Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.08.2005 | Кино

Как вас теперь называть

В фильме “Неуловимый” обман на обмане — и все приятные

Информированные киноманы со стажем почти позабыли понятие “сюрприз”. Заранее знаешь, окажется ли фильм, на который идешь, талантливым, просто неплохим или никудышным. Приятно, что сюрпризы все-таки бывают. По ходу французского фильма “Неуловимый”, который заочно не вызывал никаких эмоций, вдруг понимаешь, что это хороший триллер. К финалу: что он очень хороший. Притом — вдобавок — мелодраматический.

Если судить о “Неуловимом” (оригинальное название Anthony Zimmer), снятом французским режиссером-дебютантом Жеромом Салем, по его происхождению и описанию, то смущают сразу несколько обстоятельств.

Во-первых, французские фильмы бывают хороши, если мягко выразиться, лишь через раз.

Во-вторых, странно расходятся рекламный синопсис фильма и рекламное же обозначение его жанра. По синопсису — это чистой воды “Высокий блондин в черном ботинке”. Интерпол и русская мафия охотятся на мошенника-гения, сделавшего пластическую операцию. Единственный способ вычислить его — через красавицу любовницу. Чтобы сбить преследователей со следа, та заводит интрижку со случайным простаком — именно его спецслужбы и мафия принимают за искомого мошенника и начинают состязаться, кто быстрее его шлепнет. Приманка — подсадная утка, которой, понятно, должно страшно везти. Но прокатчики рекламируют фильм не как комедию, а как триллер, причем в хичкоковском духе.

Третьим смущающим обстоятельством лично для меня (не ортодоксального патриота, но человека, заботящегося о том, чтобы нам однажды не перекрыли выезд за границу уже с той, западной, стороны) было то, что в нем опять действуют плохие русские. Ну почему если бандиты — то непременно русские?

Четвертое обстоятельство коробило отдельных коллег-критиков, которым кажется бездарной Софи Марсо. Я-то из тех, кто даже и не думает о том, хорошая она актриса или плохая. После “Неуловимого”, кстати, в очередной раз понимаешь, что хорошая. Фильм — помимо прочего — замечателен тем, что наполовину выстроен на крупных планах. А половина этих крупных — ее лицо.

Софи Марсо редкий случай истинно киногеничной актрисы. В жизни она хуже: у нее близко посаженные глаза, что почему-то незаметно на экране. Боюсь кого-то огорчить. Но, как поклонник экранной Софи Марсо, лично я этому рад. Все равно, кроме как на экране, она для нас не существует.

Пятым смущавшим обстоятельством (а знаете, почему я про обстоятельства? А потому, что очень, повторяю, хороший триллер, и, если уважаешь читателя и желаешь ему добра, можешь описывать его лишь по касательной, дабы ничего не выдать) была русская версия названия. Фильм в реальности называется “Антони Зиммер” (с ударением на е) — по имени-фамилии того самого искомого мошенника. Наши прокатчики назвали его “Неуловимый”. Поскольку фильм прокатывает у нас компания, которая известна склонностью к русификации (в данном случае национальной адаптации) и названий фильмов, и переводов их диалогов, то я решил: фишка в том, чтобы дать нам понять, что никакого Антони Зиммера на экране не будет. “Неуловимый” — намек на знаменитый с детства анекдот про Неуловимого Джо. Помните? “Там кто-то прошуршал в кустах!” — “А, плюнь! Это Неуловимый Джо!” — “Что, его так трудно поймать?” — “Да нет, просто он никому не нужен!”

Действие в фильме и впрямь развивается вне Антони Зиммера — среди лиц, которые друг друга подставляют, выставляют приманкой, иногда убивают. Интерполовцы, героиня Софи Марсо — та самая любовь и слабость загадочного Зиммера, избранный ею на роль козла отпущения случайный простак, русская мафия (забираю свою критику обратно: она в этом фильме идеологически не раздражает — еще и потому, что главного мафиози с невероятной фамилией Носаев и удивительным по произношению английским, который в фильме правильно не переводят, изображает великий Даниэль Ольбрыхский) — так вот, все до конца не понимают ситуацию.

А искомый всеми Антони Зиммер в сюжете между тем присутствует. И играет в нем важную роль. О том, что он — это именно он, я впервые заподозрил… ну, минут за пять до финала. Потом опять засомневался. Но фильм все-таки дал окончательный ответ. У нас он “Неуловимый”? Пусть будет “Неуловимый”.

Отдельный киноманский кайф. Широкая публика того не оценит, но часть действия происходит в Каннах, причем в отеле Carlton — заодно можно оценить, что есть тот президентский номер-suite, в котором в дни Каннского фестиваля останавливаются звезды уровня Питтов, Джоли etc. Другая часть действия — в Ницце, в тамошнем главном и тоже кинематографическом отеле Negresco. Кто читал недавний модный роман Дж. Г. Балларда “Суперканны”, тоже узнает родные места.

А кто-то вспомнит и Фантомаса. Хотя маску с себя в этом фильме никто срывать не станет. Имеется в виду: натурально.



Источник: "Ведомости" №119 (1400), 01.07.2005,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.

Стенгазета
21.04.2021
Кино

Я зол!

«Белый, белый день» Хлинюра Палмасона снят на 35-ти миллиметровую пленку, и потому кадры получились зернистыми и насыщенными, у них есть некая «материальность», текстура, какую трудно передать через «цифру». Благодаря этой текстуре и художественной композиции кадра холодные пейзажи и интерьеры оживают в ярком естественном свете.