Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.09.2005 | Дизайн / Интервью

Создатель пластиковой роскоши

Знаменитый дизайнер Рон Арад представил в Москве свою выставку мебели и светильников, сделанных из кориана

Рон Арад
Родился в Израиле в 1951 году. В 23 года перебирается в Лондон, где учится в Архитектурной Ассоциации у Питера Кука. Ассоциация известна своим авангардным подходом к дизайну и в то же время ориентацией на сферу роскоши. Однако его дебютной работой стал «низкобюджетный» стул Rover, сделанный из автомобильного кресла и металлической рамы. А настоящий успех пришел к дизайнеру с появлением «Хорошо закаленного стула» - пышного кресла, сваренного из изогнутых железных листов.
В 1989 году совместно с Каролиной Торман он основал Ассоциацию Рона Арада и начал работать в области промышленного дизайна, архитектуры и оформления интерьеров. С этого момента дизайнер сотрудничает со многими мебельными компаниями, создает интерьеры для Йоджи Ямамото, автомобильной компании Maserati, проектирует оперный театр и музей дизайна в Тель Авиве.
Он постоянно экспериментирует с материалами, пропагандирует нетрадиционный подход к мебельным формам. Ежегодно Ассоциация Рона Арада выпускает ограниченную коллекцию предметов ручной работы, многие из которых затем ложатся в основу коллекций мебели, выпускаемых самыми известными мебельными компаниями.
В Москве дизайнер провел мастер-класс и представил выставку мебели и светильников, сделанных в сотрудничестве с компанией DuPont из материала кориан.

- Почему вы работаете с корианом?

- Этот материал открывает большие возможности для экспериментов. Он гнется, подвержен термоформовке, из него можно делать самые разные предметы, и стол и стул, вырезать криволинейные контуры. Разноцветные куски можно соединять куски без клея, при этом шов абсолютно невидим. А можно сделать декоративный шов, я предложил сделать место соединения видимым и использовать контрастные цвета, например, оранжевое и белое, а вместо полоски клея – черная полоска кориана. Это лишнее подтверждение его гибкости и многообразию применения.

- Значит, вы любите искусственные материалы больше чем натуральные?

- Пластики окружают нас повсюду, от них никуда не уйти. Такой подход диктует рынок, ведь в основном это вещи массового производства. Например, стул на котором мы сейчас сидим, сделан из пластика, и ручка, и сумка. Это - законы рынка. Но это не значит, что я не люблю дерево, кожу или сталь или что это материалы неудобные для работы.

- Но вы ведь делаете из пластиков дорогие вещи?

- Я работаю как для топ-марок, так и для компаний, которые делают доступные вещи. Я просто создаю предметы. Главное, чтобы мои работы нравились, не обязательно покупать их. Если я вижу на выставке красивую мебель или светильник, я просто любуюсь ими, и меня не интересует, сколько она стоит. Бизнес - это не моя стихия, но если люди в мире покупают дорогие вещи из пластика, если есть спрос, значит я делаю такие вещи. (В ответе есть доля лукавства, так как работает Арад все-таки для очень дорогих компаний, эти предметы выпускаются ограниченным тиражом и стоят как произведения искусства – Н.А.)

- Какой материал вы считаете идеальным?

- Сложный вопрос. Наверное, я не хочу все время работать только с одним материалом, пусть даже он будет обладать уникальными свойствами. Было бы очень скучно, если бы все вокруг было сделано, например, только из алюминия. Мне нравится алюминий, но мне так же нравится сталь и кориан

- Вы сделали этаж в отеле Puerta de America в Мадриде, где номера полностью отделаны корианом. Не кажется ли вам что в таком пространстве тяжело находиться?

- Не думаю. Например, ванна из кориана теплее и приятнее на ощупь чем чугунная. К тому же кровать там все-таки мягкая. Когда я делал этот отель, я не хотел, чтобы вы чувствовали себя в этом отеле как дома. Если вы хотите быть как дома, вам лучше вообще не путешествовать, а оставаться там, где вы есть. Эти комнаты теплые, комфортные, там есть ощущение уюта. Проживание в этом отеле - не экстрим.

- Вы чувствуете себя звездой?

- Иногда. Временами это утомляет, но далеко не всегда неприятно. Часто попадаются интересные люди, с которыми хочется общаться, можно узнать что-то новое.

- Может быть, мы вам мешаем, вы, наверное, хотите спокойно пообщаться? (Арад дает интервью во время ланча, на котором присутствует дизайнер и его коллеги, помогавшие ему монтировать выставку в Музее Архитектуры).

- Нет что вы, оставайтесь. Вообще-то мы с друг другом не разговариваем, более того мы друг друга ненавидим (смеются). Стараемся общаться только по телефону, а лучше даже по электронной почте. Никаких личных отношений между нами нет, только бизнес. Поэтому вы поможете нам поддерживать беседу за столом.

- Вы не скучаете по родному языку, ведь вы родились в Израиле, а живете в Лондоне?

- Нет, я космополит. К тому же я общаюсь со своими друзьями и родственниками. Я делал несколько проектов на родине, оформил комплекс оперного театра и музей дизайна в Тель Авиве. Английский - это только язык, средство общения. Я всегда остаюсь тем, кто я есть, и язык на это никак не может повлиять. К тому же я живу в Лондоне, где для многих английский язык не является родным, это очень многонациональный город. Встречный вопрос: не скучаете ли вы по чему-то, что было в Советском Союзе?

- Нет. Разве что машин было меньше и рекламы.

- Да движение слишком плотное, мне кажется быстрее ходить пешком. Вообще у вас много странного. Например, из моего отеля, который совсем рядом с Кремлем, я вижу не Кремль, а огромную рекламу часов Ролекс. Это неправильно.

- Москва - мегаполис. Мне кажется, у нее есть что-то общее с Лондоном. Например, быстрый темп жизни (Общий смех за столом, Несколько раз все переспрашивают «Быстрый?»)

- Москва очень медленный город. Ужасная бюрократия, вам необходимо везде заполнять кучу документов. Ни один вопрос нельзя решить быстро. В гостинице у нас долго переписывали у нас паспортные данные. Зачем?  Мир меняется, а у вас много лишнего. Может и хорошо иногда отдохнуть и пожить в медленном темпе, но это делать хорошо, когда ты сам этого хочешь, а не когда вынуждают обстоятельства. Я не думаю, что это потому, что Россия ближе в Азии. Мы были на Тайване, в Гонконге, в Турции, везде вопросы решаются намного быстрее.

- Что лежит в начале нового объекта?

- Новая форма или новый материал или даже новые технологические процессы. Если у вас есть предмет, вы думаете: «Почему бы не сделать то же самое, но из какого-то нетипичного материала?» Но каждый раз все происходит по-разному. Иногда у меня есть идея, и я предлагаю ее компании, иногда мне заказывают проект. У кого-то появилось желание создать новую коллекцию, и тогда обращаются ко мне. Например, я делал в Японии шоу-рум для модельера Йоджи Ямамото. Когда я представил ему свой проект, он внешне никак не отреагировал. Я подумал, что ему не понравилось и уже почти забыл про это. А потом мне позвонили и сказали, что можно начинать работу. При этом в следующий раз мы с Ямамото встретились только на пресс-конференции, посвященной открытию шоу-рума. Был еще один интересный проект. Мне предложили отделать одну комнату во дворце арабского шейха. У него была идея, чтобы каждое помещение в доме сделала какая-нибудь знаменитость. Я придумал проект, где все двигалось, даже был подвижный волнистый пол. Принес проект, спросил, нравится ли ему. «Главное чтобы понравилось моему народу», - ответил он. А вскоре его посадили под домашний арест. Этот проект до сих пор лежит нереализованный.    

- Значит, в вашем бюро есть банк идей, которые еще ждут реализации?

- Сейф. И я знаю только половину шифра. Другую половину знает мой партнер. Но он вам не скажет.

 



Источник: «Интерьер+Дизайн. 100% кухни», №3, 2005 (с сокращением),








Рекомендованные материалы



Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.


«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".