Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.03.2008 | Анимация

По воле волн

В Суздале закончился российский фестиваль анимационного кино

   

Иван Максимов получил Гран-при и первое место в рейтинге экспертного жюри за фильм «Дождь сверху вниз». Конкурсную программу, очень обильную и разноплановую, в Суздале оценивают 33 профессионала: режиссеры, художники, критики -- каждый выбирает лучший фильм фестиваля в целом и лучшие фильмы в разных категориях. Простое суммирование баллов определяет результат.

В этом году, впрочем, учрежден новый приз, судьбу которого решают три конкретных человека -- Юрий Норштейн, Эдуард Назаров и Владимир Голованов, это приз имени Александра Татарского, ушедшего из жизни этим летом бессменного президента фестиваля. Пока не очень понятно, что именно классики намерены оценивать -- результат или перспективу. На этот раз их выбор пал на фильм Сергея Гордеева «Бедный Йорик», озорную и изобретательную историю скелета, потерявшего свой череп. Зал принимал картину очень тепло, но в число основных лауреатов она не вошла.

Победителями главного конкурса стали те, кто понравился большинству экспертов. Восьмиминутный фильм Максимова продолжает историю странных существ, попадающих в катаклизмы: в прошлом фильме это был ветер, несущий их вдоль берега, в этом -- дождь, вызвавший наводнение. Поэтичное и смешное, трогательное и обаятельное это кино не имеет четкого сюжета и, конечно, полностью относится к разряду авторского. Как и фильм, занявший второе место, -- «Мальчик» Дмитрия Геллера, многих восхитивший красотой и настроением, но многих же и озадачивший неясной историей, которую, как выяснилось, каждый понял по-разному: кто-то считал, что это воспоминания умирающего старого коня о детстве, кто-то -- что жеребенок фантазирует о небывалых приключениях, кто-то -- что речь идет о смешении этого мира и другого, нематериального. Третий победитель, фильм «Он и она» Марии Муат, имеет в сюжетной основе повесть Гоголя «Старосветские помещики», но по способу изложения, по настроению и по тонкой нюансировке психологии персонажей это тоже авторское высказывание. Как обычно и бывает на фестивалях, победу одержали самобытные, сильные художники, с собственным узнаваемым стилем анимации. Это что касается главных призов. Но и среди специальных номинаций профессиональные эксперты отметили прежде всего именно авторские интонации, художественное своеобразие, тонкость и звонкость, а не крепкую форму или занимательность сюжета.

Даже в таком коммерческом жанре, как сериалы, награда досталась «Колыбельным мира» Елизаветы Скворцовой, снимающей короткие поэтические клипы на песни разных народов, самому, пожалуй, артхаусному из участвующих в конкурсе циклу.

Это естественно. Особенно в Суздале, где, в сущности, проходит не просто фестиваль, но общий профессиональный смотр наличных сил. Поскольку сюда съезжаются почти все, кто имеет отношение к анимации, от самого Юрия Норштейна (которого так же удивительно видеть в обычной жизни, как например, Альберта Эйнштейна или Сергея Эйзенштейна) до студентов ВГИКа. Конкурс очень велик, помимо главного проходят еще и частные -- сериалов, дебютов, студенческих работ, прикладной анимации, полнометражных фильмов. Просмотры идут целый день, зал полон -- с горкой, помимо участников фестиваля туда набиваются специально приехавшие на эти дни в Суздаль любители анимации. Приходят и горожане, в основном с детьми: в городе нет ни одного кинотеатра.

Словом, если попасть в дни фестиваля в здание Туристического центра, то покажется, будто анимация и есть то самое наиглавнейшее и наиважнейшее для населения страны искусство. Но в реальности -- и об этом шла речь на семинаре или «круглом столе», прошедшем во время фестиваля, -- дело обстоит не так радужно. В год выходит -- при поддержке государства, то есть на государственные в основном деньги, -- до 130 анимационных картин разного размера. При этом их общий бюджет, как сказал директор фестиваля Александр Герасимов, составляет примерно четверть бюджета одного фильма «Шрек». К тому же выходят в основном фильмы так называемого авторского формата, то есть вообще неформатные. А проката короткометражного кино у нас в стране нет совсем -- ни для анимации, ни для документалистики, ни для игровиков. Так что получается, что Суздальский фестиваль и другие форумы -- единственное место для бытования всей этой продукции. Потребитель не публика, о ней речи пока нет, а телеканалы и кинотеатры ждут от аниматоров сериалы и полный метр.

Причем несмотря на кажущуюся нужду ТВ в сериалах, у нас каналы более всего хотят именно полнометражные фильмы -- так считает Сергей Сельянов, продюсер и прокатчик фильмов студии «Мельница», единственного удачливого производителя, выпустившего фильмы про трех богатырей с такой динамикой: первый, про Добрыню Никитича, заработал 3,7 млн долл. в прокате, а последний, про Илью Муромца, -- уже 10 млн (а вот полнометражный фильм «Элька», участвующий в конкурсе Суздальского фестиваля, -- только 16 млн руб.). Дарина Шмидт, автор фильма «Маленькая Василиса», победившего в категориях «Лучший детский фильм» и «Лучший дебют», кстати, тоже работает на студии «Мельница»...

Руководитель другой успешной компании, студии компьютерной анимации «Петербург», производящей популярный сериал «Смешарики», Анатолий Прохоров считает, что у авторского кино сегодня уже нет перспектив, тем более что 90% того, что производится под этим именем, на самом деле лишь «амбиции и потуги», не имеющие иного значения, кроме как потешить самолюбие художника. Серии «Смешариков» участвовали в конкурсах, но победили только в одной номинации -- за лучшую драматургию (награжден «Роман в письмах», драматург Алексей Лебедев). Симптоматично, что лучшая драматургия оказалась именно в коммерческом проекте.

Вопрос о соотношении авторского и коммерческого кино в анимации сегодня явно существует в противоречии с практикой, если судить по продемонстрированным в Суздале картинам. Того, что нужно рынку, производится сравнительно мало (в сущности, помимо питерских «Мельницы» и «Петербурга» на рынок работает только московский «Пилот»).

Зато проектов без шансов на встречу со зрителем сейчас большинство, хотя развития эстетической мысли это тоже не обеспечивает. Настоящих художественных открытий на фестивале не произошло, с этим согласились все. Но и крепкое качественное кино тоже не доминировало, хотя средний уровень все-таки стал выше. Я сравниваю с положением, которое наблюдала четыре года назад в том же Суздале, где тогда только стартовал сериал «Смешарики», а главный приз разделили между собой те же Иван Максимов и Дмитрий Геллер. Последние мало изменились, их прежние фильмы «Ветер вдоль берега» и «Маленькая ночная симфония» не хуже и не лучше сегодняшних работ, а вот со «Смешариками» произошли серьезные метаморфозы, этот проект развивается, причем по заранее намеченному плану и явно к лучшему.

Но главная тенденция на первый взгляд такова: и в фильмах, рассчитанных на взрослых, и в тех, что сняты для детей, виден отчетливый кризис современного культурного сознания, выражающийся в отсутствии новых идей, интереса к современному миру, ярко выраженном эскапизме.

Художники либо углубляются во внутренний мир, занимаясь ловлей настроений, передачей состояний, иногда виртуозно, но зачастую на уже хорошо отработанных прежними поколениями участках. Детские сказочные сюжеты проходят как по глубоко проложенной лыжне, без малейшего шанса на непроизвольное, личное движение. От той художественной реальности, которую демонстрируют вместе взятые фильмы фестиваля, идет сильный запах нафталина, как от старых игрушек, спрятанных взрослыми на антресоли. И старые, и молодые смотрят куда-то в сказочное далеко, и их взгляд вообще не касается современности, ее проблем и реалий. Эти фильмы не по форме, тут все более благополучно, а по содержанию могли быть сняты много лет назад, в них действуют очень условные люди, не имеющие никаких связей с сегодняшним миром. Это относится, конечно, не к каждому фильму -- есть исключения, и это как раз лучшие картины фестиваля, -- но к общему впечатлению от большинства работ.

Странная параллель возникает у этого обобщенного вневременного анимационного мира, продемонстрированного на фестивале, с самим музейным городом Суздалем, где на каждый квадратный метр больше храмов, чем в любом другом городе, где построенные для съемок фильма про Ивана Грозного декорации естественно вписываются в городскую среду, а бродящие по улицам дьячки и монахини кажутся выбежавшими со съемочной площадки артистами, где все условно и не по-настоящему: валенки, самовары, медовуха и расписные ложки, лошадки и коляски, колокольный звон и миллионные цены на участки земли. Мир абсурдный и загадочный, стоящий в стороне от дорог, застывший вне времени... Сказочный и символичный... Мир, в котором люди, как лошадка в фильме Дмитрия Геллера или как персонажи Ивана Максимова, плывут в неизвестном направлении по воле неизвестных сил, крутятся в потоках и ждут, куда их вынесет...



Источник: "Время новостей" № 35, 04.03.2008,








Рекомендованные материалы



«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".


«Я стала думать, что у человека была детская травма от старушек…»

Режиссер анимации Анна Юдина: "Я шла по улице и увидела на остановке автобус стоит, бежит бабушка и автобус ее явно ждет. Я была уверена, что он ее сейчас дождется, она сядет и поедет. А на самом деле автобус дождался, когда она добежит до двери, захлопнул двери и уехал".