Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.12.2007 | Колонка / Театр

Инфляция в головах

Обилие номинантов "Золотой маски" не отражает, а прикрывает скудость подлинных событий, случающихся в мире театра

Уже давно, даже очень давно мы живем в парадоксальной ситуации: афиша "Золотой маски" год от года пухнет и разрастается... В ней появляются новые номинации. Список претендентов на высокую награду становится все внушительнее. Одних опер — одиннадцать штук. Ух ты! Эта пухнущая афиша на первый взгляд есть свидетельство небывалого расцвета зрелищных искусств в нашем Отечестве. Но только на самый первый, ибо только слепой не заметит, что обилие номинаций и номинантов не отражает, а прикрывает скудость подлинных событий, случающихся в мире театра. Событий нет — наград пруд пруди.

Тут вопреки одному из основных законов диалектики, гласящему, что количество рано или поздно переходит в качество, само качество (низкое, очень низкое качество театрального продукта) перешло в количество. И это, в сущности, кажущийся парадокс. Это вообще никакой не парадокс. Когда планка стоит высоко, преодолеть ее могут единицы, но если она опущена на уровень плинтуса, перепрыгнуть ее горазды многие.

Уже который год эксперты, тоскливо вздыхая, говорят самим себе: ну не может же у нас быть всего два лучших спектакля большой (вариант: малой) формы. Один из Москвы, другой из Питера (вариант: оба из Москвы). Ну что это, право, за фестиваль? Что за конкурентная борьба? Надо как-то разукрасить афишу. А давайте вставим неудачный спектакль какого-нибудь известного режиссера, потому что он человек с именем и интересен даже в своих неудачах. Давайте. А давайте спектакль Пупкина из Талды-Кургана, в нем вроде бы соблюдены санитарные нормы, а знаете, как сложно соблюдать санитарные нормы человеку без имени да еще вдали от Москвы. Давайте. А давайте скверный спектакль все еще подающего надежды Юпуртышкина, в котором нет ни ладу, ни складу, ни смысла, но очень прилично главную роль играет народный артист России. Ну раз пошла такая пьянка — давайте.

У нас есть номинация "Лучшая работа дирижера в оперетте/мюзикле", но приличных оперетт и мюзиклов не сыщешь днем с огнем. Есть "Лучшая работа артиста в кукольном театре", но приличных кукольных спектаклей раз-два и обчелся. Уже скоро (я это предчувствую) появится что-нибудь вроде "Лучший зав.поворотным кругом". А то, что поворачивать сей круг будет черт знает что, не имеет большого значения. Зато как повернуто!

И дело конечно же не в самой "Золотой маске". Из всех наград, присуждаемых в мире театра, эта по-прежнему — самая престижная. В ней есть работающий по довольно жестким правилам экспертный совет. Жюри, в котором собирают представителей всех театральных профессий. Есть ежегодная ротация членов экспертного совета и членов жюри. Есть возможность дискутировать и отстаивать свою точку зрения. Но общее катастрофическое падение качества ведет к неизбежному размыванию критериев, а неизбежное размывание критериев ведет к дальнейшему падению качества. Это порочный круг. Порочный поворотный круг...

У нас не осталось уже артиста, хотя бы раз выразительно прочитавшего со сцены басню, и тут же не награжденного чем-то если не золотым, так хрустальным, бриллиантовым, яхонтовым. Режиссера, сделавшего что-то мало-мальски приметное, и тут же не зачисленного в надежды отечественной сцены. Ценности призов давно уже утрачены. Ценность эпитетов девальвирована. Вручанты не жалеют превосходных степеней. Слова "гениально", "потрясающе", "восхитительно" несутся с экрана телевизора мощным селевым потоком. Пиарщики авансом выдают пропуск на театральный Олимп любому, кого им поручили пиарить. О сыне моей подруге, одаренном мальчике, недавно закончившем ГИТИС и сыгравшем то ли две, то ли три роли в спектаклях на сто зрителей, в пресс-релизе, разосланном во все СМИ, уже пишут "звезда московской сцены". Как звезда? Бедный мальчик! А так — звезда. И он, кстати, еще ничем не награжден. Какой ужас!! Срочно выдать ему какую-нибудь "Турандот" за лучший дебют. Или "Чайку" за лучший эротический эпизод в номинации "некоторые любят погорячее". Ведь "лучшее" — давно уже не значит "хорошее". Посчитайте количество премий в мире кино или литературы, а теперь попытайтесь вспомнить сильные впечатления, полученные от встречи с произведениями отечественного кинематографа и отечественной же словесности. Это не театральная ситуация, это вообще СИТУАЦИЯ.

Русский эмигрант, один из самых значительных деятелей Церкви ХХ столетия протоирей Александр Шмеман написал об этом несколько десятилетий назад в своих дневниках. Написал конечно же не в связи с театром. И даже не в связи с искусством. В 1974 году он слушает речь президента США о борьбе с инфляцией.

"Чего, однако, никто не говорит и, очевидно, не понимает, — пишет Шмеман, — что "инфляция" — это прежде всего состояние духовное, психологическое. Весь мир стал "инфляцией": слов, переживаний, отношения к жизни. Когда про уборщика в большом магазине говорят "инженер по обслуживанию" — это "инфляция"... Если все неправда, если все бесконечно раздуто, преувеличено, искажено — то почему в чем бы то ни было соблюдать меру?.. И потому начинать надо не с экономической, а с духовной борьбы с инфляцией, как состоянием души и сознания...".

Это написано в 1974 году. Сейчас конец 2007-го. Кажется, в борьбе с инфляцией победила инфляция.



Источник: Известия, 12.12.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.04.2020
Театр

Метерлинк в космосе

Пространство, в котором происходит действие «Пелеаса и Мелисанды» — тесное, длинное, залитое ослепительно белым светом и оттого напоминающее коридор космического корабля из современных фантастических фильмов.

Стенгазета
03.04.2020
Театр

Услышь меня

В спектакле «Эллуки», они берут пять стихотворений поэта Габдуллы Тукая, татарского Пушкина, переводят классика на мертвые и вымирающие языки малых народов России, пишут пластическую партитуру для глухих артистов и выстраивают спектакль в пространстве казанской галереи современного искусства.