Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.10.2007 | Колонка

Переговоры провалились…

...да здравствуют переговоры!

Произошло то, что и должно было произойти. Переговоры министров обороны и глав дипломатических ведомств России и США не принесли никакого положительного результата. В очередной раз выяснилось, что Москва и Вашингтон придерживаются прямо противоположных подходов к проблемам противоракетной обороны, которая и была главной темой переговоров. Как известно, Москва настаивает, что система глобальной ПРО, элементы которой предполагается развернуть в Польше и Чехии, предназначена для того, чтобы лишить Россию ее ядерного потенциала. Несколько месяцев назад Путин предложил Бушу для совместного использования радиолокационную станцию в Габале в качестве альтернативы появлению элементов ПРО в Европе. Сейчас, принимая госсекретаря Кондолизу Райс и главу Пентагона Роберта Гейтса, Путин предложил «не форсировать договоренности с восточноевропейскими странами». На что госсекретарь Кондолиза Райс вполне определенно заявила: переговоры с Польшей и Чехией будут продолжены.

Однако американские министры прибыли в Москву не с пустыми руками. Хотя детали их предложений не сообщаются, по словам министра обороны Гейтса речь идет о мерах, которые могли бы убедить Москву, что ни сейчас, ни в отдаленном будущем американская ПРО не будет угрожать российскому потенциалу сдерживания.

Насколько можно понять, американцы предлагают определенные меры по обеспечению взаимного контроля: обмен информацией, присутствие персонала обеих стран на объектах ПРО. Райс и Гейтс привезли также предложения по другим спорным военно-политическим вопросам. В частности относительно Договора об обычных вооружениях в Европе, участие в котором Москва собирается приостановить. Представители администрации рассказали также о том, каким она видит процесс сокращения ядерных вооружений после того, как в 2009-ом истечет срок действия Договора СНВ-1.

Но никакие американские предложения не удовлетворили российскую сторону. Реализации предложений по совместным объектам ПРО мешают,  по словам Сергея Лаврова, во-первых, «расхождения относительно характера угроз” (Вашингтон, в отличие от России, считает, что Иран способен создать ракетно-ядерное оружие). А, во-вторых, США не готовы выполнить требование России о немедленном «замораживании» переговоров с Прагой и Варшавой. Предложения по ДОВСЕ Москва сочла «недостаточными». По СНВ тоже договориться не удалось.

Вдобавок Владимир Путин подбросил еще одну тему для длинных переговоров, без всякой перспективы на их успешное завершение. Оказывается, Кремль решительно не доволен ситуацией, сложившейся вокруг Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Оказывается, подписав 20 лет назад это соглашение о полной ликвидации оружия этого класса, Москва и Вашингтон поставили себя в неравное положение по отношению к другим странам. И посему Путин потребовал предать договору глобальный характер: «Нужно убедить других участников международного общения принять такие же обязательства и на себя, какие взяли на себя Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация. Если мы не сможем достичь этой цели, то, я думаю, нам будет сложно оставаться в рамках этого соглашения, когда другие государства активно развивают эти системы вооружений, в том числе и государства, которые находятся в непосредственной близости от наших границ».

Эта российская «инициатива» - своего рода шедевр дипломатии, так ее воспринимают в Кремле. Москва сообщила Вашингтону о проблемах, участвовать в разрешении которых он не смог бы, даже если бы захотел.

Если вести речь о государствах, разрабатывающих ракеты средней дальности и расположенных вблизи России, то на ум прежде всего приходят Иран и КНДР, на руководство которых США, мягко говоря, не имеют большого влияния. Остается предположить, что Владимир Путин таким экзотическим способом решил намекнуть американцам, что через несколько дней, когда он отправится в Иран, он будет убеждать тамошнее руководство отказаться от разработки ракет типа «Шихаб».

Ракеты средней дальности разрабатывают и китайцы, которым Россия поставляет оружия почти на два миллиарда долларов в год. Как-то не очень похоже, что Россия намерена, выйдя из Договора по РСМД и понастроив ракет средней дальности, осуществлять сдерживание Китая.

На самом деле, если воспринимать слова Путина всерьез, они полностью дезавуируют заявления Сергея Лаврова о «расхождениях относительно угроз». Оказывается, Россия тоже озабочена ракетными программами Ирана и КНДР. Только парировать эти угрозы она собирается иначе, чем США. Если американцы намерены перехватывать вражеские ракеты, запущенные противником, то Москва, если следовать логике Путина, хочет выйти из Договора по РСМД, дабы сдерживать Иран и КНДР. То есть угрожать этим странам ответным ракетно-ядерным ударом.

На самом деле все это лишено какого-либо смысла. Ракеты средней дальности два десятилетия назад были важной картой в американо-советском стратегическом покере. Но только потому, что размеры стратегических сил ограничивались тогда Договором ОСВ-1, а ракеты средней дальности представляли собой существенную добавку к этому потенциалу, никак не ограниченную соглашениями. Кроме того у Соединенных Штатов появлялась возможность за 2-3 минуты нанести удар по жизненным центрам СССР.

Сегодня Россия обладает вторым по величине ядерным арсеналом. Размеры этого арсенала (больше трех тысяч боеголовок на начало 2007 года) многократно превосходят арсеналы других ядерных государств.

Стало быть, для того, чтобы осуществлять сдерживание любой страны на планете, России вовсе не нужны ракеты средней дальности. Замечу к тому же, что пытаться сдерживать режимы вроде иранского и северокорейского, угрожая нанести им неприемлемый ущерб, – занятие сомнительное. Просто потому, что ради реализации некоей сверхидеи лидеры этих государств готовы пожертвовать своими народами и странами.

За разговорами о ракетах, которые собираются производить прочие страны, стоит не первая уже попытка напугать американцев. Два с лишним года назад Сергей Иванов безуспешно пытался взять на испуг тогдашнего министра Дональда Рамсфельда, угрожая выходом из Договора по РСМД. Кремль все время ищет какие-то козыри, которые помогли бы в некоей сложной игре, которую он пытается разыграть с Белым домом. На первый взгляд, эти не слишком уклюжие маневры не приносят результата. Вот и на сей раз представитель госдепартамента спокойно сообщил, что российские представители уже не первый раз угрожают выходом из Договора по РСМД, но на практике ничего не происходит. В Вашингтоне решили ничего не предпринимать и на сей раз.

Переговоры, таким образом, закончились ничем. Но это вовсе не значит, что их участники проиграли. Все дело в том, какие цели они перед собой ставят.

Подозреваю, что ни та, ни другая сторона и не собирались добиваться прогресса в переговорах. Самое  главное – сами переговоры. Россия, выставляющая США все более бессмысленные требования, стремится к тому, чтобы на весь избирательный цикл занять Вашингтон обсуждением военных вопросов. Да и администрации США куда удобнее заняться совместным подсчетом боеголовок, чем задумываться, куда заведет процесс превращения Владимира Путина в своего рода «регента» при техническом президенте. Договоренность о том, что следующая встреча министров состоится через полгода, то есть после выборов российского президента, говорит о том, что военные проблемы стороны готовы обсуждать при любых обстоятельствах.  



Источник: "Ежедневный журнал", 15.10.2007,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».