Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.10.2007 | Кино

Полдник у Тиффани

Из Бриттани Мёрфи пытаются сделать новую Одри Хёпберн

 «Любовь и другие катастрофы» (Love and Other Disasters) из тех фильмов, которые оставляют хорошее послевкусие. В данном случае во многом благодаря сыгравшей главную роль Бриттани Мёрфи. Фильм, поставленный специально на нее, обещал сделать Тарантино, вдохновленный актерскими акциями Бриттани в «8-й миле» и «Городе грехов». Но его опередили ушлые продюсеры Люк Бессон и Дэвид Финчер, чей внезапный коммерческий союз — тоже фирменный знак «Любви».

После показа фильма для московской прессы только и звучало: какая типично английская комедия! Ну да, типичная английская, учитывая, что режиссер Алек Кешишян — американец армянских кровей (некогда сделавший громкий документальный фильм «В постели с Мадонной»). Продюсеры — один француз, другой американец, прославившийся — как режиссер — мрачными триллерами. Среди стран-производителей первой значится Франция. А исполнительница главной роли — американка.

Похоже, «типично английская комедия» становится самостоятельным жанром, который научили воспроизводить и иностранцы, зная, что у него свои ниши, как у комедии по-французски или, скажем, ужастика.

Другое дело, что действие и впрямь разворачивается в Лондоне, где обитает главная героиня-американка (лондонку из американки Бриттани Мёрфи с ее акцентом, вероятно, не сделать), трудясь в качестве помощницы главной редакторши английского Vogue и общаясь в быту исключительно с геями. С одним из них, сопереживая его творческим и любовным неудачам, она на паях снимает квартиру. Натуралов она опасается, хотя по привычке и докручивает старый роман. Настоящая межполовая дружба возможна по фильму только между женщиной и геем (близкая тема дружбы между натуралом и лесбиянкой в фильме отсутствует) — развитие популярной идеи советской психологии, что чистой дружбы между мужчиной и женщиной быть не может. В итоге героиня начинает дружить с очередным, по ее мнению, геем, не подозревая, что тот натурал, да еще в нее влюбленный. Романтическая, однако, комедия.

Жанр романтической комедии, по субъективному мнению автора этих строк, выродился в последние два десятилетия в тошнотворный. Впрочем, почему по субъективному мнению? Нет более побиваемого в пародийных киноэпизодах фильма, нежели «Неспящие в Сиэтле», ставшие символом всего слезливо-медового и хеппи-эндового. Но современный коммерческий кинематограф на глазах умнеет. Чему причиной, возможно, кассовый втык: сборы в Америке почти два десятилетия росли-росли, да вдруг слегка снизились. Резко умнеют в поисках небанальных ходов и картины голливудские. Но и иноземные, играющие в голливудские жанры, среди которых «романтическая комедия» далеко не последний.

Фильм «Любовь и другие катастрофы» — ревизия жанра романтической комедии. И потому, что он в меру (но непозволительно по прежним меркам) неполиткорректен — ржет (но не обидно) над теми же геями. И потому, что надсмехается над штампами самого жанра (ход не абы какой, но эффективный: в фильме то и дело упоминаются либо иронично цитируются романтические комедии от «Завтрака у Тиффани» до «Ноттинг Хилла»). И потому, что делает развязкой не хеппи-энд как таковой, а хеппи-энд из сценария, сочиненного, когда с героями еще ничего не ясно, их другом-персонажем, наблюдавшим за их взаимоотношениями. Смешно, что в фильме этот сценарий разыгрывают (уже в якобы снимающемся фильме) Орландо Блум и Гвинет Пэлтроу. Снялись за бесплатно. Отдали дань англожанру. Пэлтроу при этом якобы изображает героиню Бриттани Мёрфи.

Главная же новация «Любви и других катастроф»: жанр романтической комедии соединен с более приемлемым скептиками-киноманами жанром комедии нравов. В частности, это едкая сатира на лондонскую богему.

Поневоле ставишь «Любовь и др…» в один ряд с другой недавней романтической комедией — уже чисто французской «Роковой красоткой» с Одри Тоту. Та тоже оказалась ревизионистской по отношению к жанру романтической комедии: была неполиткорректна в оценке пусть не геев, но богатеньких старичков обоего пола и соединила жанр ромкома с жанром не только комедии нравов, но и комедии авантюрной.

Между двумя этими фильмами есть и более серьезная связь. В обоих главную героиню пытались лепить по образу и подобию Одри Хёпберн. Понятно почему.

Новая молодая публика, за редким исключением, не знает про Одри, но именно Одри остается для 40-50-летних производителей новых ромкомедий символом актрисы, во времена которой жанр оставался самым востребованным.

Бриттани прямо-таки предназначена на роль новой Одри: Тоту холоднее. Обаятельна, эксцентрична, худа, гибка, музыкальна, сексуальна. Смотреть приятно.



Источник: Ведомости, №167 (1941), 06.09.2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.07.2020
Кино

Чего боится Джим Джармуш

Джим Джармуш создал киноколлаж из отсылок к поп-культуре, известным фильмам, актуальным проблемам и добавил в него немного самолюбования, замаскировав его под комедийный зомби-хоррор. Во многом режиссер цитирует сам себя, например, говоря об обществе потребления и продолжая то, что начал в «Выживут только любовники».

Стенгазета
17.06.2020
Кино

А дали правду

Главный герой «Гив ми либерти» - мигрант Вик. Он живет в штате Милуоки и водит автобус для транспортировки людей с ограниченными возможностями. В один из дней, когда Вик и так везде опаздывает, в автобусе вместе с американскими инвалидами оказываются русские пенсионеры-мигранты и все – хаос, столкновение менталитетов, абсурдные ситуации и главный герой, повторяющий в рацию мантру: «Буду через десять минут».