многообразием, неведомым по привычным музейным впечатлениям. Тонкости письма и то особое, по словам историка искусств Льва Лифшица, «интонационное, мелодическое разнообразие», что отличает иконы разных школ и периодов, помогут скорректировать ошибочное, обусловленное советским «эволюционным» подходом к искусству суждение о малой ценности сакральных образов Нового времени. Выставка -- пример удачного альянса частной институции с государственным музеем. Добрая половина представленных произведений хранится в Частном музее русской иконы. Многими его экспонатами становятся возвращенные в последние годы, всплывающие на западных аукционах и в коллекциях образы. Госмузеи приобретать такие трофеи пока не в состоянии.

Удачным комментарием темы «изобразительное искусство и кинематограф» стала выставка Третьяковской галереи «Художники в игровом кино. К 100-летию кинопроизводства в России».

Она подготовлена совместно ГТГ и Музеем кино (кураторы Наум Клейман, Максим Павлов, Ирина Лебедева) и открыта в залах на Крымском валу. Выставка состоит из эскизов, сделанных в разные годы (от 1920-х до 2000-х) на сложную тему: художник как медиум эмоционального, пространственного, предметного образа фильма. Экспликации и раскадровки к фильмам от «Ивана Грозного» до «Хрусталев, машину!» принадлежат разным мастерам. Среди них немало именитых (Эйзенштейн, Галаджев, Егоров, Ромадин, Еней). В лучших работах художникам удается тонко и точно визуализировать в емких пластических формулах свое время. Эскизы сгруппированы по темам: «Великая Отечественная война», «исторические сюжеты», «сказки»... Увлекательно наблюдать, как по-разному корректировался взгляд на одну тему художников 1950-х, затем пиитов эстетики «сурового стиля», затем «неосимволистов» 1980-х, наконец, «постмодернистов» 1990-х. Получилась обратная проекция на историю изобразительного искусства из кино. Жаль, первый опыт обоюдного узнавания не поддержан изданием каталога. Имена художников кино пора выводить из забвения.

Ведь выводятся же из забвения имена российских мастеров «неактуального искусства» 1920--1990-х годов благодаря просветительской деятельности сотрудников галереи «Ковчег» Сергея Сафонова, Игоря Чувилина и Вадима Гаршина. Сейчас, в двадцатый, юбилейный сезон галереи, там открыта выставка «Далеко от Москвы».

Посвящена она лирическому пейзажу российской провинции и знакомит с работами современных художников: Екатерины Григорьевой, Валерия и Александра Бабиных, Сергея Медведева, Сергея Жаворонкова, Владимира Кортовича. Все они не вписываются в прокрустово ложе «измов». Критики, к радости, не могут их укатать в асфальт известных трендов (типа левого МОСХа). Художники просто подтверждают, что инспирированная мастерами 1920-х годов пластическая традиция живет сегодня не только на правах стилизации. Для кого-то она органична как воздух. Особенно интересен случай Екатерины Григорьевой. Улочки, площади, скверы, рынки провинциальных городов населены в ее картинах фактурными корпулентными «тетками», передающими привет и купеческо-кустодиевскому миру, и карнавальным шествиям homo soveticus на полотнах Натальи Нестеровой и Татьяны Назаренко. «Моя пластика «глупая», -- говорит родившаяся в конце 1920-х в семье этнографа, поэта, участника объединения «Маковец» Евгения Шиллинга художница. -- Она меня выбрала или я сама произвела ее на свет, но она моя...Мир мещанский для меня моя тема. Вещички, кружевца... то, что заласкано руками...» И этот упрямый григорьевский уют неожиданно сильно рифмуется с творчеством лучших наших художниц (вплоть до ученицы Григорьевой Ирины Затуловской). А Людмила Петрушевская считает, что родная сестра Кати Григорьевой по искусству -- кинорежиссер Кира Муратова.



Источник: "Время новостей" № 39, 11.03.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров