Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.12.2007 | Колонка / Общество

Тихое прощание с паритетом

Оборонная промышленность просто не в состоянии переварить выделяемые средства

В минувшую пятницу первый вице-премьер Сергей Иванов устроил немалый переполох среди иностранных журналистов и оборонных аналитиков (то есть тех, кто по должности обязан воспринимать всерьез слова тогда еще возможного кандидата в преемники). Выступая на мероприятии, посвященном 50-летию Военно-промышленной комиссии при правительстве, Иванов заявил о необходимости сохранить ядерный паритет с США: "Военный потенциал, и уж тем более ядерный потенциал, должен быть соответствующим, если мы хотим быть на уровне или просто независимыми. Слабых не любят, не слушают и обижают, а когда у нас паритет, с нами по-другому разговаривают».

Намерение высокопоставленного чиновника сохранить паритет (то есть относительное равенство) в ядерных силах России и США выглядит довольно странно.

Не секрет, что наш ядерный арсенал стремительно стареет – приходится расформировывать целые дивизии РВСН. Ставить же на боевое дежурство аналогичное количество ракет не получается. В результате уже сейчас наши стратегические ядерные силы имеют на несколько сотен боеголовок меньше, чем американские. И этот разрыв будет увеличиваться. Есть немалые сомнения, что к 1 января 2012 года у России будет 1700 боеголовок, как ей позволяет Договор о стратегических наступательных потенциалах.

На мой взгляд, ничего страшного в этом случае не произойдет: стратегическая стабильность давно уже не обеспечивается равенством ядерных арсеналов. Но Кремль и не думает принять эту реальность (по крайней мере, гласно). Именно поэтому идет яростная гонка, дабы поставить на боевое дежурство новую морскую ракету «Булава».

Однако из текста выступления Иванова следует, что речь о наращивании ядерных вооружений не идет вовсе: Россия ограничится выпуском 6-7 ракет «Тополь-М» в год.

По сути дела — это тихое прощание с претензией сохранения паритета. Напомню, что еще в феврале этого года Иванов, будучи министром обороны, обещал: «...поставить на боевое дежурство 34 шахтные пусковые установки и командных пункта, а также 66 грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М». Несложно подсчитать, что в таком случае следует производить по 12-13 ракет в год, то есть в два раза больше, чем говорит Иванов.

При этом нельзя не заметить, что с Сергеем Борисовичем происходит удивительная метаморфоза. В свое время говорили, что, действуя методом проб и ошибок, премьер Виктор Черномырдин получил самое дорогое в мире экономическое образование. Теперь в ту же экономическую школу поступил и Сергей Иванов. Невидимая рука рынка вдруг стала ограничивать амбиции милитариста. Вот на том же заседании первый вице-премьер рапортует: «За первое полугодие объем производства в оборонно-промышленном комплексе увеличился на 15,6 процента по сравнению с тем же периодом прошлого года. Производство вооружений и военной техники возросло на 23,1 процента, в том числе в радиоэлектронном комплексе — на 34,7 процента, в авиационной промышленности — на 39,1 процента, в промышленности обычных вооружений — на 73,9 процента».

При этом Иванов обещает, что в следующем году гособоронзаказ вырастет больше, чем в три раза – с нынешних трехсот миллиардов до одного триллиона.

Казалось бы, радоваться надо. Но первый вице вдруг начинает жаловаться: «Сейчас проблема не в деньгах. Мы им (предприятиям) деньги предлагаем, но с условием: за восемь месяцев новый танк, за девять месяцев новый самолет — можете? Кто честный, говорит "нет", кто пожуликоватее — "давайте попробуем». Ему вторит Владислав Путилин, зам. по Военно-технической комиссии: «Мы выпускаем в год 100 танков и 18 самолетов». Промышленность просто не в состоянии переварить выделяемые средства. И Сергей Иванов, растратив впустую миллиарды бюджетных средств, уже понял это. Но при этом продолжает бороться за выделение уже сотен миллиардов — с тем, чтобы растратить и эти деньги. Оно и понятно – даже понимание экономических процессов не отменяет хватательного рефлекса российских чиновников.  К тому же не исключено, что Сергей Борисович уже в пятницу знал, что преемником будет объявлен не он. И понял, что пора торопиться.  



Источник: "Ежедневный журнал", 10.12.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.