Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.02.2008 | Кино

Закрой глаза и думай об Англии

Вольная интерпретация известного эпизода английской истории, разыгранная силами Натали Портман и Скарлетт Йохансон

История короля Генриха VIII и Анны Болейн мила сердцам романтических девиц и учителей английского языка тем, что в ней самым наглядным образом рифмуются любовь, смерть, религия, государство и все остальное, что может захотеться срифмовать. В 2001 писательница Филиппа Грегори вытащила на свет подзабытую сестру Анны Болейн - Мэри и, наперекор «бритве» своего соотечественника Уильяма Оккама, без того страстную историю осложнила любовным треугольником. Роман, название которого правильнее было бы перевести как «Другая девочка Болейн», был фантастически популярен и поставлен на британском телевидении. Полноценную же его экранизацию ждали последнее время, как мало какой еще фильм. Дело, конечно, не в каком-то обострении интереса к английской истории XVI века.

«Другая из рода Болейн» - фильм-встреча двух главных кинобарышень, героинь педофилических мечтаний 90-х и 2000-х соответственно. И это, разумеется, волнует душу гораздо больше, чем соответствие историческим фактам.

Итак, в семействе Болейн растут три очаровательных ребенка - умненькая Анна (Портман), чистая душа Мэри (Йохансон) и веселый Джордж. Их отец, богатый и влиятельный дипломат сэр Томас Болейн, вместе с дядей герцогом Норфолком устраивают спокойный брак для Мэри, а Анне придумывают головокружительную карьеру - стать любовницей самого короля Генириха XVIII (его играет Эрик Бана, главный герой спилберговского «Мюнхена», - гораздо менее обширный человек, чем классический портретный Генрих). Как раз к этому времени король окончательно охладевает к своей страдающей бесплодием жене Катерине Арагонской. Подсунув ему Анну, Болейны рассчитывают получить влияние при дворе. Однако вместо изысканной Анны Генрих неожиданно увлекается тихой Мэри. Он дает место ее мужу, делает саму Мэри фрейлиной королевы, осыпает ее подарками и учит королевской любви. Болейны удивлены, но довольны. Через некоторое время Мэри, что вполне естественно, оказывается беременна - Генрих отстраняет ее от двора и отправляет куда-то в глушь вынашивать наследника. Тут-то наступает черед обиженной Анны. Семья отправляет ее ко двору, чтобы не дать королю забыть о Мэри, но Анна предпочитает отстаивать собственные интересы и виртуозно влюбляет в себя ветреного монарха. Если не вдаваться в детали, дальнейший маршрут - «роман - реформация - плаха» - вполне известен.

Другой вопрос - каковы на этом маршруте средства передвижения.

Действие «Другой из рода Болейн», помимо обязательных костюмированных проходов по коридорам и аллеям и вялых постельных сцен, состоит из умопомрачительных диалогов политико-эротического содержания.

К тому же в русском дубляже все герои - очевидно для пущей благородности - изъясняются в манере мастера Йоды, и от бесконечных фраз вроде «Должны мы установить, скреплен ли этот преступный брак консумацией» проникнуться трагизмом ситуации совершенно невозможно. Вдобавок к неудачному выбору сценаристов и непробиваемой наивности в вопросах монтажа режиссер Джастин Чедвик в течение всего фильма, кажется, не может определиться, снимает ли он национальный эпос с любовным уклоном (в стиле напрашивающейся «Елизаветы» Шекхара Капура) или фильм про то, что историю делают обычные девочки (пытаясь повторить прекрасную «Марию Антуанетту» Софии Копполы). И, несмотря на все это, фильм, в общем, держится. Как? В одну из первых встреч Генрих спрашивает отправляющуюся на охоту Анну Болейн: «Как вы полагаете в одиночку усидеть на лошади?», на что она говорит ему: «Так же как и вы, милорд, - при помощи бедер». Вот - и ответ.











Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.05.2020
Кино

«Голос» на минималках

Сознательно или нет в «За мечтой» Фаннинг повторяет рисунок своей роли из фильма «Неоновый демон». В центре сюжета ее героиня, покоряющая в «Демоне» модельный бизнес, в ленте Мангеллы – музыкальный. Актриса эксплуатирует образ Джесси – своей героини из «Неонового демона». Неопытная, отстраненная, с отрешенным взглядом и минимумом мимики начинающая звезда. «Замороженность» Фаннинг здесь кстати, но ощущение, что мы где-то это уже видели, не покидает.

Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.