Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.09.2007 | Театр

В кольце врагов

Фестиваль «Любимовка» начался, на носу «Новая драма»

   

Московский театральный сезон открылся месячником новых пьес. В один день прошла и пресс-конференция «Новой драмы», где фестиваль объявил о своих планах на вторую половину месяца, и начался фестиваль молодой драматургии «Любимовка». Маленький театр «Практика», отвечающий за «Новую драму», и подвальный Театр.doc, где происходят читки «любимовских» пьес, располагаются в соседних дворах, так что участники и публика перетекали из одного зала в другой, не прекращая обсуждать сегодняшнюю обстановку на драматургическом фронте.

Именно на фронте, поскольку напряженная нервность разговоров на профессиональные темы наводила на мысль, что авторы новой драмы вместе со своими режиссерами и продюсерами, как прежде, чувствуют себя в кольце врагов. Хотя, казалось бы, обстановка изменилась.

Из говоривших на пресс-конференции о сегодняшней ситуации с новыми пьесами лишь Михаил Угаров был благодушен и весел. Он поведал о том, что в 2002 году, когда фестиваль был организован, современная драматургия росла на выжженном поле, не интересуя ни театр, ни кино, ни издателей. А теперь пьесы у драматургов выхватывают буквально из чернильницы, в их сторону с восторгом смотрит кинематограф, выходят и лихо распродаются сборники, драматургических конкурсов становится все больше, и идут бои амбиций за то, кто первый открыл ту или иную пьесу. Теперь, оказывается, в московских театрах чуть ли не треть репертуара -- новые пьесы. «Раньше я несколько тревожился, когда меня называли идеологом новой драмы, -- сказал Угаров, -- но теперь всем стало ясно, что никаких идеологов нет». И объяснял, что новодрамский слоган «Ищу героя!» следует воспринимать иронически: «Его не надо искать, он существует».

Однако худрук театра «Практика» Эдуард Бояков был настроен куда более боевито: успехи драматургов он перечислял, как взятые высоты, восхищался уровнем, на котором авторы «говорят с нацией», перечислял знаменитостей и институции, признавших новую драму, и уничижительно отзывался о ничего не смыслящих в ней театральных критиках. А также иронизировал над фестивалями, которые за большие деньги федерального агентства привозят из-за границ Остермайера да Херманиса с Коршуновасом, «а когда они демонстрируют что-то очень близкое к тому, что показывают в Театре.doc, объявляют это большой победой».

Таким образом, врагами назначались опять урезавший финансирование фестивалю скупердяй ФАКК и придурки-журналисты, что выглядело несколько неожиданно в зале, переполненном приглашенными журналистами и с представителем федерального агентства в президиуме.

Несмотря на урезанный бюджет, программа «Новой драмы» выглядит весьма любопытно и совсем иначе, чем в прошлые годы. Во-первых (это, вероятно, как раз из-за безденежья), собственно спектаклей на фестивале будет не много, а большая их часть -- постановки московские. Из тех двух спектаклей, что приедут, программный директор «Новой драмы» Кристина Матвиенко особенно советовала попасть на эстонского «Незнайку на луне», которого дважды сыграют в... редакции журнала «Афиша». Дело в том, что этот антибуржуазный спектакль молодого таллинского театра NO 99 обычно играют в офисах разных компаний, используя лежащие на столах канцтовары как реквизит.

Если прежде фестивальный конкурс базировался на показанных спектаклях (из них выбирали лучших -- пьесу, постановку, актеров), то теперь все это отменяется. Будет только конкурс пьес, причем организованный совсем по-новому. Из семидесяти пьес-победителей всевозможных российских конкурсов четверо экспертов отобрали десять, эдакий «конкурс конкурсов». А из них выбирать победителя будет жюри, состоящее из творческих лиц разных профессий. Среди членов жюри Алексей Балабанов (для которого Сергей Сельянов уже купил одну из конкурсных пьес), Дмитрий Быков, Ингеборга Дапкунайте и другие уважаемые люди. Далее, с 18 по 21 сентября команда актеров и режиссеров под руководством Феклы Толстой и Виктора Рыжакова, постановщика всех пьес Ивана Вырыпаева, поедут в Ясную Поляну, где за три дня подготовят читки конкурсных пьес. Эти спектакли-читки зрители увидят на московской части фестиваля -- с 22 по 27 сентября.

Специальные и клубная программы «Новой драмы» еще насыщеннее и тоже плотно увязаны с новыми текстами и новыми темами, прежде всего социальными, которые так важны для идеологии фестиваля. Тут снова будут читки: 365 написанных в течение года маленьких пьес афроамериканки Сюзан-Лори Паркс, выносящей на сцену уличный говор черного гетто, шесть специально для фестиваля переведенных канадских пьес (четыре из них -- франкоязычные), семь латышских пьес, показы фильмов Кинотеатра.doc и антинаркотического анимационного сериала.

А еще в августе в Живом журнале «Новая драма» провела конкурс под девизом «Твой блог станет пьесой», оказавшийся очень успешным (5 млн посещений), и на основе уже отобранных тринадцати интернет-дневников во время фестиваля тоже пройдут читки. Плюс дискуссии с драматургами, инсталляции и много чего другого.

Впрочем, все это нам предстоит только во второй половине месяца, но сейчас можно совершенно бесплатно прийти на фестиваль «Любимовка», когда-то придуманный как творческий семинар, а теперь притягивающий и зрителей. «Любимовка» -- дело очень занятное; вроде бы это только читки и обсуждения новых пьес. (Раньше это происходило на природе в бывшем имении Станиславского, теперь -- в тесно набитом подвале Театра.doc.) Но зато эти чтения, специально поставленные режиссерами с актерскими командами, часто оказываются гораздо неожиданнее и свежее, чем готовые спектакли, хоть их участники и не выпускают из рук бумажек с текстом. На этот раз для читок отобрали двадцать пьес, разделили их на несколько программ, главная из которых загадочно называется конкурсной, хоть никакого конкурса не предусмотрено. В список добавили два проекта Театра.doc, и пьесы, написанные в технике вербатим, то есть основанные на документальных текстах: один -- о русской деревне, другой -- о призывниках и их матерях.

В программе достаточно известных имен: Ксения Драгунская, братья Дурненковы (каждый со своей пьесой), Юрий Клавдиев, вызвавший в прошлом году скандал своей пьесой «Трусы» Павел Пряжко... Ясно, однако, что для фестиваля, собирающего молодых драматургов со всей страны, общий взаимопросветительский процесс не менее важен, чем хорошие пьесы, которых много не бывает. И хотя «идеолог» Михаил Угаров говорит, что движение вперед важнее, чем фиксация достижений, а великий драматург обязательно появится на плодородной почве, сами авторы, разумеется, не хотят быть только удобрением. Для них как раз важна фиксация достижений. И поэтому самые шаткие мероприятия на «Любимовке» -- это обсуждения пьес после показа.

Независимо от того, насколько удачна была читка, разговоры тут происходят в жанре «встреча драматурга с восторженными поклонниками», что, разумеется, очень приятно автору, но малопродуктивно для дела. В результате всякий зритель, настроенный критически, покидает обсуждения с мыслью, что известие о бурных успехах новой драмы несколько преувеличено, иначе не было бы у нее сиротских комплексов, драматурги при всяком скептическом замечании не становились бы дружно в оборонительную позицию «наших бьют» и не дулись бы, как маленькие, на дураков-журналистов.

Впрочем, не будем уподобляться психотерапевтам, рассуждающим о чужих комплексах. Лучше будем читать, слушать и смотреть новые пьесы. Тем более что хорошие-то действительно есть. 



Источник: "Время новостей",07.09.2007 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.