Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.12.2007 | Колонка

Здравствуй снова, Новый год!

Знакомство человека с Евангелием куда правильнее начинать с рождественских праздников

В России начались новогодние праздники. В школах, ДК, музеях и прочих образовательно-культурных заведениях нашей по-прежнему необъятной родины Снегурочки по-прежнему спрашивают у детей, куда же делся Дедушка Мороз. Дети выводят на чистую воду Лешего, посрамляют Бабу-Ягу и разоблачают лже-Мороза. Это трогательно. Нет, правда... Я тоже кричала в детстве: "Елочка, зажгись!". И родители мои в своем детстве кричали. И родители моих родителей... Они, впрочем, не кричали.

В России елка новогодняя. Во всех странах она рождественская. Она и у нас-то стала новогодней лишь во второй половине 30-х, когда заклейменные в ходе бурной антирелигиозной пропаганды дерево с украшениями и Дед Мороз с мешком подарков были реабилитированы, секуляризованы и запущены вместе с пятиконечной звездой в массовое детское сознание.

Шли годы. Мы уже в другой (даже называющейся по-другому) стране. Никакой антирелигиозной пропаганды. Никаких, упаси бог, гонений на церковь. Она активно вторгается нашу жизнь, в том числе в те ее сферы, которые, если учесть ее отдельность от государства, не должна бы вторгаться. Но новогодняя елка по-прежнему горит пентаграммой. И ни одному ребенку ни на одном из российских елочных праздников даже не намекают, что подарки из дедморозовского мешка символизируют дары волхвов, поднесенные младенцу Христу в Вифлеемских яслях. Странное противоречие.

"Мне надо вернуться в Лондон пораньше, - говорит мой английский друг, - моя дочь поет в хоре carols (рождественские гимны). Она очень обидится, если я этого не застану". - "А вы пели carols?" Собеседник удивленно поднимает брови.

Нет на Западе человека, который не знал бы в детстве наизусть рождественские песнопения и не понимал бы, что смыслообразующим событием всех елочных гуляний и хороводов является, как ни крути, рождение Спасителя, а не поиски пропавшего Деда Мороза. И их Санта Клаус, как ни крути, это все же Святой Николай. И на елках у них горит Вифлеемская звезда. И дети в Рождество идут в церковь, а не в музей, ДК или колонный зал Дома союзов. И церковь в это время так нарядна. В ней такие вертепы. Они так притягивают детский взор.

Знакомство человека с Евангелием куда правильнее (и проще, и приятнее) начинать с рождественских праздников, а не с насаждения в школах Закона Божьего, который и в дореволюционное-то время был одним из самых нелюбимых предметов (причем везде, даже в бурсах). Но нет. О Законе Божьем у нас идут споры, а о том, что елка рождественская, а вовсе не новогодняя и речи нет. Рождество - это скучная трансляция службы по ТВ. Детские радости и подарки - в другой директории. Даже учитывая объективные сложности, связанные в России с несовпадением светского и церковного календарей, это поразительно.

Бейте меня, режьте, но все наши елочные праздники (все, включая самые интеллигентные в самых продвинутых "музеяхименипушкина") есть печальное дежавю. Словно бы и не рухнула советская власть. Словно мы еще сдаем в институтах научный атеизм. Словно бы у нас по-прежнему не только 7 января, но и 7 ноября - красный день календаря. Ежегодное воспроизводство этой советчины - то, что прочно и с самого детства связывает жителей нашей страны с ее малоприглядным прошлым. И вот уже чудится, что в новогодние подарки какой-нибудь рьяный директор какого-нибудь ДК начинает вкладывать записочки "Спасибо товарищу Путину (Лужкову, Медведеву etc.) за наше счастливое детство". Их ведь вкладывали в соответствующие годы с упоминанием другой фамилии.

Если праздник не новогодний, а рождественский, инъекцию чуждой идеологии и угодливого начальстволюбия сделать в него куда труднее. Все его существо будет этому сопротивляться. К Деду Морозу любимое руководство еще удастся пририсовать, к Богоматери или Христу вряд ли.

Став взрослым, англичанин, немец или итальянец может веровать или не веровать в Бога, воцерковиться или не воцерковиться, но события христианской истории, сформировавшие так или иначе европейское сознание, входят в его жизнь сызмальства. Входят легко, радостно, без скучной назидательности. Случайно что ли один из главных атеистов современности - оксфордский профессор Ричард Докинс заявил недавно, что он тоже с удовольствием поет рождественские гимны, чем спровоцировал дискуссию в "Таймс": гоже ли атеисту петь carols... А ведь Докинса можно понять. Самого закосневшего в неверии человека вряд ли могут не тронуть вид матери и ребенка, окружающих их животных, восточных магов, звездного неба. В самом антураже этого христианского праздника заключена пленительная красота. Кто бы ты ни был, в Рождество "... и младенца, и Духа Святого/ Ощущаешь в себе без стыда./ Смотришь в небо и видишь - звезда".



Источник: "Известия", 25.12.07 ,








Рекомендованные материалы



Проблемы неотомизма

В детстве все мы играли в магазин, в больницу, в милицию, в почту… Играли также и в выборы. Помню, как в тупиковой части огромного коммунального коридора был нами обустроен «Избирательный участок № 97». В посылочный фанерный ящик, закутанный в старый халат чьей-то бабушки, кидались обрезки тетрадных листков, на каждом из которых было написано: «Света. Дипутат».


Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.