Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.07.2007 | Архив "Итогов" / Просто так

Русские как средиземноморцы

Давид Самойлов был совершенно прав

Давид Самойлов был совершенно прав: "В провинции любых времен есть свой уездный Сен-Симон". И не только в провинции. В столичном городе Париже живет сейчас, в наше время, большой мыслитель, которого я имею честь знать лично. По образованию он  химик, занимался всю жизнь продажей разного химического оборудования, ныне на пенсии. Но интересен он нам совсем по другой причине. Этот маленький человек с лысым черепом и большими, как у запорожских казаков, усами изобрел оригинальную национально-политическую концепцию. Весь мир делится на две большие части: средиземноморские народы и народы северные. Иметь дело можно только с северными народами (идеальный образец - немцы): они обязательны, исполнительны, трудолюбивы.

Полная противоположность им - народы средиземноморские (идеальный пример - итальянцы). С этими дела лучше не иметь: до обеда не работают, после обеда отдыхают; обещанного не исполняют, порядка не соблюдают и проч.

Самое интересное в описанной схеме - ее приложение к конкретным национальностям. Если любознательный собеседник поинтересуется, к какой категории принадлежат французы, наш мыслитель (сам чистокровный француз) ответит со вздохом патриотического сожаления: "В большинстве своем - к средиземноморской" (надо полагать, что исключение составляет в основном он сам). О русских и говорить нечего; они, по убеждению нашего мыслителя, типичные средиземноморцы;  "северностью" у русских и не пахнет. Зато португальцы - народ, если судить по карте, не средиземноморский, а атлантический, но в общем, с нашей непросвещенной точки зрения, не такой уж северный - угодили современному Сен-Симону своим трудолюбием, и он произвел их, наряду с немцами, в положительных северян.

Оппозиция "средиземноморский - северный" распространяется не только на страны, но и на профессии. Все гуманитарии в общем скорее средиземноморцы:

болтают языком на деньги налогоплательщиков, а самые вредные из гуманитариев - те, кто работает в масс-медиа (повсеместно прибранных к рукам евреями) и морочат голову простым людям, окончательно сбивая их с пути, который, пожалуй, мог бы их привести к какой-никакой "северности". К северянам относятся люди конкретных профессий, получившие техническое образование: химики, физики и проч.; они занимаются положительными делами, а не словоблудием (если поведать нашему мыслителю, что саму оппозицию "северное - южное", столь милую его сердцу, ввела в обиход две сотни лет назад типичная представительница гуманитариев Жермена де Сталь, он скорее всего причислит эту информацию к проискам масс-медиа).

Кстати, нелюбовь к масс-медиа странным образом распространяется у нашего героя на Интернет и электронную почту, но диковинным образом не на компьютер.

Компьютер он обожает, потому что на нем можно сделать массу полезных вещей, например, записать дни рождения всех родственников и знакомых и потом их всех поздравлять, а Интернет ненавидит - это все происки алчных до барыша газетно-телевизионных магнатов (известно какой нации - средиземноморской, разумеется).

Впрочем, справедливости ради следует заметить, что наш мыслитель - человек незлой; он, конечно, гневно клеймит хозяина соседней прачечной (как смеет этот еврей закрывать свое парижское заведение по субботам!), но в повседневном быту переносит общение с окружающими его "средиземноморцами" достаточно кротко (да и может ли он поступать иначе - ведь парижане, как мы уже выяснили, в большинстве своем типичные средиземноморцы).

Из портрета следует вывести мораль? Пожалуйста: пример нашего героя лишний раз доказывает, что национальность (своя, но в особенности чужая) - понятие сугубо субъективное, и если кому-то хочется причислить ближнего к евреям и/или средиземноморцам, он это всенепременно сделает.



Источник: "Итоги", №11, 1998,








Рекомендованные материалы



Краткая история пяти кратких историй

Вот мне и захотелось, — причем захотелось властно и мучительно, — по возможности деликатно, но и по возможности узнаваемо стилизуя некоторые языковые особенности толстовских поучительно-воспитательных историй, сочинить свои собственные, причем именно в жанре социальной рекламы и именно на сегодняшние темы.


«А первому — не бывать»…

Именно отсюда, чтобы вы знали, и пошла есть, пить и спать Святая Русь. Именно здесь, если вы еще этого поняли, настоящий Киев и есть, а вовсе он не где-то там. И хорошо еще, что все это случилось именно здесь, все-таки как-никак в историческом центре столицы всего человечества и порта пяти или сколько их там морей, а не где-нибудь, скажем, в Ново-Косино или в Бирюлево Товарном.