Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.03.2007 | Колонка

Паранойи шаги «саженьи»

Командование Космических войск было вынуждено само себя выпороть

Воистину правы те аналитики, которые утверждают, что сейчас, в эпоху информационной революции, все общественно-политические процессы решительно ускоряются. В своей речи в Мюнхене Владимир Путин отметил, что, по его мнению, система международных отношений в эпоху ядерного противостояния СССР и США отличалась стабильностью и предсказуемостью. Комментируя эту речь, я вспомнил самое яркое свидетельство тогдашних «стабильности» и «предсказуемости»: работники вашингтонской резидентуры КГБ должны были ежедневно объезжать здания Пентагона, дабы выяснить, не горят ли после окончания рабочего дня окна тех кабинетов, где, по данным разведки, велась подготовка к ядерной войне.

Конечно, можно было предположить, что вслед за истерикой по поводу развертывания элементов американской ПРО в Чехии и Польше, заявлений о том, что Россия готова выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, и угроз нанести силами стратегической авиации удар по объектам в Европе в случае необходимости — начнется и паранойя насчет опасности ракетного нападения. Но что это произойдет так быстро, мне не приходило в голову.

Между тем, в интервью журналу «Новости космонавтики» командующий Космическими войсками Владимир Поповкин сообщил нечто сенсационное: военные прорабатывают с МИДом вопрос о развертывании на территории российских посольств элементов системы средств контроля космического пространства.

Из интервью следует, что в посольствах предполагается установить квантово-оптические станции «Сажень», которые дают возможность отслеживать траекторию полета ракет — чтобы «визуально видеть вторые включения ступеней и разгонных блоков, которые мы не видим с территории России. Это позволило бы скорректировать полетное задание в случае нештатной ситуации». Из текста непонятно, имел ли Поповкин в виду возможность следить за российскими ракетами или же речь шла о «чужих» космических объектах. Вероятнее всего второе. Пуски российских ракет хорошо отслеживаются наземными средствами контроля.

В любом случае предложено нечто немыслимое – развертывание военного объекта на территории представительства в иностранном государстве.

Но не успели отечественные СМИ радостно поведать о нашем асимметричном ответе супостату, как командование Космических войск было вынуждено само себя выпороть. Последовало опровержение.

"Никакие станции СККП в российских посольствах никогда не устанавливались и не могут быть установлены в соответствии с международными правовыми нормами", — заявил исполняющий обязанности начальника службы информации и общественных связей Космических войск Алексей Золотухин.

Но тогда остается предположить, что либо журналисты по собственной инициативе вложили в уста Поповкина эти речи, либо генерал сошел с ума. Есть еще третий вариант: сотрудник пресс-службы, готовивший текст к печати, по недомыслию вставил в текст информацию, которая не подлежала разглашению. Если подобные планы существуют в действительности, это и есть свидетельство паранойи. Российский генералитет воспринял кремлевские истерики по поводу американской ПРО как руководство к действию. Американцы, мол, строят свою ПРО, дабы нанести по России первый удар, а потом перехватить наши ракеты, которые должны нанести ответный удар. И вот теперь, точно как в начале 80-х, политические руководители и генералы будут пугать друг дружку перспективой «звездных войн». Да так интенсивно, что сами в это поверят. Если дело пойдет так и дальше, скоро встанет вопрос о развертывании комплексов С-400 на территории посольства в Вашингтоне. В самом деле, чего там всякими «Саженями» мелочиться…



Источник: "Ежедневный Журнал", 21.03.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.