Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.11.2007 | Книги / Общество

Третий пол

Книга Шарлотты Сатрелл рассматривает проблемы трансвестизма, гендера и пола на английском и индийском материале

«Мужчиной я чувствую, что я такой, каким мне приходится быть. Я ощущаю себя словно бы опустошенным, живущим неполной жизнью. И сама жизнь больше походит на бремя и долг. Женщиной я чувствую, что я — это я, но иная внешность ставит проблему взаимоотношений с другими людьми…» — так попыталась описать свои ощущения Сандра, женщина, она же Саймон, трансвестит 52-х лет. «Трансвестизм (trans — через, сквозь; vest — одежда) — переодевание в другую одежду, чаще всего противоположного пола», — так описывает это явление Оксфордский словарь английского языка.

Научно-популярная книга Шарлотты Сатрелл рассматривает проблемы трансвестизма, гендера и пола английском и индийском материале. Несмотря на то что за последние тридцать лет появилось огромное количество гендерных исследований, в том числе работ по проблеме трансвестизма, большинство медико-психологических трудов (а именно они сегодня доминируют) пытаются дать ответ лишь на один вопрос — почему.

И, кажется, часто за этим стоит единственное практическое применение: как не допустить появления «переодетых» людей и как лечить уже существующих.

Вопрос «почему» подспудно присутствует и в книге Сатрелл, однако реализуется совершенно иначе. Автор ограничивает свою область исследований случаями мужского трансвестизма. Двигаясь от конкретных наблюдений и ответов, полученных в беседах с сотнями людей, она пытается сформулировать, что именно эти люди ищут в травестии. И здесь причины оказываются глубоко социальными и лежащими скорее (или в равной мере) в области культуры, чем медицины.

Большинство опрошенных мужчин (анкеты и выборка ответов находятся в приложении книги), практикующих переодевание в женскую одежду, признались, что пытаются тем самым активизировать в себе женские качества и черты характера. И испытывают сильнейшую потребность в этом, поэтому, несмотря на страх быть разоблаченными, раз за разом устраивают сеансы перевоплощения. Переодевание — единственный механизм, который дает им возможность почувствовать в себе женскую натуру.

Здесь проблема трансвестизма и смыкается с социокультурным контекстом. Ведь одежда несет в себе информацию о нашем поле, возрасте, профессии, благосостоянии, социальном статусе. Кроме того, она имеет собственный потенциал и способна заставить человека соответствовать ей, то есть влияет на его самоощущение, мировоззрение и, как следствие, позиционирование себя в обществе. Неслучайно одна из глав книги называется «Одевая мозг» (Clothing the Brain).

Расспрашивая каждого информанта о его личных предпочтениях в женской одежде, Сатрелл предпринимает попытку реконструировать тот образ, который пользуется наибольшей популярностью у трансвеститов. Оказывается, что почти всегда это женщина за тридцать, которая носит два типа нарядов: повседневный (туфли на невысоком устойчивом каблуке, юбка средней длины, блузка, жакет, некоторое количество неброских аксессуаров и парик) и вечерний, женщины-вамп (яркие платья, откровенные костюмы). Причем при выборе одежды ключевым параметром для трансвеститов зачастую оказывается мягкость ткани, что позволяет Сатрелл сделать ряд любопытных выводов.

В сознании склонных к травестии мужчин, по мнению автора, существуют два наиболее употребимых определения, которыми они характеризуют женскую и мужскую природу — «мягкий» (soft) и «твердый» (hard). Образ «настоящей» женщины для них несомненно «мягкий» (в противоположность мужской «твердости» характера) и именно его они стремятся имитировать. Впрочем, Сатрелл, обращаясь в отдельной главе к учению Юнга, признает, что этот выбор может быть обусловлен и психологическими причинами. Что же касается характерных определений, то здесь немалую роль играют и массовые представления мужчин о женской и мужской социальных функциях. Категория «мягкий» в их сознании ни в коей мере не может быть мужским качеством, и для открытия этого потенциала в себе необходимо обратиться к женскому опыту.

Такова концепция трансвестизма на основе британского опыта. Материал для сопоставления Шарлотта Сатрелл находит в индийской культуре.

Хиджра (hijras) — особая группа в индийском обществе, представители которой не имеют определенного пола (хотя чаще всего изначально были мужчинами), одеваются в женскую одежду, но ведут себя подобно мужчинам.

Хиджра присутствуют в индийском обществе с давних времен. В эпической поэме «Рамаяна» есть эпизод, в котором бог Рам уходит из города в леса, чтобы оставаться там в одиночестве в течение десяти лет. Однако жители города вопреки его желанию следуют за ним. В конце концов, разгневанный Рам оборачивается к ним и спрашивает: «Почему вы идете за мной, если я сказал вам уйти?» А горожане отвечают: «Ты сказал уйти мужчинам и женщинам, но среди нас нет ни тех, ни других, и поэтому мы идем с тобой».

Подобно трансвеститам Великобритании, хиджра воплощают в себе и мужское, и женское начало (или ни то, ни другое). Одежда, которую они выбирают, также активизирует определенный женский образ, сходный с тем, который предпочитают трансвеститы: молодая женщина в традиционной одежде, чаще всего ярких цветов. Хиджра неизменно присутствуют на празднике рождения ребенка или свадьбе, имеют свой песенный репертуар и набор сценок, которые они представляют зрителям. Их проклятия могут стать причиной неудач и болезней, поэтому хиджра пользуются в индийском обществе некоторой долей вынужденного уважения.

Однако есть и серьезные различия между хиджра и британскими трансвеститами. Если последние предпочитают не изменять свой пол, лишь на время перевоплощаясь в женщину, то хиджра подвергаются хирургической операции, хотя зачастую и отрицают это, отстаивая свою избранность от рождения. Склонные к переодеванию и активизации в себе женских (или мужских) черт, они чаще всего не принимаются своими родными и оказываются вынуждены уйти из семьи. Кроме того, присутствует и религиозное обоснование существования хиджра. Правда, с ходом вестернизации их роль в обществе претерпевает существенные изменения, и уже сегодня они сталкиваются с проблемой поиска новой социальной ниши.

Главное, что отличает книгу Сатрелл от сходных тематических исследований — это не поиск причин трансвестизма в обществе, культуре или воспитании и даже не попытка сравнить аналогичные явления в двух различных странах (хотя автор ставит себе в заслугу именно это), а постановка как нельзя более актуального сегодня вопроса о месте трансвеститов в современном обществе.

Индийский материал позволяет увидеть иной тип отношения к травестии и, возможно, внести уточнения в западное восприятие этого явления.

Причина неприятия травестии в британском обществе и довольно спокойное отношения индийского общества к хиджра, по мнению автора, кроется в личностных установках, воспринимаемых человеком в процессе воспитания. Более индивидуалистическое западное общество подчеркивает практически неограниченные возможности личности, способность человека выбирать свою судьбу. Основанное на кастовой системе индийское общество не предполагает за человеком неограниченных возможностей, более того, говорит об изначальной принадлежности человека той или иной социальной категории, в рамках которой он и может реализоваться. В результате британское общество склонно мотивировать трансвестизм исключительно личным выбором человека и не принимать его. А в Индии, где за человеком признается меньше свободы, хиджра не подвергаются однозначному осуждению. Они объединяются в коммуны и живут, подобно касте, в своем пространстве. И религиозная составляющая общества здесь играет не последнюю роль: христианство, в отличие от практикуемых в Индии религий, не знает и не описывает в священных текстах примера травестии.

Самым слабым местом исследования Сатрелл, как ни странно, оказываются теоретические обобщения, композиционно закольцовывающие книгу.

Отталкиваясь от положения о том, что гендер, в отличие от строго определенного биологическими признаками пола, задается социальным развитием, автор одновременно вынуждена признать, что не всегда и пол может быть определен однозначно (чему тут же приводит примеры). В результате Сатрелл приходится ставить вопрос о существовании некого третьего пола или же об определении пола также посредством социального воспитания. Сложности настигают автора и на стадии сравнения явления трансвестизма в двух различных социокультурных традициях, поскольку между британскими трансвеститами и индийскими хиджра оказывается куда больше различного, нежели сходного.

Однако, несмотря на разного рода трудности, Шарлотте Сатрелл удается поставить ряд важных вопросов, ранее не звучавших в истории изучения трансвестизма — о связи травестии с социокультурными факторами, о роли одежды в формировании мужской и женской личностей, о необходимости пересмотра существующей бинарной системы полов. Все это делает книгу интересной не только для обычного читателя, который заинтересуется, как минимум, историями конкретных жизней, наполненных сильными переживаниями, но и для специалиста, который обнаружит здесь результаты обширных и порой весьма труднодоступных полевых исследований.



Источник: "Теория моды" № 6, 2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.10.2020
Книги

Привет, немытая Россия!

В «Бывшей Ленина» нет ни Ленина, ни его бывшей. Здесь возникает параллель с прошлой книгой Идиатуллина «Город Брежнев» — про город, название которого уже давно изменилось. Так и в новом романе — улица Ленина была, теперь ее нет, но жители по привычке называют ее по-старому, только с приставкой «бывшая». В прекрасной России настоящего улица Ленина красиво называется Преображенской, но жизнь от этого совсем не преобразилась.


Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».