Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.06.2007 | Нешкольная история

В память Вам, Борис Сергеевич

"…По мне прошелся нож войны Гражданской…" Работа десятиклассника Константина Белозерского из Казани

АВТОР

Константин Белозерский, ученик 10 класса школы № 139 г. Казань.

Данная работа получила 3-ю премию на VIII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель - Л.Н. Блохина.

В 2001 г. ученики нашей школы № 139 г. Казани уже принимали участие во Всероссийском конкурсе школьных исследовательских работ “История России: облики детства”. Их работа “Прикосновение к судьбе” о детстве долгожителей нашего города заняла тогда III место. Но не это главное. Главное то, что эта исследовательская работа сподвигла нас к созданию в школе одноименного музея, в котором ребята изучают историю страны через судьбы близких людей – очевидцев исторических событий. С тех пор наш музей уже стал победителем городского конкурса школьных музеев. Творческая группа музея дважды занимала III место на Республиканском слете поисковых отрядов. Члены музейной группы участвовали в международной программе ЮНЕСКО “Молодежь на пути к всемирному наследию” . И о необходимости сохранения семейного наследия говорили “с высоких трибун” на заседании ОГВН (организации городов Всемирного наследия) , проходившем в дни тысячелетия Казани, в нашем городе. Работы ребят по семейному наследию получили высокую оценку руководства ОГВН и помещены на официальном сайте ОГВН.

Так действительно проще и интереснее представить себе богатейшую историю нашей страны.

Прикасаясь к судьбам, казалось бы, посторонних  людей ты вместе с ними переживаешь их взлёты и падения, и не замечаешь , как они становятся для тебя почти родными. Вот так и судьба Бориса Сергеевича де Ладвеза  не оставила меня равнодушным.

Когда руководитель школьного музея Лилия Надировна Блохина познакомила меня с  Татьяной Васильевной Отопковой , правнучкой Бориса Сергеевича, я и предположить не мог в какую увлекательную работу  включаюсь. Задача перед нами стояла сложная. Работу мы  начали практически с нуля. (Татьяна Васильевна  почти ничего не знала о  Борисе Сергеевиче). Сейчас мы накопили уже достаточно большой материал, благодаря сотрудничеству с архивами Москвы, Санкт-Петербурга,Челябинска, Уфы, Омска. Работали в  Государственном  архиве ФСБ Республики Татарстан. А выяснив, что “корни”  де-Ладвезов начинаются во Франции, поисковая группа музея побывала в Париже, для установления связи с Французским Национальным Архивом.

В Москве мы искали дом де Ладвезов, упомянутый в справочнике “Вся Москва 1901 г.” Нашли имение его жены, чудом сохранившуюся деревянную часовню. Беседовали с односельчанами и узнали от них много интересного, даже про найденный  и  хранящийся в районном музее в Апастово клад.

В моей работе использованы документы государственных архивов. Это и метрические свидетельства, и постановления Сената, и документы Особого Отдела ВЧК. Документы, предоставленные нам из Государственного Архива ФСБ РТ требуют более детального анализа. Сложно сохранять “нейтралитет и объективность ” когда проникаешься симпатией к человеку, о котором пишешь, забытую, перечеркнутую судьбу которого пытаешься восстановить буквально по дням. В начале поиска Татьяна Васильевна Отопкова рассказала, что Борис Сергеевич де Ладвез жил со своей женой Екатериной Дмитриевной Лукьянской в Казани по адресу: Попова гора (сейчас это улица Тельмана), д.30. У них было трое детей: Петр, Юрий и Галина. Редактор казанской ”Книги памяти” М.В. Черепанов посоветовал нам сделать запрос о де-Ладвезе Б.С. в Архив УФСБ Российской Федерации по Республике Татарстан. Документы, с которыми мы там ознакомились, глубоко потрясли меня.

 

Сухо о “корнях”

Родственники Бориса Сергеевича – выходцы из Франции. На запрос в Российский Государственный Исторический Архив г. Санкт-Петербурга в ответ пришла архивная справка с такой информацией:

Прадеду Бориса Сергеевича “бывшему французской службы дворянину поручику Бернгарду Варфоломееву сыну де Ладвезу” в 1802 году 28 ноября Московским губернским правлением был выдан паспорт на свободное проживание в России.

По имеющимся документам мы выяснили, что в 1802 году он принял присягу на подданство России в Московской управе Благочиния. А в 1815 году, как показывает метрическое свидетельство, у бывшего капитана французской Королевской службы и его жены Елисаветы (Розалии) Пуло родился сын Франц.

Франц Францевич де-Ладвез – дед Бориса Сергеевича.

В РГИА имеется свидетельство о браке подпоручика Франца Францевича де-Ладвеза с дочерью умершего коллежского регистратора Гавриила Александровича Головлева с девицей Юлией 8 января 1839 года. А также формулярный список о службе помощником журналиста (журналист – чиновник, записывающий входящие и исходящие бумаги в журнале ведомства) московского уездного казначейства Франца Францевича де-Ладвеза за 1852 год, 37 лет, имения нет, женат на Юлии Гавриловне, дети:

Сергей – родился 9 марта 1844 года (это отец Бориса Сергеевича).

Софья – 24 июля 1845 г.;

Мария – 2 сентября 1846 г.;

Елисавета – 27 сентября 1849 г.

Жена и дети православные, службу начал рядовым в Бородинском пехотном полку 10 сентября 1832 года.

Мне стало интересно, что это за полк. В интернете я нашел такие сведения:

68-й пехотный Бородинский Императора Александра III полк. Полковой праздник – 26 августа.

29 ноября 1796 года был сформирован Московский гарнизонный полк.11 марта 1813 года – сформирован в Москве из половины Московского гарнизонного полка как Бородинский пехотный полк в составе трех батальонов и поступил в состав 23-й пехотной дивизии. Назван в честь Бородинского сражения. В 1813 полк был выдвинут к границе, но в боевых действиях не участвовал.

Но вернемся к  Францу Францевичу де-Ладвезу, сделавшему неплохую карьеру.

В 1833 году он становится унтер-офицером; 2 июня 1841 года уволен в отставку поручиком; 1 июля 1846 года – губернский секретарь.

В РГИА г. Санкт-Петербурга в фонде департамента герольдии Сената имеется дело о внесении в дворянскую родословную книгу Московской губернии губернского секретаря Франца Фанцевича де-Ладвеза с семейством. Определение Московского дворянского депутатского собрания от 22 июня 1851 года  о внесении Франца Францевича де-Ладвеза с семейством во II часть родословной книги. Кроме того, в том же фонде есть дело о дворянстве брата Франца де-Ладвеза подпоручика Михаила Францевича, который жил в Рязани, был женат и имел сына Михаила, родившегося 2 января 1847 г. в Москве. В деле имеется указ об отставке от военной службы Михаила Францевича в 1838 году.

В личном фонде Михаила Михайловича Андроникова (издатель журнала ”Голос России”) хранится 6 писем Сергея де Ладвеза Андроникову периода с 1914–1916 гг., когда де-Ладвез был на военной службе (в чине прапорщика), письма содержат различные просьбы и некоторые сведения о нем. (Я думаю, это возможно, кузен Бориса Сергеевича де-Ладвеза – Сергей Михайлович, который родился в 1888 году в Москве, имел высшее образование, проживал по адресу: г. Москва, Столярный переулок, д. 25, кв. 5. Работал сторожем инженерного училища МКХ, был беспартийным. 6 июня 1929 года арестован. Приговорен коллегией ОГПУ 30 июля 1929 года, по обвинению – создание контр-революционной группы. Расстрелян 5 августа 1929 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище. Реабилитирован 20 декабря 1992 года.

Побывав в Москве, мы сделали фотографию этой улицы и приблизительное место, где находился этот дом.

Весной 2006 года школьная группа ездила во Францию с целью установления связи с Французским Национальным архивом.

Нам было интересно, может быть, во Франции есть родственники Татьяны Васильевны. Однако в Париже нам объяснили, что необходимо знать город, в котором родился капитан Королевской службы Бернгард де Ладвез. Поэтому нам предстоит еще раз посылать запрос в г. Санкт-Петербург в архив для уточнения информации. Вероятно, у них есть документы которые помогут нам в этом поиске.

 

“…По мне прошелся нож войны Гражданской…”

Смотрю на пожелтевший лист от давности-

Красивый почерк, грамотная речь.

Но в хаосе войны Гражданской

Решили Вами пренебречь.

Вы обращались к нашим комиссарам,

Писали, объясниться чтоб.

Вы достучаться пытались до разума,

Но натыкались на чугунный лоб:

«Для будущего государства

Вы-кровь дворянская, потомкам не пример.

Предать забвенью, вычеркнуть из жизни

Ведь Вы же белый (!) офицер»

Отфильтровали и расстреляли

И нет за это им кары с небес.

Но только зря они там старались,

Мы помним о Вас, господин де Ладвез.

И двадцать пятого апреля

Войду я в церковь. Помолчу.

И в память Вам, Борис Сергеевич,

Я в церкви той зажгу свечу.

Это стихотворение я написал о человеке, чья судьба заинтересовала и очень взволновала меня. Он один из тех многих тысяч людей, для кого Гражданская война в России оказалась роковым временем. Временем, когда человеческое достоинство  проходило испытание на прочность, а жизнь вообще зависела от случайностей. Когда брат шел против брата, а сын против отца. И в этом хаосе надо было не сломаться и найти в себе силы жить.

(Из материалов дела)

Борис Сергеевич де Ладвез родился  19 октября 1871 года в г. Москве. Учился в Константиновском Межевом институте. Межевой институт был довольно престижным в то время учебным заведением.

История университета начинается с 25 мая (14 мая по старому стилю) 1779 года, когда при Межевой канцелярии в Москве по Указу Правительствующего Сената было открыто землемерное училище, именованное Константиновским. В 1835 году училище преобразовано в Константиновский межевой институт (КМИ). Первым директором КМИ был назначен известный русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков. В 1853 году при институте были созданы особые дополнительные курсы для усовершенствования наиболее даровитых межевых инженеров в области геодезии и астрономии в целях подготовки к преподавательской деятельности. В1873 году школа межевых топографов и Константиновский межевой институт объединяются в одно учебное заведение – Московский межевой институт (ММИ). Сейчас этот институт называется МИИГАиК (Московский институт инженеров геодезии и картографии).

Там, в Межевом институте, Борис де Ладвез знакомится с Михаилом Дмитриевичем и Владимиром Дмитриевичем Бонч-Бруевичами.

У них завязываются дружеские отношения. Бонч-Бруевичи родились в семье землемера, Михаил 24 февраля 1870 года, Владимир 28 июня 1873 года. Оба закончили Московский межевой институт.

Михаил затем учился в Московском пехотном училище, а в 1898г. закончил Академию Генштаба. Во время I Мировой войны генерал-квартирмейстер 3-й армии. Во время Октябрьской революции, будучи начальником гарнизона Могилева, перешел на сторону Советской власти и 7 ноября назначен начальником штаба Верховного Главнокомандующего. С марта 1918 г. военный руководитель Высшего военного совета.

Владимир очень интересуется политикой и с 1892 г. участник марксистских кружков. В 1896 году ему пришлось эмигрировать в Швейцарию и он учится в Цюрихском университете. Познакомившись с В. И. Лениным, сотрудничает в газете “Искра”. Участвовал в революционных событиях 1905-07 г. в Петербурге. Организатор ряда Большевистских книгоиздательств, в том числе “Вперед” (1906г.), которое было одним из конспиративных партийных центров. После февральской революции 1917 года член Исполкома Петроградского Совета. Во время Октябрьской революции комендант района Смольный-Таврический дворец, член Комитета революционной обороны Петрограда. С 1917 по 1920 гг.– управделами Совнаркома РСФСР.

Вот такие были братья.

Борис де Ладвез, в общем-то, не особо интересовался политикой, но, тем не менее, они дружили.

Итак, де-Ладвез в 1893 году окончил Межевой институт и поступил в Межевую канцелярию в Москве. Он проживал в доме Перепелкиных в Большом Кисловском переулке. Я нашел в интернете справочник “Вся Москва 1901 г.” И нашел адрес де Ладвеза Б.С. Наша поисковая группа, когда была в Москве, сделала фото этого дома.

В 1898 году Бориса Сергеевича командируют из Москвы в Оренбургскую Башкирскую Землеустроительную Комиссию. В этом же году он встретил свою любовь и женился на Екатерине Дмитриевне Лукьянской. Семейная жизнь стремительно закрутила Бориса Сергеевича. В 1899 году у них рождается сын Петр.

В 1901 году Борис Сергеевич перевелся на службу по землеустройству Алтайского Округа. И в этом же году в семье опять радость – родился сын Юрий.

Борис Сергеевич продолжал плодотворно трудиться. С 1901-1910гг. исполнял должность начальника съемочного отделения.

В 1905 году началась война с Японией. Тяжелая страница в Российской истории. Де Ладвез тоже участвовал в этой войне.

Я сделал несколько запросов в исторические архивы, но мне так и не удалось узнать, где именно он служил. У Татьяны Васильевны Отопковой сохранилась только фотография Бориса Сергеевича, сделанная в Харбине. Неудачи и боль поражений в войне, наверное, сполна были компенсированы рождением в 1905 году дочери Галины.

К 1905 году в стране обострилась социально-политическая ситуация в результате поражения России в русско-японской войне. Толчком к началу революции послужил расстрел мирной рабочей демонстрации в Петербурге 9 января 1905 года (т.н. Кровавое воскресенье). Демонстрации сопровождались столкновениями с полицией и войсками. С требованиями реформ выступили представители либерально настроенных слоев общества. Император Николай II вынужден был выпустить Манифест 17 октября 1905 года, декларировавший основные гражданские права и свободы, а также созыв Государственной думы. Однако в 1907 г. правительству удалось взять ситуацию в стране под контроль. Разгон 2-ой Государственной думы означал конец революции.

Борис Сергеевич де Ладвез далек от политики. В эти годы он работает начальником съемочного отделения Алтайского округа. Затем – заведующий землеустроительной партией по землеустройству Алтайского округа.

Убийство наследника австро-венгерского престола Франца-Фердинанда конспиративной группой “Молодая Босния” в Сараево, было использовано как повод для развязывания I-й Мировой войны. 19 июля по новому стилю (1 августа по старому). 1914 года Германия объявила войну России. Де Ладвез был мобилизован на Кавказский фронт на мирной должности (казначей 622 пешей Томской дружины, которая в 1917 году переименовывается в этапный батальон).

С 27 февраля – 25 октября 1917 г. – Правитель канцелярии Управления Корпусного инженера 4 Кавказского армейского корпуса в Закавказье в г. Ханкала.

1917 год. Россия бурлит. В стране происходят значимые события:

27 февраля – в стране буржуазно-демократическая революция;

15 марта – отречение от престола последнего российского императора Николая II;

март – ноябрь – Россией управляет Временное правительство;

7 ноября (26 октября по ст. ст.) свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция.

Все это время де Ладвез находился в Закавказье. В январе 1918 года возвратился в Казань и поступил на службу в Топографический отдел при штабе бывшего Казанского военного округа (где был сначала чертежником, потом помощником завотдела.)

В 1918 г., когда в Казань вошли белочехи, топографический отдел всем составом был эвакуирован в г. Уфу, а оттуда в Омск.

На мой запрос в РГВА (ул. Адмирала Макарова, 29) пришла архивная справка:

В документах архивного фонда Штаба Западно – Сибирского военного округа в приказе №21 от 10 апреля 1919 года по строевой части в § 3 указано: Числящийся в резерве чиновник военного времени статский советник Борис Сергеевич де Ладвез, на основании приказа по военному ведомству 1919 года за №11, как достигший предельного срока (47 лет) и на основании его ходатайства, подлежит увольнению от службы и исключению из резерва.

В Омске Борис Сергеевич перешел на службу в Управление межевой частью старшим специалистом по триангуляции. Проживал по адресу: ул. Надеждинская, д.25.

25 сентября 1919г. там же в Омске был мобилизован в армию Колчака и назначен помощником начальника по хозяйственной и административной части литературного отделения Осведверха.

Что представлял собой Омск в 1919 году? Омск фактически был столицей "Сибирского правительства", где "Верховным правителем Российского государства" стал адмирал А.В.Колчак.

Советская власть ставила Борису Сергеевичу в вину, что он служил в армии Колчака. Но мог ли  де Ладвез отказаться тогда от демобилизации? Я думаю, что нет. Иначе он бы считался дезертиром, за что полагался расстрел.

В ноябре 1919 года, когда войска советской  5-й армии подошли к  Омску, де Ладвез вместе с  учреждением был эвакуирован в Красноярск, но в  Мариинском уезде, оставив часть, выехал в город  Томск для регистрации.

10 января 1920 года в  г. Томске при регистрации был арестован и препровождён в  Красноярск, в тюрьму по постановлению Следственной  Комиссии Особого отдела ВЧК  5-й  Армии. С 1 февраля по 4 апреля 1920 года во время разбора дела содержался в Красноярской тюрьме.

4 февраля 1920 года Следственная комиссия при Особом отделе ВЧК 5-й Армии постановила отправить Бориса Сергеевича в концлагерь.

В постановлении начальник Особого отдела Сухачев пишет: "…рассмотрев дело гражданина де Ладвеза, обвиняемого в службе Колчаку, из дела видно, что де Ладвез по классовому и политическому воззрению и происхождению враг Советской власти". В марте 1920 г. Борис Сергеевич был выслан в Челябинск для заключения в концентрационный лагерь.

29 мая 1920 года на арестанта чиновника военного времени Бориса Сергеевича де Ладвеза заводится открытый лист за № 5803. Так описывается внешность: "Возраст 49 лет, рост 2 аршина 6 вершков (168 см), лицо чистое, глаза серые, волосы, брови, борода, усы черные с проседью, нос обыкновенный. Препровождается из города Ново-Николаевска в г.Челябинск в распоряжение заведующего концентрационным лагерем для содержания под стражей. Без оков"

1 июня 1920 г. Борис Сергеевич поступил в лагерь из Челябинского дома лишения свободы. Чтобы узнать об этом периоде жизни Бориса Сергеевича более подробно я написал в Челябинск в Объединенный Государственный Архив Челябинской области. Оттуда мне пришел ответ и даже копии документов, из которых удалось узнать, что 15 июня 1920 года в Челябинском  Губернском Коммунальном отделе заводится дело № 839 на де Ладвеза Бориса Сергеевича. Выдается удостоверение № 338, что тов. де Ладвез состоит на службе в Губкомотделе в должности Заведующего Архитектурной секцией.

Интересно, что, находясь в лагере, Борис Сергеевич пытался быть выше ситуации. Как следует из документов, он стал одним из инициаторов образования из специалистов, заключенных в лагере, Технического бюро и был его председателем.

14 сентября 1920 года, за хорошую работу и поведение он был даже освобожден из лагеря под поручительство № 2380 заведующего Челябинским Губернским коммунальным отделом тов. Капуста. Стал проживать на частной квартире по адресу: ул. Кыштымская, д.7. Работал в губкоммун-отделе и стал преподавать на курсах нарсвязи. Такой деятельный человек не мог оставаться без дела. Работа, вероятно, хоть немного должна была отвлекать его от мрачных мыслей о настоящем и будущем России. Но ничто не могло отвлечь его от мыслей о доме.

16 октября 1920 года Борис Сергеевич подает заявление на имя заведующего Челябинским Губернским подотделом принудительных работ. В заявлении красивым, убористым почерком он пишет: "…Не моя, конечно, вина, что я родился в дворянской семье, а из моих показаний и анкет видно, что

ни я, ни мои отец и дед никогда не имели собственности и жили исключительно на те средства, которые получали от службы, т.е. принадлежали к трудовой интеллигенции и никогда не были эксплуататорами чужого труда…

Что же касается политических убеждений, то Советская власть не один уже раз заявляла, что она за убеждения не судит и не преследует людей, а судит за выступления и действия, направленные во вред Советской власти. Я же ни в каких партиях и организациях не состоял и не состою и активно против Советской власти не выступал… Моя лояльность по отношению к Советской власти настолько уже выяснилась за время моего пребывания  в Челябинском концентрационном лагере и четырехмесячной работе в Губкоммунотделе и Техническом бюро…, что я с 14 сентября сего года освобожден из Челябинского лагеря для жительства на частной квартире…

На основании изложенного ходатайствую перед Особой Комиссией для рассмотрения дел о военнопленных и перебежчиках о полном освобождении меня и командировании в г. Казань, по месту жительства моей семьи, для службы в Советских учреждениях…"

Борис Сергеевич логично и грамотно излагает свои доводы. Советская власть действительно неоднократно заявляла, что за убеждения не судит. Хочется верить и в то, что он честно пишет о лояльности к Советской власти. Ведь в нашем понимании дворянин – человек чести. А если лжет, что не имеет собственности, лжет о лояльности… Но кто посмеет осудить человека, если в дурацких политических играх на карту поставлена его жизнь! Единственная. Неповторимая. Жизнь, в которой так много держит – любимая жена, дети. И так хочется остаток жизни прожить спокойно, в кругу семьи как, вероятно, мечталось.

Может ли мечтать о чем-то человек, живущий в годы великих потрясений, надеяться, что мечты осуществятся? Или все, что остается – это только мечтать. Без надежды на осуществление. Нет. Сильная личность будет действовать для приближения своей мечты. И Борис Сергеевич – действовал. Он продолжал писать.

Комиссия по разбору дел военнопленных и перебежчиков Гражданской войны, созданная 26 октября 1920 года, при Челябинском Губернском подотделе принудительных работ, на основании приказа Реввоенсовета Республики и Народного Комиссариата Внутренних дел от 7 мая 1920 года за № 774 из представителей Реввоентрибунала, Особого отделения № 2 ВЧК Особого Отдела 1-й Армии Труда, Губвоенкомата и подотдела Принудительных работ постановила:

"Рассмотрев материал заключенного Челябинского лагеря принудработ де Ладвеза Бориса Сергеевича, обвиняемого за службу в армии Колчака (как чиновник военного времени), заслушав его личные объяснения, из которого выяснилось, что он был эвакуирован из г. Казани с Топографическим отделом Временным Сибирским Правительством в г. Уфу и другие города, строевых должностей не занимал и при наступлении Красной армии на г. Томск добровольно перешел на сторону последних, в настоящее время работающий по специальности – инженер в Челябинском Техническом бюро, где ни в какой противосоветской агитации не замечен, к работе относится добросовестно, а потому

комиссия нашла возможным освободить де Ладвеза из лагеря принудработ и отправить в Трудовую армию для использования по специальности."

Это была пусть маленькая, но победа!

Тем временем в Казани Бориса Сергеевича очень ждала семья и все надеялись на благополучный исход. Родные обращаются к управделами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевичу за содействием. В Челябинск из Казани приходит телеграмма за подписью Канунова с просьбой откомандировать к постоянному месту службы в Казань межевого инженера Бориса де-Ладвеза.

Но телеграмма осталась без ответа.

25 ноября 1920 года в Челябинск приходит другая телеграмма, на этот раз из Екатеринбурга, за подписью Управделами Сов.трудармии Жукова: "Замнаркомзем ТСР просит откомандировать к постоянному месту службы в его распоряжение в Казань межевого инженера Бориса де Ладвеза. Сообщите причины задержки его вами".

На эту телеграмму из Челябинска дают ответ:"…межевой инженер Борис де Ладвез…не может быть откомандирован в Казань ввиду отсутствия специалистов и исполняемых им массовых работ в губернском масштабе."

Я подчеркнул эти слова потому, что из них понятно, что Борис Сергеевич был действительно нужен новой власти, как специалист. Да и он как бы принял эту власть и хотел быть полезен Отечеству. Никогда ни к какой партии не принадлежащий, он не стремился к какой-то агитации или политическим переворотам. Он просто хотел жить и работать.

9 декабря 1920 года де Ладвез заполняет анкету за № 170 для всех заключенных в концентрационные  лагеря по всей территории  Российской Советской Республики.

Во второй части анкеты, которая заполняется администрацией заключения, комендант лагеря дает характеристику: "Интеллигент. Физически развит хорошо. Работает в коммунальном хозяйстве. К работе относится хорошо. Поведения хорошего".

За хорошее поведение и работу 30 января 1921 года де Ладвеза освобождают из Челябинского лагеря принудительных работ по амнистии, согласно постановлению Иркутской комиссии. И вот уже кажется, что появилась надежда вернуться в Казань к семье. Но видимо злой рок преследовал Бориса Сергеевича.

В ночь на 17 февраля 1921 года, с введением в Челябинске военного положения, в числе других освобожденных офицеров де Ладвез вновь арестован и препровожден в лагерь принудительных работ. Причина ареста и по чьему распоряжению он произведен – неизвестно.

24 февраля 1921 года Борис Сергеевич заполнил анкету для интеллигенции, где пишет, что ни в какой политической партии не состоял. А на вопрос, какую помощь может оказать Советской России в борьбе с капиталом, отвечает: службой в Советских учреждениях по специальности или преподавателем. Он может и хочет мирно работать, но смертоносная коса красного террора стала косить всех без разбору. Чиновник военного времени превращается в белого офицера.

25 февраля 1921 года Особым Отделом ВЧК заводится дело за № 3329/179 по обвинению де Ладвеза Бориса Сергеевича по статье: Как бывший  офицер.

"Бывший", "Из бывших" – сколько жизней унесут эти слова. В лучшем случае просто сломают судьбу.

5 марта 1921 года Комиссия по фильтрации белогвардейских офицеров при Особом Отделе ВЧК при I Армии Труда, рассмотрев дело № 3329/179 на гражданина де Ладвеза Бориса Сергеевича по обвинению в службе офицером в армии Колчака и "принимая во внимание его политическую неблагонадежность" постановила: заключить в концлагерь до особого распоряжения.

В чем увидели чекисты неблагонадежность де Ладвеза? Подтверждающих фактов этому нет. А вот то, что он был полезен новому обществу из материалов дела фактов достаточно. Но, несмотря на это,

6 апреля 1921 года на заседании Президиума ВЧК постановили: применить к де Ладвезу Б.С. высшую меру наказания –  расстрел как к активному участнику боев в армии Колчака.

В документе написано "росстрелят". Кто вершил суд?! Безграмотные исполнители, с запудренными мозгами "большевистской демагогии".

25 апреля 1921 года приговор был приведен в исполнение.

Что он думал в этот момент, о чем вспоминал? Вспоминал ли родных, молился ли Богу?  Неизвестно. Была весна. Природа оживала. И душа, как бывает весной, ждала чего-то светлого и жила надеждой. Но все происходящее было страшно и несправедливо.

25 мая 1993 года де Ладвез Борис Сергеевич был реабилитирован. Дано заключение: Согласно ст. 3 Закона РСФСР де Ладвез Б.С. репрессирован по политическим мотивам незаконно.

Если отследить хронологию жизни Бориса Сергеевича де Ладвеза, то очевидно, что у него не было праздного времени. Служба, работа, войны: Японская, I Мировая, Гражданская. И этого человека назвали эксплуататором чужого труда? Офицера в отставке, который попал по демобилизации в армию Колчака и служил помощником начальника по хозяйственной и административной части, человека, который своим трудом и знаниями доказал свою лояльность новой власти, называют активным участником боев в армии Колчака и расстреливают. Эта несправедливость к личности Бориса Сергеевича де Ладвеза, наверное, и заставила меня написать о его жизни. Чтобы люди знали о нем.

 

"…В память Вам, Борис Сергеевич…"

Что же стало с семьей де Ладвеза?

Екатерина Дмитриевна де Ладвез (Лукьянская) дожила до глубокой старости. Ей было более 90 лет, когда она умерла. Пользовалась уважением и почтением. Играла до самой смерти в преферанс, курила и любила выпить красного вина.

Старший сын Петр также, как и отец попал в 1920 году в Красноярскую тюрьму, но вернулся оттуда. Еще до Гражданской войны он успел закончить реальное училище. После Гражданской войны работал ревизором. Во время Великой Отечественной войны трудился главбухом на комбинате им. Вахитова. У него была бронь, т.к. комбинат работал как оборонное предприятие. Еще он готовил овчарок на фронт, возглавлял кинологический клуб. Благодаря собакам выжили во время войны. Собакам выделялся корм и кровь животных. Варили эту кровь, кормили собак и питались сами.

Потом он работал главбухом Горгаза. Был хорошим специалистом и даже на пенсии постоянно вызывался для консультаций. Петр был прекрасным игроком в преферанс, лучший игрок в Казани. Хорошо рисовал, обладал эстетическим вкусом. Разводил цветы, занимался ландшафтным дизайном. Цветы у него не просто росли в оранжерее, а были альпийские горки, фонтанчики.

Петра любили люди, он был общительным человеком. Очень любил играть с детьми. Не любил коммунистов и принципиально был беспартийным. Он прожил 85 лет.

Но незадолго до смерти признался мужу  своей сестры Галины в том, как  попал в тюрьму.

Он был юнкером и воевал в армии генерала Дутова. Потом попал в плен и оказался в Красноярской тюрьме. После расстрела отца, друзья отца, возможно благодаря помощи Бонч-Бруевича, каким-то образом, смогли вытащить Петра из тюрьмы, сделали ему книжку красноармейца, и он служил в Красной армии до конца Гражданской войны. Страшная человеческая трагедия. Служить в  Красной армии, пересилив себя, ради того, чтобы жить и увидеть родных. При этом  помнить о расстрелянном отце и ненавидеть коммунистов.

Юрий  изначально пошел служить в Красную армию. Осмысленно. Он поддерживал коммунистов и спорил на эту тему с Петром.

Злая насмешка судьбы и типичная для того времени ситуация –  два брата по разные стороны баррикад.

Юрий был многогранно талантлив. Прекрасно разбирался в фотографии. Сам собрал фотоаппарат и получал отличные снимки. Ещё в начале 30-х годов провёл в дом водопровод, канализацию и электричество, что было непостижимой роскошью в то время.

Юрий интересовался политикой. Во время Великой Отечественной войны у него была бронь. Он занимался политподготовкой бойцов на фронт. Работал заместителем директора Таткооперации, у него была служебная машина. Женился на заслуженной учительнице музыки, но детей у них не было.

Галина работала формацевтом. У неё было трое детей. Обычная жизнь.

Юрий и Галина, несмотря на свою одарённость, не смогли получить высшего образования. Фраза, относящаяся к их отцу, " Враг Советской власти" эхом отзывалась на их судьбе. Галина все вступительные экзамены  в ВУЗ сдавала на одни пятёрки, но так и не смогла поступить. В списках зачисленных её не оказывалось. Без объяснений.

Вот уже второй год 25 апреля я захожу в церковь и ставлю свечу за " невинно убиенного" Бориса. Стою и думаю о том, какое же страшное было время.

И трудно понять, кто был прав, а кто виноват? Красные уничтожали белых и других неугодных в пылу "борьбы за свободу народа". Белые убивали красных, считая, что спасают своё Отечество. И у каждого была своя правда. Наша задача помнить о тех и о других, чтобы эта беда вновь не повторилась.

***

Как-то на уроке учитель истории Лилия Надировна дала нам задание составить родословную своей семьи.

Некоторые ребята представили очень интересные родословные (берущие свое начало в XVII веке), но большинство ребят с заданием не справилось.

Причина в том, что их родственники очень мало помнят или ничего не знают о своих предках, живших хотя бы в начале XX в. И это не удивительно. Первая половина XX в.– страшный период в истории России. Время революций, гражданской и двух мировых войн, время репрессий 20–30-х гг., когда люди отказывались от своих “корней”, происхождения, родственников, ради того, чтобы остаться в живых. Многие документы, родословные, фотографии были в то время просто сожжены. А семейное наследие в виде украшений, орденов было распродано в голодные годы.

Но как дерево не может жить без своих корней, так и человек превращается в пустой сосуд, не зная ничего о своих “корнях”, своих предках.

В нашей исследовательской работе еще не поставлена точка. Она продолжается. И мы обязательно доведем ее до конца, найдя родственников Татьяны Васильевны во Франции и в России.

Но и для меня этот проект был очень важен. Я хочу стать историком. Работа над историей жизни де Ладвеза и изучение времени, в котором он жил является хорошим опытом. Благодаря этому проекту я заинтересовался судьбой своих родственников. Следующая работа будет посвящена им. Ведь Белозерские очень древняя фамилия.

Эта работа позволила мне больше ценить свое семейное наследие, помнить о близких людях. На начальном этапе создания музея, некоторые ребята приносили документы, фотографии своих близких и не могли объяснить, кто на них изображен. Но в ходе исследовательской работы  мы находили ответы на эти вопросы. Это было нашей маленькой победой над забвением. У ребят загорались глаза, потому что поиск, приобщение к семейному наследию приносили нам радость и удовлетворение.

Не хочется, чтобы нас называли “обществом потерявших ориентиры”. Пора уже найти эти ориентиры, через память о своих предках, через подлинную историю своего Отечества. От нас зависит очень многое.

Гражданская война. Страшное время. Лишить жизни человека было очень просто. Не убивали, а будто устраняли препятствия. Да Борис Сергеевич и не был препятствием для Советской власти. Образованного специалиста, увлеченного работой, любящего свою семью и далекого от политики, затянула, поглотила и бездоказательно уничтожила волна репрессии. Будто это не человек был, а песчинка. Только тонкая стопка бумаг в деле и забвение…

Моя работа – дань памяти Вам, Борис Сергеевич и тысячам других людей, которых постигла такая же участь.

Текст подготовила Виктория Календарова











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Гибель в «бешеном доме». Часть 1

Старики вспоминают, что до войны летом после работы молодежь веселилась на полевом стане местного колхоза до упада, как бешеная, поэтому стан назвали «бешеным домом». Здесь и встретили матросов немецкие танки, замаскированные скирдами соломы. Их расстреливали в упор. Говорят, даже грохот боя не мог заглушить крики погибающих.

Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.