Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.07.2018 | Колонка / Общество

Девочка и крутые яйца

Об истории одной городской скульптуры

Недавно я была в Нью-Йорке, и мой старинный приятель повлек нас на Уолл-стрит, чтобы показать быка — знаменитую скульптуру, символ финансовой мощи Америки. Действительно, впечатляющее зрелище: быка почти не видно из-за огромного количества туристов, фотографирующихся с быком в самых разных ракурсах. Самый популярный — держа быка за яйца, которые множеством прикосновений отполированы до золотого блеска. Между задних ног статуи всегда сидят на корточках и позируют для фото по десятку человек: считается, что потерев яйца быку, можно привлечь удачу и стать богатым. Посмотрев на это буйство, я трогать быка не стала, честно говоря, я и морду собаки, и рукоятку винтовки у партизана на станции метро «Площадь революции» не трогаю и к иконам не прикладываюсь.
Но мой товарищ на этом не остановился и повел нас в обход быка, чтобы показать еще и девочку. Про это тоже известно, но еще не так широко: в нескольких метрах от бронзового чудовища стоит небольшая статуя ребенка лет десяти в очень задиристой позе, подняв голову вверх и уперев ноги в стороны, девочка, можно сказать, бросает вызов атакующему животному.

Вокруг девочки народу значительно меньше, так что бык с его мощью пока побеждает, но наличие второй фигуры, на мой взгляд, делает аттракцион значительнее.

Интерес к городским монументам — вещь ситуативная, вряд ли людям интересно читать про достопримечательности города, если они не собираются туда ехать. И если бы не ряд обстоятельств, я бы конечно, не стала рассказывать о статуях, но их история оказалась куда более существенной, и она уж точно не про уличные скульптуры.

Как известно, быка изваял американский скульптор Артуро Ди Модика по собственной инициативе. По его замыслу, бык олицетворял победу над экономическим кризисом 1987 года: быками на фондовой бирже называют брокеров, играющих на повышение. Рост рынка и воплотил огромный атакующий бык. И 15 декабря 1989 года глубокой ночью он привез пятиметровую статую, весом более трех тонн, и водрузил ее под елкой перед зданием Биржи. Ди Модика объяснил, что хотел сделать подарок согражданам к Рождеству.

Утром горожане были ошарашены, собрались толпы. Возник скандал, власти города потребовали убрать мешающее движению изваяние, к тому же появившееся незаконно, быка и увезли было, но горожане, не успевшие увидеть это чудо, зато много о нем наслышанные, стали протестовать.
Состоялись дебаты, мэрия уступила, быку нашли менее одиозное место неподалеку, и там он прижился, стал туристическим символом Нью-Йорка и по популярности почти затмил статую Свободы.

Кстати, бык по-прежнему принадлежит художнику, потратившему на его изготовление 360 000 долларов. Он пытался продать статую с условием не менять ее дислокации, но кажется, не нашел покупателей.

Новый виток этой эпопеи уличного искусства случился 7 марта 2017 года, когда скульптор Кристен Визбал и компания State Stree, занимающаяся проблемами женского равноправия, повторили ночную акцию Ди Модика, самовольно установив напротив символа мощи и агрессии маленькую фигурку девочки. Это был жест протеста против гендерного неравноправия.

В результате получился диалог — бык, воплощение силы и власти, получил оппонента в виде упрямой девчушки в развевающейся юбчонке с реалистически стянутыми в хвостик волосами. Горожанам и туристам такой прямой конфликт понравился, стали писать петиции о сохранении новой статуи, и, в конце концов, власти решили, что пусть год постоит.
За девочку вступился мэр Нью-Йорка Билл де Блазио, который сказал, что после победы Дональда Трампа на президентских выборах эта композиция показывает людям, как можно «противостоять страху и противостоять власти, и найти в себе силы делать то, во что веришь».

Компромисс, по которому девочке разрешили постоять напротив быка один год, увы, завершился в этом апреле: статую все-таки уберут, но не совсем, а переставят напротив фондовой биржи, как раз туда, где тридцать лет назад был поставлен бык. Теперь Биржа уже не работает как публичное место, торги переместились в интернет, так что можно было бы туда и быка переставить…

Но автор быка не согласен на сохранение новой композиции. По его мнению, появление девочки разрушает его замысел, он делал памятник силе, а ему противопоставили слабость.

В ногах девочки есть табличка, витиевато поясняющая ее значение, табличка гласит: «Знайте, что женщины на руководящих позициях — это сила. В НЕЙ вся разница». Подчеркнуто слово «ОНА», женский род, в контексте борьбы против гендерной дискриминации это важный тезис, речь идет о том, что традиция политической борьбы и большого бизнеса, где преобладают мужчины, незаслуженно ущемляет женщин. В противостояние Трампа и Хиллари, кстати, эту тему тоже пытались внедрить, но не слишком виртуозно.

Однако визуальные символы, в отличие от символики вербальной, куда более просты. Если посмотреть на эту пару, на огромного, несущегося вперед быка с наклоненной головой и острыми рогами и встающего на его пути ребенка, то менее всего хочется думать о пропорциях в сенате или Белом доме. Сила, которой противостоит слабость, ассоциируется с тем, что сегодня в Нью-Йорке очевидно ощущается как новый тренд: политическое поведение, ориентированное не на победу, а на поддержку. Это, конечно, далеко не вся Америка, да и в самом Нью-Йорке есть разные позиции, но кажется, что как и многие другие веяния, возникнув однажды в среде университетов и интеллектуальной элите, тенденция становится сначала модой, со всеми ее издержками, а потом и привычкой.
Встать на сторону жертвы, даже если ты сам вовсе не угнетен и не обижен. Поддержать тех, кто ущемлен, кто нуждается в помощи. Не стремиться к карьере, к выгоде, к победе любой ценой, а думать о людях, требующих заботы — это действительно революция, хотя если подумать, то у этого не слишком пока популярного вектора есть и прямые предшественники.

И если маленький Давид все-таки победил великана Голиафа, то Иисус, сын Божий, дал себя распять, то есть отказался от демонстрации победы.

Сейчас много спорят о том, устоит ли цивилизация, если вместо конкуренции и права сильного во главу угла будет поставлено право жертвы. Дескать, есть закон природы, естественный отбор, будь сильным и тебя будут уважать и бояться.

Этому принципу, до сих пор господствующему над родом человеческим, культура противопоставляет иной закон. Пока он не стал общим, но он уже существует, культура берет верх над природой, и милосердие, кажется, выиграет эту битву. Не здесь и не сейчас. Но непременно.

Автор быка требует сохранения композиции. Но девочка уже существует. И эту историю уже не вычеркнешь из памяти.

 

Источник: "Газета.ру", 27.05.2018,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.