Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.11.2007 | Общество

ОМОН, везде ОМОН

Нам показали, как будут судить тех, кому не нравится В.В.Путин

Я знаю, что их специально так учат. Метелить почем зря врагов начальства. Стоять, расставив ноги и помахивая дубинкой, молча и тупо смотреть в переносицу дуракам, пытающимся доказать что-то про свои гражданские права. Я видел, как они, встав стенкой у УВД «Басманное», не допустили адвокатов к Гарри Каспарову, задержанному после «Марша несогласных». Просто так, без объяснения причин, пропуская мимо ушей требования вызвать начальников. Ну потому что приказ такой. Потом я видел, как тот же ОМОН захватил Мещанский суд столицы. И снова вопреки всем законам, вопреки Конституции, он практически до самого начала процесса не позволял адвокатам переговорить с Каспаровым.

А когда суд над лидером ОГФ начался, они, как говорят очевидцы, до полусмерти избили члена партии свободных радикалов Сергея Константинова и не допустили к нему, нет, уже не адвокатов, а врачей скорой помощи.

Впрочем, как раз сегодня московский ОМОН вовсе не одинок в своем понимании закона. Я имею в виду мирового судью Сазонову, которая вела процесс над Каспаровым. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что все обвинения против Каспарова шиты белыми нитками. Они строились на рапортах двух бойцов ОМОНа, утверждавших, что Каспаров организовал не разрешенную манифестацию, в которой участвовало полторы тысячи человек, направленную против президента Путина В.В. В рапортах, которые подписали омоновцы, и в составленном на их основе протоколе, утверждалось, что Каспаров отказался подчиниться требованиям милиции о прекращении манифестации.

Тут же в ходе допроса так называемых свидетелей выяснилось, что концы у них с концами решительно не сходятся. На вопрос, на каком основании было принято решение, что именно Гарри Каспаров является организатором незаконной манифестации, боец ОМОНа Утушкин честно сказал: «Ну вокруг него журналисты были». Другой боец так и не смог внятно объяснить, почему его рукописный рапорт кардинальным образом отличается от машинописного (последний слово в слово, до точки и запятой, повторял рапорты другие омоновцев). На вопрос, каково было количество манифестантов, он сказал «человек 300» и никак не мог объяснить, почему в протоколе появилась цифра в полторы тысячи. И уж полной загадкой было то, почему во всех рапортах содержалось утверждение, что возглавляемые Каспаровым демонстранты не только кричали «Долой власть Путина В.В.» но и несли плакаты … «Справедливая Россия».

Но на все эти глупости и несуразности можно просто не обратить внимания. Рапорты, подписанные одним и тем же человеком, решительно отличаются, а судья даже не спрашивала, почему так получилось.

Она интересовалась, какой из рапортов, по мнению омоновца, правильный. Она совсем не настаивала, чтобы бойцы, которые признали, что арестовывали Каспарова не по собственной инициативе, раскрыли страшную тайну и ответили, кто отдал приказ о задержании: «Вы не обязаны отвечать на этот вопрос». Адвокаты требуют вынести частное определение в адрес руководства милиции и ОМОНа, чьи подчиненные не допускали адвокатов к задержанному, но судья оставляет это без удовлетворения. Точно так же, как и просьбу адвоката об отсрочке рассмотрения дела, для того хотя бы, чтобы представить суду многочисленные видеоматериалы, свидетельствующие, например, о том, что Каспаров был задержан, когда стоял на тротуаре, а вовсе не на проезжей части улицы (что и является основой доказательства его вины). На все протесты один ответ – суд считает, что доказательств достаточно, вызов дополнительных свидетелей не считает необходимым. А адвокаты имеют полное право подать жалобу. Кому угодно. Почему-то судья была уверена, что и вышестоящий суд подтвердит ее правоту. Она лишь однажды допустила ошибку – когда наступило 10 вечера, она вынесла решение прервать процесс до понедельника. Но потом, уйдя в другую комнату, чтобы выписать повестки участникам процесса, вдруг поняла, что… оговорилась. И решила продолжать работу. Трижды адвокат задавал вопрос, отменяет ли она свое решение. И трижды судья Сазонова говорила: «Процесс продолжается». Точь-в-точь омоновец, который не считал нужным объяснять, почему не пускает адвокатов к Каспарову.

В итоге лидер ОГФ получил пять суток административного ареста. Но дело не в сроке. Нам показали, как будут судить тех, кому не нравится В.В.Путин. 



Источник: "Ежедневный журнал", 26.11.2007,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».