Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.10.2007 | Нешкольная история

Мы верили каждому слову…

Сельский подросток в школе и семье. 60–е годы XX века

   

АВТОР

Ирина Соколова, на момент написания работы - ученица 9-го класса школы села Покровское Чагодощенского района Вологодской области.

Работа получила 3-ю премию на VIII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель - Т.А. Кригер.

За восемь лет учебы я привыкла к своей школе, к правилам, распорядку, школьному быту. Привыкла к маршруту от дома до школы и обратно, к деревенским улицам, деревьям возле речки и мосту через нее, с которого уже видна школа.

За это время практически ничего не изменилось ни в деревне, ни в школе. Хотя нет, появился компьютерный класс и новый предмет — информатика! Из дальних деревень детей (на зависть нам, покровчанам) возят в школу на «Газели». Но звучит все тот же звонок, и пестрая ватага учеников растворяется по своим классам.

Кажется, так было и так будет всегда. Казалось, пока не открылась в школе новая музейная комната, в которой представлена композиция, посвященная истории школы.

Много старых классных фотографий, в которых читается строгость и планомерность: первый ряд сидит, второй и третий над ним возвышаются, в центре учитель. Все одеты одинаково, не улыбаются, строгие такие. Здесь я впервые увидала школьную форму и пионерские галстуки, узнала, что были пионерская организация и комсомольская, а младшие школьники были октябрятами – вот что за значки с изображением «дедушки Ленина», приколотые на груди у каждого ребенка, видны на фотографиях младших классов.

Забавно было следить за тем, как «молодели» наши учителя от фото к фото. Вот в день 125-летия школы – им под пятьдесят. А здесь молодые девушки, выпускницы пединститута ведут уроки.

А на этой – ученицы в странных белых фартуках на празднике последнего урока. И, наконец, вот они, детьми вокруг своей первой учительницы. Интересно, что на одной фотографии среди детишек начального класса, снятой в начале 60-х годов, оказались сразу четыре будущих руководителя: три директора школ и одна заведующая детским садом. Оказывается, наши учителя тоже были детьми! Такими же, как мы. Такими, да не такими, что-то изменилось с тех пор.

Удовлетворить свое любопытство оказалось несложно, занимаясь в краеведческом кружке.

В селе живут несколько выпускников тех лет, многие на лето приезжают в родные края. Они охотно, даже с удовольствием соглашались дать интервью, поделиться  воспоминаниями о своих предках, о детстве, ярких школьных моментах. Передо мной раскрылись семейные альбомы со старыми фотографиями.

На столе появлялись письма, документы, школьные дневники и дневниковые записи, коллекции фотографий артистов, открытки разной тематики, газетные статьи. Вот тут я стала осознавать, насколько все изменилось за сорок лет – и не только люди, школьная жизнь, но даже своего села я не узнавала на снимках. Так возникла идея  - узнать и рассказать, какими были наши учителя и односельчане, когда были детьми и учились в школе сорок лет назад.     

Сельская школа

В 1960-х годах Покровско-Черенская школа была «рассеянной» - состоящей из нескольких построек, какой остается по сей день. Сейчас это два больших  здания и обычная изба, приспособленная под мастерские. А младшие классы занимаются в новом кирпичном корпусе – сельском детском саду. Центральное здание, построенное в 1936 году, расположено на возвышении в живописном месте, среди вековых лип, сосен и дуба-великана. В школьном парке размещены турник, бумы, волейбольная площадка. Парк был местом сбора всех местных ребятишек, где играли в лапту, рюхи, в фанты, прятки, почекаху, попа – загонялу; летними вечерами ловили летучих мышей.

Здание бревенчатое, в нём 6 классов и учительская, отопление печное и соответственно 6 печей, которые до сих пор сохранились. Дров приходилось заготовлять много, помогал колхоз, родители.  Пилой - двуручкой сноровисто выполняли норму – дело обычное, для всех привычное.

Норму  – 2 кубометра - узнали, листая дневник ученицы 6а класса за 1965/1966 учебный год, на странице «Общественно – полезный труд». На импровизированные субботники  собиралось много взрослых, им помогали дети, слышался гомон, прибаутки, время летело незаметно, и большое дело было сделано. Технички приходили топить в 5 часов утра. Трубы  нужно было скрыть за час до уроков, около 8 часов утра, чтобы не было угарно. В сильные морозы невозможно было обогреть здание, бывало, замерзали даже чернила. Сейчас все здания, кроме мастерских, отапливаются котельной.

Отсутствовал водопровод, воду брали из колодца, вырытого рядом со школой. Неподалеку была построена баня – водогрейка, специально для подогрева воды в зимний период, а то бы руки закоченели мыть полы колодезной водой.

В инструкции о соблюдении санитарно-гигиенического режима в школах сказано, «…что ежедневно должна проводиться тщательная уборка школьных помещений. Кроме того, должны быть оборудованы наливные умывальники при отсутствии водопровода». В углу коридора, перед люфт – клозетом таковой и был, за ситцевой занавесочкой. Два рукомойника остались до сих пор, а теплую воду для мытья полов берут из батареи системы отопления.

Электрического освещения не было до 1964 года,

на этот случай инструкция гласила: « …керосиновое освещение в классных помещениях должно составлять не менее семи ламп по 30 линий или 8 ламп по 20 линий. Высота подвеса ламп должна быть 2,2 м от пола и не должна быть ближе, чем на 1 м к потолку. Потолок над лампой должен обшиваться кружком из белого железа, стекла керосиновых ламп должны ежедневно протираться щеткой и тряпкой, фитили подрезываться». Конечно, боялись пожаров при таком освещении, тем более первое здание церковно-приходской школы сгорело, а заново здание школы отстроено в 1936 году.

Учащихся в 1962 году было 170, разместить все классы в одном помещении было невозможно.

Они размещались ещё в двух избах, а в третьей школьная мастерская, существующая до сих пор в неизменном виде. «В первом классе мы учились в доме, где жил директор со своей семьёй – там одна комната была приспособлена под учебное помещение. Школьные парты, доска, счёты создавали школьный колорит, мы не замечали неудобств, кроме одного – было темновато. Вешалка для одежды находилась в коридоре, из которого одна дверь выходила в жилую комнату, а другая в кухню с русской печкой. Утром нас радостным лаем встречал пес Дружок, хватая за полы пальтишек, и терлась о ноги кошка Басулинка, прозванная так  за красивый, необычный окрас. В третьем классе учились в отдельном доме, на краю деревни, а в четвёртом классе мы обучались уже в новой школе, именуемой ныне – здание № 2, расположенной в том же школьном саду. Нам она казалась просторной, светлой, современной, несмотря на то, что это здание было перевезено из Жёрновиц (деревни, в которой школу закрыли), и собрано на новом месте».

Детских садов не было, вот до школы и сидели с бабушками или старшими братьями и сестрами, родители работали.

Не с кем оставить – брали на работу. «Посадит мама на ригу – там потеплее – сами на гумне лен треплют. Погреюсь – им помогаю. Папа сделал специально маленькое трепало – трепать помогала, ручку у мялки крутила, снопы в ригу для просушки ставила; весь процесс ручной обработки льна хорошо помню. Зато как последний сноп обработан, все дела с переработкой льна закончены, в деревне наступал праздник «Рига – именинница»! Смысл его в том, что до следующего года рига отдыхает, переработка льна закончена. Все идут в чей-то дом по договоренности, там уж самовар согрет, обязательно пироги с капустой испечены, картошки наварено, грибы соленые на столе, каждая из дома что – то прихватит, и пошло веселье, с частушками и пляской!». «У меня брат старше на год, пошел в первый класс, с портфелем в форме серой, с ремнем и фуражкой. Мне было завидно. Я шла следом за ним на занятия, завяжу книжки в платок, химический карандаш возьму, тетрадку. Учительница разрешала сидеть на уроке. Я приходила домой и учила кукол тому, что слышала, давала им задания. Читать и писать научилась до школы и, конечно, мечтала стать преподавательницей!». «Наши милые бабушки  - они наши няни и первые учителя. Нежно называли нас матушка, батюшка, сударынька, пестышек, ласкобаюшка; ругательное слово было одно – ареды окромешные. Скрывали они наши проделки от родителей, что бы те ни наказали. Их любили мы больше всех на свете, а они – нас» - так вспоминают конец 50-х мои респонденты.

При школе был интернат – двухэтажный деревянный особняк, в прошлом принадлежавший купеческой семье. В нём проживало до 30 детей из 8 деревень.

На первом этаже из общего коридора был вход в три комнаты. Одну из них занимала одинокая учительница – пенсионерка Лебедева Анастасия Алексеевна, интеллигентная, скромная. За стенкой жила ночная няня, она же оставалась и за сторожа. В третьей комнате жили дети. На второй этаж вели две лестницы: внутри здания  - узкая деревянная в два пролета, вторая широкая из коридора. Здесь располагалась комната для занятий и две жилые. Помещение столовой находилось рядом.

Итак, изменения есть, но не радикальные: школьные здания все те же и их несколько; есть котельная, но и печами отапливают школьные мастерские; есть водопровод, но только в школьном буфете, «удобства» остались на уровне 20-х годов; но школа, место, где она находится, для односельчан, выпускников и нас остается сокровенным.

                                                  

Директор и учителя

Директором школы в этот период был Михаил Ильич Ильин – интеллигентный, уважаемый человек на селе. Признание он получил заслуженно: 36 лет проработал в школе учителем, в том числе 26 лет директором (с 1958 по 1984 гг.).

Учителем  он стал в зрелом возрасте, скорее всего выбор был осознанным: заниматься физическим трудом он не мог – раны, полученные на войне, давали о себе знать. Михаил Ильич заочно получил педагогическое образование, став учителем географии. По книге приказов, педсоветов, входящей документации видно, что учебно-воспитательный процесс организован на должном уровне. Сохранилось  расписание уроков на I полугодие 1960/ 1961 года, написанное ровным, каллиграфическим почерком. Пунктуальность – отличительная черта Михаила Ильича, того же требовал и от других.  Педагогический коллектив был трудолюбивым и ответственным. Его жена, Людмила Александровна, преподавала русский язык и литературу. Коренная горожанка, она не испугалась деревенских трудностей. В годы войны была директором. Сохранились написанные ее рукой воспоминания: «… В эти тяжелые дни приходилось быть в гуще народа. Проводили беседы, выступали с лекциями и докладами, проводили подписку на государственные займы, собирали средства на выпуск танков и самолетов, теплые вещи отправляли на фронт».  Строгая и принципиальная, эрудированная и требовательная, добрая и отзывчивая – такой вспоминают ее выпускники. Еще некоторые вспомнили, как донашивали одежду ее дочек – близнецов – добро помнится долго.

Иван Яковлевич Царев, бывший фронтовик, вел уроки черчения, рисования, труда. 

Окончил основной курс рисунка и живописи при Всесоюзном доме народного творчества имени Н. К. Крупской. На уроках время летело незаметно, он подшучивал над  промахами, но всегда требовал аккуратности и сосредоточенности. На уроках труда девочки работали пилой и рубанком, шерхебелем и штангенциркулем, изготовляли соединения в «шипы и проушины», что, несомненно, давалось трудно, потому и запомнилось надолго.

После училища приехали молоденькие учительницы: немецкого языка Мария Георгиевна Елисеева и математики Екатерина Александровна Бороздина.

Получили заочно высшее образование, будучи семейными. «Мы верили каждому их слову, они для нас были авторитетом», - вспоминают респонденты.

В районной газете за 1960 г., я нашла интересную статью: «Концерты для населения»:  «29 января, учителями Покровско-Черенской семилетней школы, был поставлен в клубе концерт, посвящённый А.П. Чехову. До концерта учитель тов. Кудряшова прочитала доклад «О жизни и деятельности А.П. Чехова», хорошо исполнили свои роли в постановке пьесы Чехова «Медведь» тт. Ильин М.И., Царёв И.Я., Пименова М.Ф., Низов А.В. и др.

На днях учителя поставили концерт в комплексной бригаде №3, деревнях Яхново и Остров. Перед концертом директор семилетней школы тов. Ильин прочитал лекцию «Есть ли бог на земле?».

В ближайшие дни будут поставлены концерты в деревнях Махово и Жёрновицы.» Мне бросилась в глаза ещё одна социальная роль учителя. Обращение «товарищ», как общепринятое в то время, трижды встречается в маленькой заметке. По-моему, таким концертом убивали двух зайцев: развлекали население и одновременно проводили политико-массовую работу. Культурный уровень учителя на селе был гораздо выше других односельчан, что проявлялось в постановке голоса, правильной речи, манере одеваться. В доме учителей были книги, у них же дети впервые смотрели диафильмы, изображение проецировалось на печку, вместо экрана. Первый телевизор в деревне (где-то в 1965 году) появился у Марии Георгиевны, позже, примерно в одно и тоже время  - 1968 – 1970 годы у других.

Тянулись к молодым преподавателям, практикантам, которые вели историю, биологию, химию: Элеонора Венеаминовна Елфимова, Зинаида Николаевна Воинова, Сергей Александрович Данилов, Николай Павлович Воронцов. Немного позже приехали учителя русского языка и литературы Валентина Александровна Маклакова и Анастасия Ефимовна Тагаева, но до самой пенсии проработали талантливые педагоги в этой школе.

« Глядя на наших педагогов, мы мечтали тоже стать учителями»,- так подытоживали многие респонденты свои воспоминания. Возможно, это и есть высшая награда  за  учительский труд?                                                      

Внешний вид школьников

Среди музейных фотографий много групповых снимков 60 – х годов XX века в черно – белом исполнении: 1 ряд – сидят, а последующие ряды растут «лесенкой», в центре – почётное место для педагога. Сохранились одиночные фотографии стандартного размера с Доски Почета. Мальчики и девочки в формах, с октябрятскими значками или пионерскими галстуками. В лицах читается сдержанность, вероятно, этому массовому мероприятию предшествовал определённый настрой.

Естественно возник вопрос – почему все дети одинаково одеты?

Я спросила тех, кто носил форму: нравилась ли она, удобна ли, и какой смысл  вкладывался в эту одежду? «Школьное платье не маркое, не надо было часто стирать, относились к нему бережно: после занятий сразу снимали, вешали на спинку стула или на вешалку, чтобы не мялось. Форму покупали «на вырост», носили 2-3 года. Поэтому, чтобы сберечь подольше шили нарукавники для защиты локтей от протирания и обшлагов от пачкания чернилами. Отпаривать форму было хлопотно, потому, как утюг нагревался углями или был просто монолитный, если перекалишь на печке, можно прожечь форму, не прогреешь – не разглаживается ткань. Способ проверки готовности утюга был простой: перевернёшь – легонько плюнешь, если кипит, то пора гладить через влажную тряпочку».

                                                                     

Учебные предметы    

Предметы, которые изучали школьники 60-х годов, в основном остались те же, что и сейчас, изменения незначительны, судя по дневнику Ерошиной Тани;  было рисование, стало изобразительное искусство; вместо пения – музыка; курс биологии конкретизирован – ботаника, зоология, анатомия; изучали немецкий язык, а мы осваиваем английский.

В начальных классах занимались «чистописанием» - каллиграфией. В те годы это было возможно, поскольку писали перьевыми ручками, макая их в чернила. Малышам было трудно, требовались аккуратность и внимание, соблюдение наклона и нажима, не то посадишь кляксу или размажешь рукой, сделав неосторожное движение. Бумага тетрадная была грубая с ворсинками, которые застревали в перьях и, в любой момент, тонкая линия  могла превратиться в жирную безобразную закорючку. Ворсинки удаляли «промокашками», специальными листками рыхлой бумаги, которые обязательно вкладывались в каждую тетрадь, выпускаемую на заводе. Ими же промокали написанный текст. Предполагалось, что подобные занятия выработают у детей хороший почерк. Возможно, почерк у современных учеников и хуже, но нам больше приходится печатать, чем писать, а перьевые ручки, чернильницы и промокашки выставлены в нашем музее под стеклом, как ценные экспонаты.

Большой интерес у меня вызвал раздел «Поведение». Оказывается, раньше выставлялись оценки за поведение в школе за каждую четверть и за год по пятибалльной системе,

потом на основании этого ученику давалась письменная  характеристика. Получить девочке оценку четыре за поведение считалось позором, да и дома «попадало» за любое замечание – учитель был всегда прав. Эта оценка влияла на возможность вступления в пионерскую организацию, а затем и в комсомол.

 

Общественно-идеологическое воспитание

В школьном музее хранится книга-«Справочник директора школы» (сборник постановлений, приказов, инструкций и других руководящих материалов о школе),1955 года издания. Видно, что книгой пользовались часто: есть пометки, загнуты уголки листов, вместо закладок, корешок потерт и лоснится. Похоже, справочник был настольной книгой директора много лет.

В справочнике три отдела:

Первый. Постановления ЦК Партии и Советского правительства о школе.

Второй. Руководство школой и организация ее работы.

Третий. Административные и хозяйственные вопросы.

Итак, «…в области народного просвещения ВКП ставит своей задачей…превращение школы…в орудие коммунистического перерождения общества».

И далее, «…в период подготовки условий, делающих возможным полное осуществление коммунизма, школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще, но и проводником идейного, организационного, воспитательного влияния … в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм».

Таким образом, на школу возлагается дополнительная функция, кроме ее естественной, просветительской, еще и идеологическая. Идеологизированы учебники тех лет, даже такие, как химии, биологии, не говоря уже об истории.

Для выполнения этой функции и были созданы молодежные и детские политические организации  - комсомол и пионерия. Второй раздел справочника, пункт 4. «Комсомольская, пионерская и ученическая организации в школе»   

Как и остальные пункты этого раздела, он является обязательным к исполнению. Здесь приведены постановления и резолюции пленумов ЦК и съездов ВЛКСМ, приказы министра просвещения, а так же различные Положения – о пионерской организации, об ученическом комитете и т.д. 

Какие цели стояли перед этими организациями? «Главной задачей школьных комсомольских организаций является помощь учителю в его учебно-воспитательной работе, в воспитании школьников сознательными, всесторонне развитыми, дисциплинированными гражданами, готовыми пойти на любые трудности и испытания… необходимые для Родины». Естественно, такие организации, являясь массовыми, в 50-60-е годы, использовали соответствующие формы воспитания-воздействия на детей. Во-первых, прием в ряды организации – обсуждение кандидата на собрании, принесение клятвы (текст клятвы печатался на обложке тетрадей), торжественный прием с повязыванием галстука пионерам или вручением членского билета и значка комсомольцам. Ношение галстука было обязательным для пионера; не допускали к занятиям, если случалось прийти без него. По галстуку можно было определить уровень зажиточности семьи. Пионер из состоятельной семьи носил шелковый, красиво обработанный по кромкам галстук алого цвета. Такие галстуки хорошо разглаживались и красиво лежали на груди. Единственным недостатком его было то, что гладить его нужно было осторожно, что бы не прожечь.

Не все семьи могли купить такой роскошный галстук, иные довольствовались грубыми ситцевыми. Такие галстуки хорошо выглядели только несколько минут после его повязывания. Потом концы начинали скручиваться в трубочки и топорщиться в стороны. И цвет у таких галстуков был темный, ближе к вишневому. Эти два вида галстуков продавались в магазинах. Были и самодельные, самоскроенные галстуки. Комсомольцы обязаны были носить значки, которые прикалывались на левую сторону груди.

Выбираются (скорее, назначаются) лидеры первичных ячеек, из лучших учеников, что бы служили примером. Каждому члену организации дается поручение, задание, за выполнение которого он должен отчитаться.

В музейной комнате сохранились интересные документы – РАПОРТЫ пионерских отрядов разных лет, начиная с 1967.

Это своеобразные отчеты о проделанной работе пионерами отряда (класса) за год. Из них я узнала, что первоначально дружина носила имя В.И. Ленина, затем Зои Космодемьянской. Интересно, что среди них есть рапорты, посвященные  юбилейным датам, один из них посвящён  столетию со дня рождения В.И. Ленина, более обстоятельный посвящён 25 съезду КПСС, но структура всех рапортов одинакова. Для примера, возьмем самый ранний из сохранившихся.

Рапорт состоит из нескольких разделов, каждый из которых имеет свое название. Между прочим, названия очень необычные для нашего времени, броские, энергичные. Итак, чем же занимались дети кроме учебы, которая была главным делом и в то время.

     Первое направление: «Ленинская вахта труда».

Собирали – золу, макулатуру, кости, тряпки, металлолом. Золу сдавали в колхоз на удобрение. В школу приходил агроном, разъяснял школьникам, что зола – ценнейшее удобрение для льна – долгунца, выращиванием которого хозяйство славилось и неоднократно участвовало на выставках ВДНХ в Москве. Лучшие сборщики, как правило, поощрялись. «Вот мы и старались собрать как можно больше: дома из печки золу выгребем, из бани, у соседей попросим, в магазине, на почте, в школе, клубе, колхозной водогрейке, риге – пол дня и ездим на санках с кадкой по деревне, да по задворкам.

Термин «макулатура» не каждый школьник теперь сможет объяснить,  а мы собирали каждую бумажку в коробку, копили – хотелось победить в соревновании.

Заготовитель нам выдавал справку, только по ним и вели учет. Скота держали много в то время и соответственно мяса ели вдоволь,  кости не выбрасывали, складывали в корзиночку. Заготовитель подъезжал к каждому дому – сырье уже было готово: старые фуфайки, тряпки перевязаны тюком, бумага упакована, железо подготовлено россыпью. Мои родители работали заготовителями. Я часто приходила к ним на склады и видела горы бумаги, металлолома, в котором валялись самовары, утюги, колокольчики и даже иконы. В другом складе, что поменьше, стоял неприятный запах соленых шкур, шерсти, катаных валенок и нафталина. На полках лежало лекарственное сырье: березовые почки, брусничный лист, кора крушины, которые мы тоже заготовляли».Теперь все это выбрасывается, окрестности завалены мусором, 95% которого раньше утилизировали. «Жили намного беднее, экономили, зато было чисто, природу берегли» – так подытожили свои воспоминания респонденты. Сохранилось постановление Правления Вологодского облпотребсоюза «Об итогах конкурса по сбору и сдаче комсомольцами, пионерами и школьниками металлолома, макулатуры и других видов вторичного сырья и лектехсырья за 2-е полугодие 1967 года», в котором написано: «За активную работу по сбору и сдаче… выделены денежные премии следующим школам», в том числе Покровско-Черенской – 20 руб. Наши старания не пропали! Всего по области премированы 56 школ, вызывает интерес распределение премий: в сумме 60 руб получили 2 школы; 30 руб. – 8 школ; 20 руб – 20 школ; по 10 руб –26 школ. Размеры премий весьма символичны, но то, что сырье востребовано, стимулируют его сбор даже таким способом, это очевидно.

Сохранилась фотография, запечатлевшая дружную команду сборщиков золы. 

Несомненно, она более поздняя по времени, поскольку золу ссыпают в телегу трактора «Беларусь». В остальном все то же: зима, валенки и телогрейки, великолепное настроение и ведра с золой.

Следующий пункт привожу дословно. «Сильные учащиеся оказывали помощь слабым ученикам. Делали выходы на дом, беседовали с родителями недисциплинированных и отстающих учеников».

Родители посещали школу минимум раз в месяц, присутствуя на собраниях, а по итогам четверти или года еще и на общешкольном собрании, приходилось бывать и по специальному приглашению, когда их чадо «отличалось», и краснеть в учительской.

Шефство над отстающими учащимися, это похвально, если оно от души, а не по принуждению. Ученики-активисты приходили к родителям нерадивых учащихся, рассказывали о поведении их сына, о том, как он подводит отряд, «взывали к совести». Воздействие  было минимальным  -  все равно находились «куряки» и хулиганы, это племя неистребимо, как не критикуй и не «продергивай» карикатурами и язвительными заметками в классном бюллетене под названием «Колючка». Его выпускали регулярно, собирались дома у кого-нибудь вечерами, рисовали карикатуры, сочиняли подписи к ним, язвительные стишки. В одном из рапортов упоминается о 15 классных стенгазетах, это практически по 2 в месяц! Как  только времени хватало на все это. Кроме того, подготовили и провели игру КВН с параллельным 7б классом. И это еще не все. Проведены беседы «О религии».

В разделах: экспедиция «По Ленинским заветам» и «Поход боевой славы» пионеры готовили и проводили беседы, обсуждали прочитанные книги, чаще всего во время классных часов.

Тематика бесед разнообразная – от местных, областных дел, до общегосударственных. Часто звучала военная тема и не удивительно, отцы большинства учеников воевали.

В классах оформлялся «Ленинский уголок». Это нечто вроде маленького музея с фотографиями, рисунками и альбомами. Тема одна – путь человека от ребенка до вождя нации, пример для подражания во всем, ни одной отрицательной черты, современная икона.

Следующий раздел – «Пионерский марш мира и дружбы».

В рапорте за 1967 год 7 «А» класса отмечено, что учащиеся ведут переписку с пионерами Чехословакии, Болгарии, Германии. В школьной экспозиции представлены: письма того времени, броши из чешского стекла и светящаяся ящерка, открытки. Интересно читать надписи на обороте «Танечка + Маша великая дружба», «ЧССР + СССР великая дружба». Маша писала на русском языке совсем неплохо, чувствуется, что она патриотка своего города, потому что послала много открыток с его видом и сделала надписи «Это наш город», «Здесь мой дом». Вторая группа цветных открыток с кукольными сюжетами о деревенской жизни, они забавные: тяжёлый крестьянский труд совсем не выглядит изнурительным. «Я очень любила их рассматривать и мечтала побывать в этих удивительных местах. Это желание исполнилось в 1976 году, я побывала в золотой Праге, гуляла по Карлову мосту и конечно вспоминала о Маше, хотя мы с ней не встретились, но переписка заронила интерес к этому незнакомому миру» - подытожила Татьяна Алексеевна.

Одним из наиболее важных способов идеологического воздействия по доходчивости являлась художественная самодеятельность; и

следующий раздел рапорта «Эстафета искусств»

посвящен именно ей: «..Смотры художественной самодеятельности содействуют расширению кругозора учащихся, обогащают содержание работы пионерской организации».

1. Участвовали в смотре художественной самодеятельности. В то время популярным видом было хоровое пение, в районе проводились соревнования хоров между школами. Сохранились грамоты, которыми награждались в разные годы лучшие коллективы.

Охват учащихся хоровым пением – задача, поставленная свыше, успешно выполнялась в нашей школе. В смотре детской художественной самодеятельности, посвящённом 50-летию советской власти, в Чагодощенском районе приняло участие 12 школ с общим количеством участников – 900. На смотр были представлены хоровые, танцевальные, драматические, музыкальные, физкультурные жанры. Среди 6 лучших жанровых коллективов отмечена Покровско-Черенская восьмилетняя школа, руководитель Данилов Сергей Александрович, ей были вручены почётная грамота и подарки. В музее грамоты сохранились. От 11 февраля 1967 года: «Награждается ХОР учащихся                                                                  

Покровско – Черенской восьмилетней школы за активное участие в районном смотре детской художественной самодеятельности в честь 50 – летия СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ». Ниже идут две подписи: зав. Чагодощенским РОНО и зав. отделом учащейся молодежи и пионеров Чагодощенского РК ВЛКСМ. Интересно, что жюри и оргкомитет отметил следующие успехи:

-массовость. Каждая школа на смотр самодеятельности представила хоры от 50 до 100 человек.

-хорошее впечатление о внешнем виде учащихся.

-хорошее музыкальное сопровождение.

-многообразие жанров

-идейная направленность концерта.

Смотры художественной самодеятельности между классами проходили ежегодно в клубе.

Каждый класс готовил свою программу, в которую включали стихи, как правило, идейного содержания, песни, интермедии, гимнастические номера. Мне кажется, это выглядело зрелищно: строй, белоснежные блузки и алый галстук; на фотографии запечатлен момент выступления.

Мои респонденты, вспоминая репертуар, называют песни «Ленин всегда живой», «Интернационал», «Песня о Щорсе». Я нашла тексты этих песен в сборнике, и, прочитав их,  поняла идейную направленность. Что удивительно, сборник этот является пособием для воспитателя и музыкального руководителя детского сада! В нем представлены программы праздничных утренников, посвященных дню рождения Ленина. Например, программа 3. Автор Н. Щербакова.

  - Смело, товарищи, в ногу. Революционная песня.

- Варшавянка. Революционная песня.

- Звездочка. Песня.

- Владимир Ильич на субботнике. Рассказ.

- Лента Ильича. Песня.

- Ленин на параде. Песня.

- Ленин с нами. Песня.

- Ленин всегда с тобой. Песня.

В дневнике одной ученицы записано за 20 октября 1965 г.: пение – песня «Варшавянка».

Читаю:

                                                   « Вихри враждебные веют над нами.

                                                      Темные силы нас злобно гнетут.

    В бой роковой мы вступили с врагами,

    Нас еще судьбы безвестные ждут».

Что я могу сказать? Рождается какое-то тревожное чувство. Такие песни исполняли на празднике, создавалось праздничное настроение?! Респонденты развеяли мои раздумья: «Мы любили репетиции, нас собиралась разновозрастная группа ответственных и исполнительных учеников. Сергей Александрович играл на баяне, он терпеливо разучивал с нами строчку за строчкой, любил пошутить, время летело незаметно, в текст песен мы не вдумывались».

Я учусь в музыкальной школе, люблю классическую музыку, песни о животных, а такие услышала впервые.

2. Принимали участие в празднике урожая и в концерте 7 ноября.

На концерты собирался полный зал, потому что культурно – массовые мероприятия были праздниками для всех. Из анкет выпускников я узнала, что выезды с концертами по деревням победителей смотра запомнились им на всю жизнь. Зрители встречали всегда тепло, громко хлопали и смеялись над разными курьезами, а они чувствовали себя артистами.

Последний пункт рапорта – участие в спортивных соревнованиях: «Малая олимпиада 5 колец».

Расшифровки нет. По воспоминаниям, спортом занимались в пределах школьной программы, секций спортивных не было, но нормы ГТО сдавали, сохранились даже удостоверения. «Мы росли выносливыми, хорошие результаты показывали по лыжной подготовке, но понятие о технике ходьбы имели смутное – брали силой».











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Гибель в «бешеном доме». Часть 1

Старики вспоминают, что до войны летом после работы молодежь веселилась на полевом стане местного колхоза до упада, как бешеная, поэтому стан назвали «бешеным домом». Здесь и встретили матросов немецкие танки, замаскированные скирдами соломы. Их расстреливали в упор. Говорят, даже грохот боя не мог заглушить крики погибающих.

Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.