Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2007 | Общество

Просто выйти на Невский…

Эта власть не может не подталкивать к участию в протесте хоть сколько-нибудь уважающих себя людей

Они сделали все, чтобы не дать участникам «Марша несогласных» пройти по 4-й Советской улице, и мы пошли на Невский…

Питерские начальники явно сами себя перехитрили. Они приложили все старания, чтобы акция коалиции оппозиционных сил «Другая Россия» не состоялась вовсе. Для этого они прибегли ко всем давно известным уловкам: потребовали отказаться от идеи провести марш и ограничиться лишь митингом у Финляндского вокзала, проигнорировали предложения организаторов митинга о четырех альтернативных маршрутах шествия, перенесли рассмотрение иска о незаконности запрета марша только на следующую неделю. Одних потенциальных участников акции они попытались дезориентировать с помощью послушных Смольному коммунистов – весь город был оклеен рекламой митинга КПРФ, который по странному стечению обстоятельств был назначен на то же время, что и «Марш несогласных». Других просто запугать: в метро регулярно призывали не ходить на марш, по питерскому телевидению показывали грозные предупреждения ГУВД. Но и этого показалось мало. За несколько часов до начала марша были задержаны приехавшие из Москвы нацболы и питерские «яблочники».

Когда в полдень 2 марта я пришел к месту сбора у концертного зала «Октябрьский», сперва показалось, что провести марш не удастся. Все пространство вокруг БКЗ было наглухо перегорожено, для прохода был оставлен узкий коридорчик метра в полтора – вроде бы никаких шансов собрать участников.

Однако выяснилось, что все это - юридическое крючкотворство, политтехнологические манипуляции, полицейские облавы и запугивание - имеет смысл только тогда, когда на улицы выходят единицы. В Питере же все получилось иначе – действия властей только подстегнули тех, кто собирался выразить свой протест. И их собралось несколько тысяч. Несколько минут люди стояли по разные стороны Лиговского проспекта, потом произошло то, что должно было произойти. Пространства внутри заграждений стало мало для все подходивших людей. И металлические конструкции полетели на землю. А «Марш несогласных», возглавляемый депутатом Законодательного собрания Сергеем Гуляевым, двинулся к площади Восстания. Там нас встретила первая цепь омоновцев. Но этим питерским ребятам совсем не вдохновляло расправляться с земляками, и мы без особых усилий минуем их. На площади начинается импровизированный митинг, на котором выступили и лидеры «Другой России» - Гарри Каспаров и Михаил Касьянов, и питерские активисты.  

Казалось, несколько минут – и митинг закончится. Но люди все подходили и подходили, и очень скоро им стало мало маленького пятачка, выгороженного милицейскими машинами. И тогда мы пошли на Невский. Похоже, нас там не ждали: остановить марш пытались лишь довольно редкие цепочки милиционеров. Их даже не прорывали, а просто обтекали по тротуарам, обходили по подземным переходам. «Это наш город» скандировали участники марша, и они делом доказывали, что они, а не начальники из Смольного имеют право вершить дела в Питере. «Нам нужна другая Россия», «Россия без Путина», «Матвиенко, уходи» неслось над Невским проспектом. На Думской улице, у Гостиного двора, начался еще один несанкционированный митинг. И снова на нем выступают лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, Сергей Гуляев, лидер питерских нацболов Андрей Дмитриев. И тут опомнился ОМОН. Подошли несколько спецавтобусов с владимирскими номерами и оттуда посыпались милиционеры, которые начали хватать демонстрантов. Прежде тех, кто нес партийные знамена и плакаты. Били, не стесняясь, стариков, которые наивно полагали, что их защитят брошюрки Конституции, которые они держали в руках.

Лупили девчонок из НБП. Потом занялись организаторами митинга: омоновцы буквально сдернули Сергея Гуляева с подоконника второго этажа и по асфальту потащили к спецавтобусу (позже станет известно, что он получил ушибы позвоночника).

Я не знаю, что было причиной побоища. То ли стремление властей доказать, что все-таки они хозяева в городе, то ли то, что доклады по начальству шли с очевидным опозданием. Смысла в этом погроме не было никакого: когда омоновцы набросились на Гуляева, он уже зачитывал резолюцию митинга. Помедли омоновцы минут десять, все участники митинга спокойно бы разошлись.  

Позже из сообщений федеральных телеканалов я узнал много интересного о «Марше несогласных», в котором участвовал. Оказывается, демонстранты провоцировали омоновцев (странно только, что на Невском не было разбито ни одного окна). Губернатор Валентина Матвиенко поведала о том, что всему виной заезжие экстремисты, прибывшие в двух вагонах (хорошо, что не пломбированных). Мадам губернатор не объяснила только, как получилось, что сотня человек смогла поднять 6-7 тысяч. Подчиненные бросились к Матвиенко, стали исправлять очевидное противоречие. И уже через сутки в устах пресс-секретаря ГУВД количество демонстрантов уменьшилось до 800 человек. Все телеканалы с удовольствием показывали провокаторов с плакатом в поддержку Березовского, мол, ясно откуда ветер дует. Но факт остается фактом, полностью контролируемое телевидение не могло игнорировать петербургских событий. При этом то ли случайно, то ли нет, но картинка часто никак не соответствовала закадровому тексту. На экране РТР омоновец лупил дубинкой девочку-подростка, а ведущий все вещал и вещал о провокационном поведении демонстрантов.

Что же это было? Два километра по Невскому, когда несколько тысяч питерцев, а это были, поверьте мне, интеллигентные люди, с умными лицами, правильной речью, показали этой власти, что они ее не боятся. Что она их достала. Тем, что давясь от нефтяных денег, отказывает пенсионерам в элементарных лекарствах. Тем, что превратила выборы в голосование за «нерушимый блок» путинцев и сочувствующих. Тем, что истребляет даже намек на политическое инакомыслие. Кто-то скажет, что власть сама создает этот протест. Мол, будь они хоть чуть-чуть гибче, и никакого протеста бы не было. Ну что стоило разрешить марш по одному из предложенных организаторами маршрутов. Что стоило не снимать питерское «Яблоко» с выборов.

На мой взгляд, эти рассуждения несколько сродни тем, коими одарили нас популяризаторы Александра Солженицына, опубликовавшие неделю назад его статью о Февральской революции.

О том, что слабый государь окружил себя ничтожествами, которые были органически неспособны совершать поступки. О том, что одной элитной дивизии, дойди она до Петербурга, было достаточно, чтобы навести порядок.  

Однако в том-то и дело, что слабость Николая не досадная историческая случайность, а неизбежная закономерность трех столетий абсолютной монархии. Царь был обречен полагаться на ничтожества – таковы результаты отрицательного отбора при отсутствии здоровой конкуренции. Точно по той же причине за 70 лет разложилась советская власть. Бездарность гэкачепистов тоже не случайность, а закономерность. Точно так же путинская вертикаль в принципе не может быть гибкой. Она не может допустить к выборам питерских яблочников, которые в отличие от Явлинского не ноют о политической апатии граждан, а стараются поднять их на борьбу за их права. Она не может разрешить никакого протеста – потому что в логике этой власти это проявление слабости. Я помню Валентину Матвиенко несколько лет назад – явно неглупая, способная к самоиронии, администраторша. Теперь это впавшая в истерику тетка, парализованная страхом, что о ее провале с подавлением «Марша несогласных» узнает главный начальник – это неизбежный результат отрицательного естественного отбора. Остается только говорить о заезжих агитаторах, смутивших-де добропорядочных петербуржцев. Глупо – да. Но ничуть не глупее, чем заявление Путина, обвинившего некие внешние силы в террористической атаке на школу в Беслане. Свои провалы путинцы объясняют исключительно внешним вмешательством.

За три дня в Питере я волей-неволей был обречен смотреть на предвыборные плакаты и предвыборные ролики по телевидению. Деградация путинской вертикали поразительным образом прослеживается в лицах тех, кого она до выборов допустила.

И эта власть не может не подталкивать к участию в протесте хоть сколько-нибудь уважающих себя людей. И их число будет множиться по мере деградации этой власти. Вчера на Невский вышли шесть тысяч, следующий раз будет больше. Это так просто, и так сложно – просто выйти на Невский…



Источник: "Ежедневный Журнал", 05.03.2007,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».