Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.06.2008 | Колонка / Общество

Россия проиграла России

Превратив игру с мячиком в символ национального возрождения страна взвалила на игроков непосильную ношу.

Ничего другого и нельзя было ожидать после того, что творилось со страной.

Выход в европейскую высшую четверку, бронзовые медали - превосходное достижение. Игроки российской сборной - молодцы: два матча из пяти провели прекрасно. А последний проиграли не столько испанцам, сколько своей собственной стране, которая, разумеется, хотела только хорошего.   

Футболисты не устояли против того, что творилось вокруг них, и наивно думать, что игроки в своих австрийско-швейцарских отелях могли быть отгорожены от развращающей, разлагающей, искажающей спортивные цели и спортивный дух истерии.

Помимо телефонных звонков, ТВ, интернета, радио и прочих средств коммуникации, которые доходили до них, есть очень важное обстоятельство: господствующее настроение масс имеет свойство передаваться само по себе, неизведанными путями социальной психики. На этом основан принцип любых народных волнений, мятежей, восстаний - вообще всё массовое, что творится в ноосфере (термин, введенный Вернадским для обозначения сферы деятельности человека).

Двести человек в ночь победы над Голландией обратились с сердечными приступами в больницы только в одной Москве. А сколько не  обратились: обошлись домашними средствами, отпились валидолом или водкой.

Патриарх сказал, что горестные воспоминания о войне смягчаются радостью футбольной победы - какова кощунственная арифметика, к тому же в устах духовного лица.

Появился российский футбольный новомученик - тот 17-летний несчастный парнишка, который взобрался на поливальную машину, размахивая государственным флагом, и упал под колеса.

Президент лично поздравил команду еще с выходом в четвертьфинал - не с победой, не с чемпионским титулом, а с попаданием в восьмерку. Вряд ли найдется такой прецедент в мировом футболе.

Новорожденных мальчиков в нескольких местах страны назвали Гуусами. В какой же наркотической одури надо находиться, чтобы обречь собственного сына на то, чтоб его всю жизнь именовали Гусём. А внуки?

В Государственной думе обнародована инициатива - наградить Гууса Хиддинка Орденом за заслуги перед отечеством.

Тренер, как мог, отбивался от атак массового психоза. Не скрывал раздражения, объясняя, что выигрыш чемпионата мира по хоккею и успех в конкурсе Евровидения («каком-то песенном фестивале», как сказал он) еще не означают гарантии футбольной победы. Призывал говорить и думать о футболе. Но и поэт в России - больше, чем поэт, и хоккей, и футбол, и что только не больше самого себя, когда нужно ухватиться за идею.

Превратив игру с мячиком в символ национального возрождения, страна - государственные деятели, церковь, журналисты, просто болельщики - взвалили на игроков непосильную ношу. Молодые ребята и не выдержали: профессиональная и моральная зрелость - вещи разные. Нельзя выходить на поле в статусе гениев, национальных героев и спасителей отечества - ноги заплетаются.

Хиддинк, совершивший спортивные чудеса последовательно со сборными Южной Кореи, Австралии и России, конечно, выдающийся тренер. Но он же не знает, что тут умом не понять, аршином не измерить. Про него сто тридцать лет назад уже сказано в «Бесприданнице» Островского: «Иностранец, голландец он, душа коротка; у них арифметика вместо души-то». Со сборной Хиддинк еще может справиться, а вот со всей Россией - никак.



Источник: Радио "Свобода", 27.06.08 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.