Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.11.2007 | Колонка / Общество

Герой нашего времени

Никакого отношения к закону не имеет человек, варварски берущий правосудие в свои руки

Во вторник 13 ноября главные российские телеканалы открыли свои выпуски новостей сообщением о возвращении в Россию Виталия Калоева, освобожденного из швейцарской тюрьмы. Эта информация потеснила катастрофу в Керченском проливе, не говоря о всякой международной второстепенности.

Тележурналисты даже сопровождали Калоева в самолете – рейсом из Цюриха в московский аэропорт Домодедово. Там вдоль трассы выстроились юноши и девушки из движения "Наши" с плакатами "Вы – настоящий человек". Встречу вряд ли можно назвать стихийной, поскольку шел Калоев не как все пассажиры, а через VIP-зал, что является, как известно, привилегией людей с особыми заслугами, и на это нужно особое разрешение властей.

В чем же заслуги Виталия Калоева перед отечеством?

В репортажах по двум главным телеканалам страны ни разу – повторяю: ни разу – не было произнесено слово "убийство". Именно это совершил Калоев в Швейцарии.

Говорилось лишь о том, что он сидел в тюрьме – словно, например, сбил в пьяном виде фонарный столб или стащил сувенир в магазине.

Надо же внятно произнести: Виталий Калоев – убийца.

На фоне государственно-общественной амнезии напомним ход событий.

В ночь на 2 июля 2002 года над Боденским озером столкнулись самолет "Башкирских авиалиний" и грузовой самолет компании DHL. Погиб 71 человек, из них – 45 детей, летевших на отдых в Испанию. Среди них была семья Виталия Калоева – жена, сын и дочь. Виновными в катастрофе были признаны диспетчеры. 24 февраля 2004 года Калоев прилетел в Швейцарию, приехал в городок Клоттен и зарезал авиадиспетчера Петера Нильсена.

Суд – учитывая смягчающие обстоятельства: горе и потери – дал ему восемь лет тюрьмы, потом сократил срок до пяти лет и трех месяцев, а теперь выпустил на волю досрочно.

У Петера Нильсена была жена и трое детей, теперь – вдова и сироты.

Страшная арифметика: к той трагедии 2002-го прибавился один погибший и четверо несчастных. Легче стало Калоеву? Наверное, да. Он – с Северного Кавказа, он вырос в традициях кровной мести. Жалко ему жену и детей Нильсена? Никто не спрашивал.

Какое состояние аффекта? В каких таких психиатрических анналах значится аффект, длящийся полтора с лишним года? Петер Нильсен виноват в чем угодно, но только не в умышленном убийстве. Он не хотел. А Виталий Калоев убил обдуманно и расчетливо: получив визу, купив билет, узнав адрес.

Не в нем дело. Для него христианство еще не проповедано, хотя вообще-то Северную Осетию населяют христиане. Куда важнее, что христианство не проповедано и для тех, кто выстроился вдоль трассы с плакатами, и еще более существенно – для властителей российских дум, ведущих телеканалов.

Страна строит правовое общество? Но никакого отношения к закону не имеет человек, варварски берущий правосудие в свои руки.

Страна называет себя православной?  Но никакого отношения к христианству не имеет язычник, творящий кровную месть – и те, кто встречает и прославляет его, словно победителя какого-нибудь первенства мира.

Снова и снова надо повторить: горе Виталия Калоева огромно, сочувствие ему – искренно. Но творить из кровной мести государственную политику – совсем другое дело.



Источник: Радио "Свобода", 14.11.2007,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.


Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.