Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.02.2008 | Колонка

Инновационная и легендарная

Нет никаких оснований рассчитывать на создание инновационной армии, обещанной Путиным

Спорить готов, что в тех многочисленных и пустопорожних речах, которые прозвучат по случаю очередного Дня защитника Отечества, чаще всего будет повторяться новомодное словечко «инновация». Еще бы, главный начальник, он же Верховный главнокомандующий, поведал, что «в ближайшие годы в России должно быть развернуто производство новых видов вооружений, не уступающих по своим качественным характеристикам имеющимся в распоряжении других государств, а в ряде случаев — превышающих эти характеристики». А если так, то «передовые научные разработки в области био-, нано- и информационных технологий могут привести к революционным изменениям в области вооружений. И доверить вопросы размещения, обслуживания, использования оружия нового поколения можно только армии, отвечающей самым современным требованиям… Нам необходима, если угодно, инновационная армия».

Я уже не раз писал, что Вооруженные силы, столь любимые руководством страны, являются своего рода полигоном, где опробуется политика, которая затем распространяется на другие сферы.

Армейская реформа, объявленная успешно завершенной в 2003 году, стала по сути прообразом национальных проектов. Власть стала накачивать нефтеденьги в советские по сути структуры, будь то массовая мобилизационная армия или разлагающаяся система здравоохранения. И это позволяет сохранять видимость пусть убогого, но порядка.

И вот теперь, после того как лично товарищ Путин В.В. заявил, что Россия переходит к инновационному этапу развития, именно на примере Вооруженных сил можно спрогнозировать, удастся ли нашей стране в 2020 году выйти в число передовых держав. Дело в том, что планы оснащения нашей армии в общих чертах известны — они содержатся в Государственной программе вооружений до 2015 года. О ней год назад поведал тогдашний министр обороны Сергей Иванов: «Поставить на боевое дежурство несколько десятков шахтных пусковых установок и командных пунктов РВСН, а также закупить свыше пятидесяти подвижных грунтовых ракетных комплексов "Тополь-М". Иметь в составе ВВС России пятьдесят дальних стратегических бомбардировщиков. Развернуть серийное строительство и планово вводить в состав флота ракетные подводные лодки стратегического назначения проекта 955 и проекта 955-А. Создать космические системы разведки, связи, ретрансляции, целеуказания, топогеодезии, обнаружения стартов баллистических ракет нового поколения. Повысить на 20 процентов боевые возможности авиации и войск ПВО. Кроме того, в Сухопутных войсках будут полностью перевооружены сорок танковых, девяносто семь мотострелковых и пятьдесят десантных батальонов. Пять ракетных бригад будет оснащено новейшими ракетными комплексами оперативно-тактического назначения "Искандер-М", а два реактивных полка — модернизированными реактивными системами залпового огня "Ураган-1М".

Проблема даже не в том, что уже сейчас можно уверенно сказать: программа вооружений будет сорвана.

«В силу повышения цен на конечную продукцию ОПК стало невозможным выполнение заданий госпрограммы вооружений ни по номенклатуре, ни по количественным показателям», — сообщил недавно заместитель руководителя департамента оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Министерства промышленности и энергетики Валерий Воскобойников. Не секрет, что этот рост цен вызван тем, что промышленность оказалась не готова к выполнению оборонного заказа. Ведь предприятия, производившие комплектующие, давно выпускают другую продукцию. Пока речь шла о единичных экземплярах, комплектующие производили полукустарным способом на заводах, где осуществлялась сборка. Но как только оборонный заказ вырос, выяснилось, что промышленность не может его выполнить. В результате стало расти не производство, а цены.

Куда любопытнее посмотреть, что за инновационную технику, напрягаясь из последних сил, собирается производить отечественная промышленность. Ракета «Тополь-М» разрабатывалась в конце 80-х, к 2015-му использованным в ней технологиям будет аккурат 30 лет. Тактическая ракета «Искандер» разрабатывалась в начале 90-х. То же самое можно сказать и о комплексе ПВО С-400. Объявленный наиновейшим истребитель Су-35, совершил свой первый полет в 1988-ом, двадцать лет назад. Столь же нов и истребитель-бомбардировщик Су-34. Замечу к тому же, что пока серийное производство этой морально устаревшей военной техники даже не начато. Так что в лучшем случае первые серьезные поставки начнутся года через три-четыре. Таким образом, путинская «инновационная армия» в 2020 году будет оснащена военной техникой, основанной на технологиях прошлого века.

Самое поразительное, что все это происходит в ситуации, которую в других крупных военных державах (не только в США, Великобритании, Франции, но и в Китае) описывают термином «революция в военном деле».

В те самые 90-е произошел прорыв в информационных технологиях. По сути дела появилась новая, в дополнение к суше, морю, воздуху и космосу, сфера противоборства — информационное пространство. Уже сейчас, когда революция в военной сфере находится в первой своей фазе, характер боевых действий кардинально изменился. «Туман войны», то есть недостаточное знание о возможных действиях противника, этот обязательный прежде элемент противостояния, исчезает благодаря информационным технологиям. Сегодня, как рассказывают, в районах боевых действий в Афганистане и Ираке стоит постоянный шум — это жужжат двигатели беспилотных самолетов. Благодаря своим видеокамерам постоянно находящиеся в воздухе самолеты выдают «картинку» всей зоны ответственности соответствующих командиров. Начиная с командира взвода, любой командир с помощью своего лэптопа может просматривать все пространство в районе дислокации. На стратегическом уровне создаются разведывательно-ударные системы, включающие спутники разведки, целеуказания и связи, боевые самолеты и крылатые ракеты. Все это, объединенное в единую систему, и обеспечивает полное и абсолютное превосходство на поле боя.

Россией на этом направлении не делается практически ничего. Только что первый вице-премьер Сергей Иванов вдруг поведал о полном провале программы ГЛОНАСС, создатели которой вот уже лет десять обещают обеспечить как военных, так и гражданских потребителей возможностью ориентации на местности (понятно, что эта же система обеспечивает и наведение высокоточного оружия). Выяснилось, что отечественная промышленность просто неспособна наладить производство принимающих устройств — потому что нет комплектующих. Если бы военное руководство России всерьез было нацелено на создание «инновационной армии», оно сконцентрировалось бы на информационных технологиях.

Однако до самого последнего времени российское военное ведомство делало вид, что никаких проблем не существует вовсе. Разве что учредили должность заместителя министра обороны по информатике.

Достаточно прочитать доклад потомственного генерала и заместителя начальника Генштаба Александра Бурутина, чтобы выяснить: понятие «информационные войны» он предпочитает рассматривать лишь через призму угроз хакерских атак на компьютерные сети да еще как возможность воздействия на массовое сознание через СМИ. На самом деле, уже не первый год российские военные старательно смешивают понятия «информационной» и «психологической» войн. Это дает возможность увиливать от обсуждения реальных, а не выдуманных вызовов.

Как ни крути, нет никаких оснований рассчитывать на создание инновационной армии, обещанной Путиным. Потому российская армия, ведомая Кремлем, движется в прямо противоположном от обещанного направлении. Как, собственно, и вся остальная страна.



Источник: "Ежедневный журнал", 22.02.2008,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».