Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.03.2008 | Анимация / Интервью

Запрет на сюсюканье

Человек искусства должен стать социологом и культурологом, чтобы увидеть все хитросплетение заморочек нашей жизни

Самый популярный сегодня российский мультсериал «Смешарики», рассчитанный прежде всего на малышей, очень часто делает сюжеты на достаточно важные социальные темы, включая актуальные сегодня выборы, в адаптированном для детей виде. Зачем это делается, мы выяснили у художественного руководителя сериала, культуролога Анатолия ПРОХОРОВА

-- Наше внутреннее убеждение, поддержанное детскими психологами: дети 5--6-летнего возраста (уже не говоря о школьниках) полностью ориентируются в подавляющем большинстве проблем «взрослой жизни». И когда мы с ними «сюсюкаем», мы демонстрируем им свое ярко выраженное неуважение и тем самым полностью отрезаем себе путь к ребенку. Именно потому в «Смешариках» действует запрет на любые сюсюкающие интонации: в историях, в языке, которым разговаривают герои, в актерской игре аниматоров и даже в музыке.

А раз так, то для нас важным стало рассказывание детям реальных историй, которые случаются в нашей с вами жизни практически ежедневно. Это и есть то, что вы называете «острыми социальными темами». В фильме «Телеграф» возникла невероятно актуальная ныне тема виртуального общения, которая чуть «закамуфлирована» под телеграф. «Путь в приличное общество» -- это простая для детей, но отчетливая для взрослых тема «мещанина во дворянстве». «Что нужно всем» -- наша первая попытка поработать с психологией рыночной лихорадки, «Торжество разума» -- история о том, почему же мы все на самом деле так хотим добиться признания, «Это сладкое слово "мед"» -- отчетливая история о трагедии наркотической зависимости (в ее понятном для детей виде), «Горы и конфеты» -- это, как ни страшно сказать, «история продажной любви» (подчеркну -- не о «продажном сексе», а о продажном душевном отношении к другому) -- именно так и обозначил ее смысл наш ведущий сценарист Алексей Лебедев, автор большинства наших историй.

Причем сегодня не только наши фильмы тянутся к реальной жизни страны, но и странные изгибы нашего социального бытия неожиданно ярко актуализируют наши фильмы. Так, «В начале было слово» неожиданно остро склеился с попытками вновь и вновь переписывать историю собственной страны, а «Трюфель» стал смотреться социальной сатирой на процесс выборов как таковой.

-- Какие социально важные темы, как вам кажется, следует брать анимации и что делать, чтобы они не превратились в назидательные сюжеты, которые скорее оттолкнут детей?

-- Вся наша ежедневная, ежеминутная жизнь полна «социально важных тем» (я хочу еще раз подчеркнуть -- социально важных, а не политически важных тем!). И вот тут человек искусства должен стать социологом и культурологом, чтобы увидеть все хитросплетение заморочек и язвочек нашей семейной, рабочей жизни. Увидеть изнанку наших отношений с коллегами и соседями по транспорту, начальниками и подчиненными, с любимыми и не очень... Одна американская сценаристка (к сожалению, уже не помню ее фамилию), получившая «Эмми» за сценарий к одному из эпизодов «Симпсонов», говорила: «Я точно знаю, что каждый день я встречаю мой будущий сюжет. И если я прохожу мимо него -- это моя собственная проблема...»

Назидательность, которая убивает живое общение, есть лишь наше отношение к собеседнику, которому мы рассказываем эту историю, лишь наши интонации, с которыми мы выстраиваем повествование. Но эта дидактичность -- лишь мелкое последствие того ханжества, с которым общество обсуждает (на любом уровне: от улицы до Думы!) проблематику своих граждан детского возраста. Это ханжество -- и в том, что по отношению к детям наши слова не то чтобы «расходятся с делами», а вообще ничего общего с нашим реальным взаимодействием с ребенком не имеют.

-- Как вы думаете, может ли анимация, связанная с социальной проблематикой, оказывать какое-то конкретное влияние на детей (да и на взрослых тоже)?

-- Давайте различать связь анимационного кино с реалиями окружающей нас жизни -- т.е. с социальной проблематикой в широком смысле слова, -- и куда более узкую, но часто не менее насущную задачу «конкретного влияния», т.е. жанр плаката, социальной рекламы, по своему определению призванный звать, будить, привлекать или отталкивать... Что касается этой социально-рекламной задачи, то и она куда лучше, куда глубже работает именно не в «призывной» форме, а в виде опять-таки обыденной истории, в которой так или иначе заплетена эта очередная «трудная» проблематика. Но не стоит и ждать от подобной социальной работы анимационного кино по-армейски быстрого влияния на зрителя.

За последние три года Смешарики появились в 32 полутораминутных историях на темы ОБЖ, МЧС, ГИБДД. Эти ролики -- минутные истории из жизни Смешариков с 30-секундными «плакатными» финалами -- постоянно крутят самые разные телеканалы: от «Культуры» до региональных сетей. Как выяснилось, потребность в них просто огромная. И основной нашей «хитростью» здесь стало то, что каждая из «прикладных» историй Смешариков «вырастает из», или «вливается в», или «кружит около» уже известных детям ситуаций в нашем основном сериале. Недавно к нам обратилось правительство Санкт-Петербурга и правозащитная организация «Гражданский контроль» с просьбой сделать 20 таких же фильмов на темы толерантности. Тема очень трудная ввиду ее особой психологической тонкости. Поэтому сейчас мы вместе с научным руководителем этого небольшого проекта известным психологом Александром Асмоловым ломаем голову над историями, которые станут сценарной основой нашего нового микросериала.



Источник: "Время новостей" № 32, 28.02.2008,








Рекомендованные материалы



«Я стала думать, что у человека была детская травма от старушек…»

Режиссер анимации Анна Юдина: "Я шла по улице и увидела на остановке автобус стоит, бежит бабушка и автобус ее явно ждет. Я была уверена, что он ее сейчас дождется, она сядет и поедет. А на самом деле автобус дождался, когда она добежит до двери, захлопнул двери и уехал".


Самые лучшие и самые интересные

Очередной 24-й Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале раздал призы, и по тому, как кучно ложились пули и как полно совпало решение жюри с профессиональным рейтингом, ясно было что о лидерах в этом году не спорили.