Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.10.2007 | Кино / Колонка

Дядя Ваня по франко-американски

Истинный, чистопородный Чехов – в последнем фильме Луи Малля "Ваня на 42-й стрит"

30 октября Луи Маллю исполнилось бы 75, но он не дожил до этого дня 12 лет. Один из самых ярких и смелых кинорежиссеров второй половины ХХ века умер в 95-м в Лос-Анджелесе. А за год до того снял фильм, который стал лучшим переложением Чехова в кино.

Это поразительно: уж сколько чеховских рассказов и пьес на российском экране – есть и памятные, и даже выдающиеся.  Например, михалковская "Неоконченная пьеса для механического пианино". Она была снята в 77-м – и 17 лет казалось, что так только и может быть: лишь русский способен проникнуть в суть, иностранцу браться за это нечего. А можно было сообразить, что такое распространенное мнение унижает, в первую очередь, Чехова, который вовсе не только для нас: он для всех.

Чехову удалось создать рабочую матрицу, безошибочно пригодную вот уже больше ста лет. Чеховское "творчество из ничего" – в основе прозы ХХ века. Джойсовские "Дублинцы" – оттуда. Интонация Пруста. Сдержанность Хемингуэя и Стейнбека. Из чеховских пьес вышла драматургия Ионеско и Беккета. В превосходной кинокартине Майкла Блейкмора "Сельская жизнь" действие "Дяди Вани" непринужденно и убедительно перенесено в Австралию 1918 года.

Истинный, чистопородный Чехов – в последнем фильме американского француза, или французского американца, Луи Малля "Ваня на 42-й стрит".

Сразу надо торопливо сказать, что не одним этим славен Луи Малль. Он родился во Франции, принял участие в двухлетней экспедиции Кусто, снимал вместе с ним легендарный фильм "В мире безмолвия". Потом у него – уже самостоятельно – были "Любовники" с Жанной Моро, вызвавшие большой скандал тогда, в конце 50-х, из-за сексуального напора. Малль не принадлежал к "новой волне", но его картина "Зази в метро" восхитила Трюффо и его единомышленников. В конце 70-х он перебрался в Штаты. Там были "Атлантик-Сити" (Золотой лев в Венеции), "Ужин с Андре", "До свидания, дети" (еще один Золотой лев), блестящий и броский "Ущерб".

И за год до смерти – Чехов. Мы видим репетицию в нью-йоркском театре "Нью-Амстердам" на 42-й стрит. Нет костюмов, нет декораций – почти сценическое чтение. Актеры собираются, переговариваются, одна в седых кудрях предлагает потасканному красавцу бумажный стаканчик, они начинают вспоминать – давно ли знакомы. И тут вдруг ты осознаешь, что это уже беседуют няня Марина и доктор Астров.

"Дядя Ваня" – самая таинственная и неуловимая из чеховских пьес. Нет даже символа: чайки, вишневого сада, стона "В Москву!" Ни гульбы, ни спектакля, ни пожара. Выстрелы есть, но оба мимо. Кто при чём был в начале, в финале при том и остается. Пьесу можно воспринимать только в цельности – как отчаянный гимн жизни, необходимости продолжения жизни как существования вида. Такая формулировка – не тупик. Напротив – выход. Если надо просто жить – остальное-то приложится.

Это безошибочно понял и безошибочно показал Луи Малль. Его "Ваня на 42-й стрит" – почти театр. Но – почти. В театре мы видим всех разом, а крупный план кино несет пафос оправдания: набухшая слеза, дрожание губ. Как же виртуозно пользуется этим режиссер. Крупным планом прав каждый. Луи Малль такого Чехова не придумал, а обнаружил: он существует, точнее – мы существуем в нем.



Источник: Радио "Свобода", 30.10.2007,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.

Стенгазета
11.09.2020
Кино

Как «Оно»?

События фильма развиваются через двадцать семь лет после истории, рассказанной в «Оно». Танцующий клоун Пеннивайз (Билл Скарсгорд) снова выходит на охоту, безжалостно убивает детей и ждет, когда же «Клуб неудачников» вернется в Дерри. И они возвращаются (почти всем составом), чтобы, наконец, избавить мир от древнего и могучего Оно. Воспоминаний о прошлом у героев почти нет, зато все психологические проблемы родом из детства на месте.