Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.12.2007 | Нешкольная история

Люди и власть

Работа восьмиклассницы из Пермского края Любови Самариной

   

АВТОР

Любовь Самарина. На момент написания работы ученица 8 класса. Село 2-Ключики, Ординский р-н, Пермский край.

Работа получила 3-ю премию на VIII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель – В.В. Теплых.

Каждый день моя дорога в школу проходит через центр села, мимо здания администрации 2-Ключиковского сельского совета. Будучи ещё школьницей младших классов, я любовалась красивыми наличниками этого дома. До сих пор не пройду мимо, не взглянув на них.

Итак,

дом привлёк мое внимание своими наличниками, но окончательным поводом, побудившим меня к исследованию, стала нечаянно брошенная учителем истории фраза: «Наличники-то от старого хозяина остались, его  раскулачили, а дом передали под здание сельского совета, тут и школа ещё была».

Углубившись в своё исследование, я поняла, что изучаю историю не просто дома, а резиденцию власти – местной сельской администрации, она стала объектом моего исследования. И люди в этой резиденции находились не простые, а облаченные этой властью.

Для крестьянина власть – это прежде всего должностные лица, и они имеют определенные властные полномочия, управляя на местах. Будь то секретарь райкома, колхозный учетчик или председатель сельского совета, все объединялись одним словом – начальник.

Они вершили судьбы страны, села, отдельных семей и людей, и сами становились порой жертвами этой власти. Рассмотреть отношения крестьянства с властью и, естественно, отношения людей между собой в условиях постоянного давления этой власти – этот вопрос и стал предметом моего исследования.

Основными источниками, помогающими мне в работе, стали документы архива администрации Ординского района, архив районной газеты «Верный путь», архив школьного музея. За 21 год работы школьного музея военная история села, судьбы её жителей изучены и описаны достаточно глубоко и подробно. А вот период истории начала 20 века, исторические события гражданской войны, коллективизации изучены слабо, практически не тронута тема взаимоотношений людей и власти. Поэтому очевидна актуальность моей работы. Особенно сейчас, когда власть вновь оказывает давление на деревню, образуя вместо привычного нам сельского совета сельское поселение.

ЛИСТАЯ ИСТОРИИ СТРАНИЦЫ

1880 год

В этом году в семье Якова Афанасьевича Зубарева и его жены Александры Терентьевны 20 июля родился сын. Имя ему дали Макар. Семья жила в просторном доме в центре села. Дом смотрел на мир своими большими красивыми окнами и жил своей жизнью.

Именно Макара Яковлевича как хозяина дома и помнят в нашем селе старожилы.

А имена его родителей, дату его рождения нам удалось найти в районном архиве в Метрической книге Покрово-Ясыльской церкви за 1880 год. Однако, год постройки дома уже, наверное, не установить, так как из всех  просмотренных нами архивных документов самые ранние датируются 1949 годом, документы более раннего периода были уничтожены.

Однако, мы попытались восстановить первоначальный вид дома. Дом по своей архитектуре прост: обычный четырехстенок. Дом окружал большой крытый двор с надворными постройками, крепкими воротами.

Помогла воссоздать облик дома внучка Макара Яковлевича. В детстве Татьяна Алексеевна с матерью часто бывала у деда в гостях. Она рассказала, что

хозяйство было большое и крепкое. Во дворе разная живность: коровы, свиньи, лошади, птица и много сельхозтехники. Своя земля – 1,5 гектара.  

Особенно хорошо помнит Татьяна Алексеевна внешность деда: средний рост, волосы белые, седые и борода. Внучка любила ходить к деду в гости. Немаловажную роль в судьбе Макара Яковлевича сыграла дружба со священником. Священник часто приходил к деду в гости, и Макар Яковлевич всегда сажал его за стол в красный угол.

1917-1921 годы

Весть о победе Октябрьской революции докатилась до нашего села в феврале 1918 года. Сельский сход распустил Покрово-Ясыльскую Земскую управу и избрал Покрово-Ясыльский волостной совет рабочих и крестьянских депутатов. В состав исполкома входили как Ясыльские, так и Ключиковские граждане, они действовали как представители советской власти. Однако, шла гражданская война, и ситуация складывалась так, что власть менялась довольно часто. То белые, то красные занимали село. Дом Макара Яковлевича стал свидетелем многих страшных событий.

На площади перед церковью белые публично били плётками жён тех солдат, которые служили в Красной армии, а когда село захватывали красные, всё было наоборот. На эту же площадь белые согнали жителей села и силой принудили их копать окопы по линии обороны.

Всего лишь небольшой эпизод, но становится ясной вся неприглядность картины гражданской войны, когда люди одной и той же страны становятся врагами.

Я уже упоминала, что история гражданской войны в нашем селе изучена и описана в нашем музее недостаточно. До создания музея в 1985 году, никто этим периодом не занимался, никто не говорил со стариками, не записывал их воспоминания, и они «унесли» всё, что знали, с собой в могилу. Не нашли мы документов этого времени и в районном архиве. Поэтому всё, что описано на страницах моей работы на основе воспоминаний старожилов села, является единственным источником для изучения истории села данного периода. Пусть это будет моим вкладом в летопись родного села.

1924 год

В этом году был образован Ординский район и организован 2-Ключиковский сельский совет. В его состав вошли населенные пункты: д. Яковлевка и с. 2-Ключики. Советом для решения текущих дел и исполнения решений был избран исполнительный комитет – исполком.

Одним из первых председателей сельсовета был Зубарев Василий Агафонович. Он был не только председателем сельсовета, но и первым  комсомольцем нашего села.

Итак, с 1924 года начала свой отсчет история  2-Ключиковского сельского совета.

1929-1937 годы

1929 год – особый год в истории страны, именно он изменил судьбы миллионов сельчан. Настоящих тружеников, наживших своим трудом добро, имущество, назвали мироедами.

Весной 1928 года из окон дома Макара Яковлевича можно было наблюдать за бурным собранием, проходившим на площади около церкви.

Впервые в селе 2-Ключики создавалось кооперативное объединение по совместной обработке земли (ТОЗ). В него вошло 8 хозяйств. В списке, найденном нами среди архивных документов, фамилии красных партизан, героев гражданской войны. Среди этого списка есть и фамилии женщин.

Осенью 1929 года деревня бурлила, как в дни революции. На общем сельском сходе стоял один вопрос – организация колхоза. И этой же осенью ТОЗ во 2-Ключиках был преобразован в колхоз «Заря». Первым его председателем будет Зубарев Петр Яковлевич. За верную и преданную службу советской власти он будет арестован в 1937 году и осужден, как «враг народа», на 10 лет лишения свободы. Знал бы он тогда, что власть, интересы которой он защищал, будет безжалостно истреблять свой же народ.

К 1933 году коллективизация во 2-Ключиках была завершена. Однако эти пять лет многое изменили в отношениях между людьми и в отношении людей к новой власти.

Непросто было районным уполномоченным убедить ключиковских крестьян в том, что им нужен колхоз, но основная масса в колхоз всё-таки вступила. А вот зажиточные, к которым и относилась семья Зубарева, вступать в колхоз не торопились, и участь обитателей дома Макара Яковлевича была предрешена. Члены исполкома 2-Ключиковского сельского совета с особым рвением и ответственностью заполняли документы, согласно которым семья Зубаревых подходила к категории «кулак» и, естественно, к раскулачиванию.

Очень внимательно читаем документы в Ординском архиве, где составлена опись имущества. Поражает то, что даже такая мелочь, как ложка, описана тоже, оценена и приплюсована к общей сумме. От полушубка до рубахи – всё тщательным образом описано: какого цвета, из какого материала, размер. В следующей графе записано кому эта вещь продана и за какую цену. За смешную цену – за копейки.

В ходе изучения документов мы и удивлялись и возмущались ещё одним фактом – абсолютной безграмотностью секретаря: «юпка сицовая», «президиум 2-Ключискова с/совета», «занезадачу» и другие. Получается, что Россией, действительно, управляли в годы Советской власти безграмотные  люди.

Как я уже рассказывала, добра у Макара Яковлевича было достаточно. Но главным достоянием хозяйства была швейная машина. Единственная в селе. Именно эта машинка и решила роковую судьбу семьи Зубаревых. Еще дружбу с попом припомнили, да и дом добротный в центре – пригодится новой власти. Думаю, тогда людьми правила зависть и возможность эту зависть удовлетворить.

Семью Макара Яковлевича вместе с сыном Степаном раскулачили и выселили из села. Как и остальные 8 семей, они были выселены на север Пермской области в Чердынский район.

Судьба семьи Зубарева Макара Яковлевича неизвестна. Новорожденный сын Степана умер в дороге, а сам Степан, лишившись рассудка, потерялся где-то на станции в Кунгуре.

Рассказывая о своих земляках, я все чаще задумываюсь: какая сила  двигала людей на такую жестокость? Искренняя вера в дело партии или страх за себя и свою семью? А может, это были обстоятельства и бессилие перед давлением власти?! Кто были эти люди, творившие такие беззакония в моём селе?

Углубляясь в изучение этого периода истории, я поняла:

выдвинулись те, кто был у руля революционных событий и воевал на стороне красных.

Получается, что в состав исполнительного комитета 2-Ключиковского сельского совета вошли те люди, которые были удобны советской власти и доказали свою преданность в годы гражданской войны, в годы раскулачивания, а также представители беднейшего крестьянства. Передо мной фотография 1934 года, где сфотографированы члены исполкома около здания сельского совета. Сразу бросается в глаза одежда этих людей. Всё взрослое население села одевалось тогда одинаково убого: «куфайка» была тогда у многих единственным предметом верхней одежды. Женщины-крестьянки выглядят в 30-е годы особенно удручающе безлико: серые фуфайки, холщовые юбки, неказистые сапоги – символ того времени, провозгласивший  равенство в нищете –  «все как один» .

Среди членов исполкома две женщины, беднячки, которые первыми вступили в ТОЗ, затем активно агитировали за колхоз. Понятно, что у пришедших к власти большевиков на первом месте стоял контроль над умами и мыслями людей. А кто лучший проводник линии партии в деревне? Конечно, учитель. На фото он стоит в последнем ряду. Его одежда отличается сразу: белая рубашка и фуражка. Это Рогожников Николай Степанович. Из летописи школы я знаю его как доброго, веселого и любимого учениками учителя. С трудом верится, что он может быть причастен к раскулачиванию. Однако, из воспоминаний Колосовой Анны Егоровны, его ученицы, знаем, что был он ещё и заведующим клуба, и молодежь ставила под его руководством веселые, остроумные пьесы про попов. Значит, политику партии по отношению ко всем антисоветским элементам, он все-таки поддерживал и проводил. При такой позиции новая власть должна обязательно столкнуться с Русской православной церковью. Церковь в нашем селе закрыли в ноябре 1932 года. Судьба священника неизвестна. А вот как сбрасывали с церкви крест, купола, сжигали на площади иконы, мои земляки помнят хорошо.

Сегодня очень трудно провести грань между виновными и невиновными того времени. Мы не жили, в то время. Хотя считаю, что раскулачивание и разорение церквей можно расценивать как произвол власти. За событиями, связанными с разорением церкви, из дома Макара Яковлевича уже никто не наблюдал и не крестился в страхе. Дом был пуст.

Дом с 1934 года перешел на государственную казенную службу, в нем до 2005 года располагалась государственная власть.

Все решения, распоряжения, бурные споры исполкома, смену председателей слышали стены этого дома. Передо мной выписка протокола №55 от 12 августа 1936 года заседания президиума 2-Ключиковского сельского совета. Основной вопрос – о ходе всех видов заготовок. Разбираюсь, какие конкретно заготовки имеются в виду. Всё просто: хлеб, масло, яйца, лён, шерсть, все то, что можно взять в деревне. Сложно по нынешним меркам вычислить налог на лен, шерсть, а вот налог на сдачу яиц, масла можно. Из документов видно, что сдать надо было 180-200 штук яиц, 7-11 кг масла. Я спросила у бабушки: «Сколько времени нужно копить такое количество продуктов»? Мы подсчитали, что 200 штук яиц нужно копить почти целое лето, а 11кг масла почти 4 месяца. Бабушка сказала, что после уплаты такого налога семье, практически, ничего не оставалось.

За несдачу налога полагался штраф. Я понимаю, что решение принималось членами исполкома не по собственному желанию и убеждению. Они выполняли постановление партии и правительства, то есть власти, и обязаны были это делать, так как сами эту власть и представляли. Так ли уж они были убеждены в правильности решения? Я вот, например, сомневаюсь, правильно ли лишать необходимых продуктов питания всю семью?

Так вот об убеждении. В годы Великой Отечественной войны и по 1953 год Феденёва Евдокия Степановна работала налоговым агентом. Она вспоминает:

«Очень трудно было налоги собирать. Что греха таить, заставляли силой подписывать договор. А придешь в дом-то к солдатке с налоговыми документами, с ней вместе и наревешься. У неё, бедной, ребят-то нечем накормить, не только налог платить.

А если они не заплатят налог, так и мне достанется от начальства». Леденящий страх чувствовали люди, когда приходили требовать уплату по сельхозналогу. У власти свои цели – выполнить   план сельхоззаготовок, спущенный свыше, любой ценой. А сколь высока цена – не очень-то волновало власть. Люди не знали вкуса мяса, хлеба, а при этом целыми днями работали «на колхоз». Старики и сейчас говорят: «Работали-то не на себя, а на государство».

Работая с архивом газеты «Верный путь» (в 30-50 годы она называлась «Ударник»), мы нашли массу публикаций о работе завода №4, колхоза, клуба. Но привлекла наше внимание статья в газете от 30 октября 1937 года

«2-Ключиковский избирательный участок наметил кандидатом в Верховный Совет СССР Абрама Яковлевича Столяра». Жители села 2-Ключиковского сельсовета призывают избирателей Кунгурского избирательного округа голосовать за «стойкого большевика, закаленного сталинца, первого секретаря обкома ВКП(б) Абрама Яковлевича Столяра».

Заканчивался призыв словами: «Да здравствует Сталинская Конституция! Да здравствует наш родной друг и учитель товарищ Сталин!» Просматривая газеты, невольно обращаешь внимание на то, как была сильно политизирована наша «районка»: от содержания статей до оформления газеты. А если уж приближались выборы – тем более.

В архиве нашего музея есть интересная фотография «Выборы в Верховный Совет СССР 26 июня 1938 года». На фото мои земляки в день выборов. Нарядно одетые, в приподнятом настроении. Они слушают патефон, собравшись у здания школы. Вдали видно здание церкви, ставшей клубом. За ним – дом Макара Яковлевича.

В день выборов он был особенно украшен: красные флаги, транспаранты с призывами о любви к Сталину. Кабинка для голосования стояла в углу. В неё никто не заходил. Получив бюллетень, избиратели единогласно голосовали «За», прямо при всех отмечая свое согласие.

Вообще-то, выборы должны быть альтернативными. Думаю, что в те далекие 30-е годы мои земляки и слова-то «альтернативные» не знали.

1940-е годы

Дом Макара Яковлевича жил новой жизнью: все инструкции, приказы распоряжения, информация исходили из сельского совета – дома Зубаревых.

В конце 30-х годов по улицам села поставили столбы, провели электричество. На столбе около сельского совета повесили радио, и оно оглашало село веселыми призывными маршами, речами о «светлом будущем». По углам сельского совета всегда висели красные флаги.

С утра 22 июня 1941 года в селе был праздник – массовые гуляния. А вечером около сельсовета – митинг, посвященный началу Великой Отечественной войны. 23 июня уже уходили на фронт первые призывники.

Дом Макара Яковлевича стал свидетелем страшных испытаний, горя, выпавшего на долю моих земляков. Здесь вручали повестки на фронт, здесь же отдавали похоронки.

Анна Егоровна Колосова работала в годы войны секретарем сельского совета, и она нам рассказывала: «Тяжело вспоминать, как вручала похоронки вдовам. Остолбенеет вдруг женщина, прижмет к груди жгучую весть-похоронку и стоит так. Тихонько выйдет на улицу и идет так, не видя под собой земли».

Мужчины уходили на фронт и председателем сельского совета стала женщина –  Потанина Анна Николаевна. Нелегкая ноша легла на её плечи, она отвечала за всё. За всё то, что «для фронта, для победы!» На мой взгляд, из всех дополнительных тягот военного времени, самыми тяжелыми были лесозаготовки.

Стены сельского совета слышали решение исполкома о нормах лесозаготовок. А я, читая Книгу приказов по заводу №4 за военные годы, нашла норму лесозаготовок – 15 м³ в месяц на одного человека. Это очень много, если учесть, что в руках у них были топоры и простые пилы. Стоила эта норма огромных физических сил. Да и нельзя было иначе, так как за невыполнение нормы, как прогульщикам, урезали хлебный паёк, а он итак был небольшой – 500 граммов хлеба рабочему, 300 граммов – служащему, 200 граммов – ребёнку. Да если ещё урежут паёк, то это уже был голод.

Думаю, таким образом система хлебных пайков контролировала не только рабочих, но и всё население. Человек, сказавший хотя бы слово начальнику против, лишался пайка, и эта боязнь отдавала его в руки власти.

В доме Макара Яковлевича выдавали хлебные карточки. Я могу только представить, что чувствовали люди, получая какие-то бумажки вместо хлеба, от которых зависела их жизнь.

Перелистывая Книгу приказов завода №4, хочу отметить одну особенность: приказов с объявлениями благодарности за годы войны значительно больше, чем приказов о нарушении трудовой дисциплины. Да и нарушения-то – сон на рабочем месте. Разве это нарушение? Это физическое истощение от непосильной работы! В основном на заводе работали подростки 12-13 лет. А бригадиром была Зубарева Клавдия Абрамовна – женщина строгая и, как тогда казалось, безжалостная. «Голодёхоньки были, силы было мало. Смену сделаешь, конец рабочего дня. Только и ждёшь, когда заводской гудок загудит. А Клавдия Абрамовна подойдёт к тебе изделие проверить и ласковым голосом таким уговаривает: «Ну сделай ещё одну штучку, ну хоть одну». Сделаешь, а она снова уговаривает остаться да ещё сделать. И не крикнет даже, а с места не встанешь, работаешь и работаешь, так почти целую смену и выдашь. Вот тебе и 200%. Боялись перечить начальству, но и про то, что ради победы работали в свои 13 лет, хорошо понимали», –  рассказывает Тёплых Мария Егоровна.

Районная газета «Ударник» неоднократно писала на своих страницах о трудовом подвиге моих земляков. Конечно, это были статьи большой политической направленности и высокой идейности, но фактическое положение дел на заводе они раскрывали достоверно, стараясь подчеркнуть роль простого труженика, его вклад в общую победу.

На мой взгляд, отношения власти и общества в годы войны объединяет одна цель – победа над врагом.

1950-80 годы

После того, как война закончилась, постепенно налаживалась жизнь и у нас в Ключиках. Дом Зубаревых продолжал выполнять свою функцию – быть домом власти.

Послевоенные годы были нисколько не легче, чем годы войны.

Только в 1947 году отменили карточки на продукты питания. А до этого люди по-прежнему зависели от государственной власти: она диктовала нормы выработки и нормы питания.

Атмосфера извечного страха, жизни под прессом не могла не сказаться на психологии людей. Меня уже не удивляет, что по прошествии шести десятков лет многие старики по-прежнему боятся быть откровенными в своих воспоминаниях и, конечно, боятся обсуждать власть, ведь именно так они были воспитаны.

Хотя, описывая данный период, работая с архивными документами, изучая вопрос взаимоотношений людей и власти, я бы не отметила никакого давления на людей. Мне даже показалось, что власть заботилась о людях, что именно этот период был наиболее стабильным и спокойным. Люди с удовольствием вспоминают советские праздники, праздничное убранство клуба, села, награждение в клубе лучших рабочих завода и колхозников.

Однако, делая вывод, признаюсь, что увидела много неправильного в методах советской власти и считаю их не только неэффективными, но порой и абсурдными.

Абсурдно, на мой взгляд, что члены колхоза до 60-х годов не имели паспортов, им не оплачивали больничные листы, их заработная плата составляла копейки или отсутствовала совсем.

А это горьким эхом «аукнулось» им – за свой тяжёлый труд они сейчас получают мизерную пенсию. Да, стены дома Макара Яковлевича знают много тайн, видели много слёз и произвола.

Тема о несостоятельности методов советской власти не нова. Я живу в современной России, и все учебники истории, СМИ открыто говорят об этом.

1991-2000 годы

Эти годы ознаменовались в истории России драматическими событиями августа 1991 года. За этими событиями мои земляки наблюдали по телевизору, а обсуждались они и переживались, в основном, в кругу семьи, знакомых, чаще в сельском магазине.

Перемена власти в стране отразилась в нашем селе лишь тем, что затрепетал над зданием сельского совета бело-сине-красный триколор. Однако,  смена декораций мало на что повлияла в нашем селе.

Собственно, можно было бы и не выделять последнее десятилетие 20 века, как отдельный этап в истории дома Макара Яковлевича, если бы не одно обстоятельство.

Впервые на альтернативной основе проходили выборы местной власти в 1999 году. Мне кажется, что за многие годы своего существования стены дома обрели уши, глаза и, возможно, сердце.

Так вот уши дома хорошо слышали, а глаза видели, жаркие споры односельчан по поводу кандидатур на должность главы администрации района, а позднее и результаты этих выборов: откровенную радость по поводу выигравшего кандидата или наоборот. А сердце дома чувствовало: «приближается недоброе время».

2003-2006 годы

В эти годы вышел новый Федеральный закон №131 «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации». Скажу откровенно, я не открыла бы этот закон и не стала бы задаваться вопросами местного самоуправления, если бы не писала свою работу, а значит, и не вела бы своё исследование.

Итак, что такое местное самоуправление?

Из уроков истории я знаю, что оно своими корнями уходит к новгородскому вече и продолжается в земской реформе Александра I. Однако, в годы советской власти у советских людей отсутствовал какой-либо опыт самоуправления, так как они полностью зависели от государства. Казалось бы, напрочь забытое, российское местное  самоуправление вновь возвращают народу.

Глава 1. ФЗ 131 гласит:

Ст. 1. Местное самоуправление – форма осуществления народом своей власти.

Ст. 2. Сельское поселение – один или несколько объединенных общей территорией сельских населённых пунктов, в которых местное самоуправление осуществляется через выборные органы местного самоуправления.

Итак, к 2005 году ситуация во 2-Ключиковском сельском совете складывалась, согласно Закону №131, таким образом, что

сельский совет подлежал ликвидации.

Вот тогда мои земляки, как говорится, схватились за голову. «Как это сельский совет закроют? А кто будет решать наши проблемы? Какое ещё поселение? Кто это опять придумал?» Эти и многие другие вопросы сыпались на главу администрации Малышева Вячеслава Ивановича.

Сколько ни возмущались, ни ругали власть – изменить было ничего невозможно. Используя материалы районной газеты «Верный путь» за 2003, 2005 и 2006 годы, мы просмотрели основные вопросы, которые разбирались на отчётных собраниях главы администрации района и главы администрации сельского совета (такие отчёты в районе традиционно проводятся каждый год). В основном, это вопросы по благоустройству села, автобусное сообщение, работа школы и т.д. Никто из присутствующих на собрании представителей власти даже не заикнулся о том, что сельский совет ждёт реорганизация. Может, специально умолчали власти?

Закон №131 принят был ещё 6 октября 2003 года Государственной Думой Российской Федерации. А решением Земского собрания Ординского района от 26.05.2005 г. «О реорганизации и ликвидации отдельных управлений, учреждений, администраций сельских советов в структуре Ординского района» была ликвидирована администрация 2-Ключиковского сельского совета С 1 января 2005 года образовано и действует Красноясыльское поселение.

Здание сельского совета, дом Макара Яковлевича, опустел. Это обыкновенное, ничем не примечательное в настоящее время здание, но в его истории переплелось столько событий и судеб, радостей и горя, зла и добра, что оно давно уже приобрело душу.

Что ждёт тебя, дом Макара Яковлевича? Кто будет твоим новым хозяином?

А власть между тем вступила в новый виток отношений со своими гражданами. Мы, то есть члены группы «Поиск», провели опрос по селу: «Как вы относитесь к тому, что ликвидирован сельский совет и образовано Красноясыльское поселение?» Из 50 опрошенных нами респондентов 80% высказали отрицательное отношение.

Были примерно такие ответы: «Очень плохо, что сделали поселение. Власть не думает о нуждах людей, лишь бы им было лучше да выгоднее. Жаль людей старшего возраста, как им добираться до Красного Ясыла, ведь 5 км. пешком не пойдёшь, а проблемы надо решать»; «когда новый закон принимали, то нас никто не спросил; маленькие деревни уничтожать стали – сельский совет убрали». Как тут не вспомнить народную мудрость: «До бога высоко, а до царя далеко!»

15% опрошенных назвали такую ситуацию неизбежной, 5% – проявили совершенное безразличие. В основном, это респонденты молодого и среднего возраста.

Интересен тот факт, что именно люди пожилого возраста стараются сохранить сельский совет для села и поднимают злободневный вопрос, а не молодёжь, живущая в селе.

Открываю газету «Верный путь» за 27 января 2006 года. Статья «На двух встречах». Традиционный отчёт администрации перед жителями Красноясыльского поселения. Всё те же знакомые вопросы: дороги, возрождение комбината «Уральский камнерез». Но вопрос «Останется ли специалист администрации в селе?» все-таки прозвучал. И он, действительно, два дня работает в селе. Газета пишет: «Встреча в Ключиках прошла в спокойной обстановке». Это так кажется. У нас своё мнение.

Согласно ст. 2, главы 1 Закона № 131 самоуправление осуществляется через выборные органы местного самоуправления. Первые выборы глав и депутатов представительных органов вновь образованных сельских поселений Ординского района состоялись 9 октября 2005 года. Говорят, они прошли при большой активности избирателей. Оно и понятно, выбирали-то местную власть, хотели самых лучших.

От 2-Ключиков депутатами Красноясыльского поселения стали два наших учителя: Банникова Т.И. и Умпелева М.В.

Главой выбрали Зубенина Николая Алексеевича, бывшего главу администрации Красноясыльского сельского совета.

Кстати, депутатам Красноясыльского поселения мы тоже задали вопрос о целесообразности поселения. Вот мнение Умпелевой Марины Валерьевны: «Сложно одному человеку решать все беды и чаяния всех сёл и деревень, а их в поселении семь, людям сложно встретиться с главой поселковой администрации». Мнение Марины Валерьевны перекликается с мнением Тамары Игнатьевны: «Лучше не стало. Власть отдалилась от народа. Объединение в поселение себя не оправдало. Создались неудобства. Главе администрации даже физически не охватить объём работы. А люди в этом нуждаются».

Делая выводы, я для себя отметила, что даже депутаты считают образование поселения большой ошибкой.

В конце октября 2006 года мне посчастливилось побывать на встрече жителей села с представителями общественной приёмной депутата Законодательного собрания Пермской области Скриванова Д.С.

На встрече было много самых разных знакомых вопросов: ремонт дорог, освещение улиц, заготовка дров, нерентабельность завода, но основным вопросом, так сильно волнующим людей, всё-таки стал вопрос о поселении. И вновь прозвучало всё то же недовольство народа. Кстати, наш глава тоже не одобрил образование поселений, отметив, что власть, действительно отдалилась от народа.

Я надеюсь, что власть прислушается к голосу народа.

Мне трудно сделать какие-либо выводы именно сейчас. Думаю, что время покажет.

Заключение

Начиная свою работу, я не думала, что так глубоко зайду в своём  исследовании, ведь дом Макара Яковлевича привлёк меня только красивыми наличниками. Но вся история дома, история человеческих судеб и событий, связанных с этим зданием так увлекли меня, что остановить свой исследование я уже не смогла.

Я впервые задумалась о взаимоотношениях людей в отдельные периоды истории, проследила взаимоотношения людей и власти. А все мои архивные находки пополняют фонды школьного музея.

Так получилось, что отношения власти и общества стали предметом моего исследования. Многое в этих отношениях я поняла, что-то не поняла. В ходе работы появились не только новые знания, но и огромное количество вопросов и желание найти на них ответы.

Хотя свои выводы я, всё-таки сделала. Начало XX века, то есть 20-30 годы  – это годы особой конфронтации общества и власти, когда народ унижен, растоптан. Однако, в 40-е годы, когда общее горе, испытание, борьба с врагом –  отрадно отметить единение народа и власти.

Я заканчивала свою работу в период предвыборной кампании по выборам в Законодательное собрание Пермского края. Даже поприсутствовала на встрече с представителями одного из кандидатов. Очень заметно было приближение выборов: по всему селу были развешены портреты, призывы, программы кандидатов, какие-то люди постоянно раскладывали в почтовые ящики газеты. Я просмотрела несколько номеров разных газет, что все всё обещают: повышение зарплат, пенсий, строительство дорог, больниц и т.д.

Перед выборами на главной улице даже дорогу отремонтировали (как и пять лет назад), а в день выборов снег по всем улицам разгребли. Бабушка по этому поводу заметила: «Ну вот, до следующих выборов хватит». Я вдруг поняла, что это просто заигрывание власти с народом. А в дальнейшем произойдёт естественное игнорирование народа. Может я ошибаюсь?

В следующих выборах в Законодательное собрание я уже буду участвовать сама, мне будет 19 лет. Тогда и сделаю окончательный вывод.











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.

Стенгазета

Окруженцы. Часть 1

Ворошиловцы создали в брянских лесах партизанскую танковую группу, в которой вместе с броневиками и легкими танками были и легендарные «тридцатьчетверки»: «В июне 1942 года наша танковая группа пополнилась еще двумя танками Т-34. Одну машину мы вытащили из реки Навля с помощью чухрайских колхозников при помощи ворота. Танк вытащен был из-под носа полицаев и быстро приведен в боевую готовность».