Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.10.2006 | Колонка

Дурной глаз

Неудачные испытания поставили российских руководителей в довольно глупое положение

А у Владимира Владимировича оказывается еще и дурной глаз. Вот вчера, отвечая на вопрос бравого военного моряка, попросившего президента рассказать о боевых задачах Балтийского флота, Путин упомянул о строящихся подводных ракетоносцах «Владимир Мономах» и «Александр Невский». И в тот же день выяснилось, что они могут остаться без ракет. Испытание новейшей морской ракеты «Булава» второй раз кряду завершилось неудачей.  

Между тем речь идет о программе, которая имеет для Кремля особое значение. Полтора месяца назад, сразу после первого неудачного испытания министр обороны Сергей Иванов собрал заседание Военно-промышленной комиссии. И уже тогда в словах министра, который, говоря перед телекамерами, тщательно выбирает выражения, слышалась скрытая угроза: "На совещании, которое я провел летом этого года … я уже высказал обеспокоенность ходом работ. Испытания "Булавы", проведенные накануне, показали, что по ряду направлений надо принимать меры с тем, чтобы гарантированно создать эти подводные лодки в директивные сроки". Участникам заседания с их советским опытом не надо два раза объяснять, что означает эвфемизм «принять меры» - речь идет в лучшем случае о снятии с должности.

Гневался же Сергей Иванов потому что неудачные испытания поставили российских руководителей в довольно глупое положение.

И сам Иванов, и президент Владимир Путин последний год по поводу и без повода всякий раз поминали ракетный комплекс «Булава», который, по их словам, будучи поставленным на боевое дежурство, должен обеспечить сохранение ядерного паритета с США.

Надо сказать, что сохранение паритета и способности нанести неприемлемый ущерб Соединенным Штатам в Кремле считают важнейшей проблемой безопасности и внешней политики. Вовсе не потому, что Москва всерьез рассматривает возможность войны с США, тем более войны ядерной. Просто российские руководители уверены: ядерный потенциал, сопоставимый с американским, всегда обеспечит нашей стране «достойное» место на международной арене.

Однако в последние годы над полученным от СССР ядерным наследством нависла серьезная угроза: ядерное оружие стремительно стареет.

Уже сейчас срок службы российских «тяжелых» ракет с разделяющимися головными частями едва ли не вдвое превысил первоначальный гарантийный срок. А заменять выслужившие свое ракеты на новые не удается – слишком дорого. Вооруженные силы могут позволить себе закупать не больше шести-семи новых ракет «Тополь- М». Грубо говоря, что ежегодно на боевое дежурство ставится один новый ракетный полк, а расформировать приходится целую дивизию. Следует также иметь в виду, что из боевого состава выводятся ракеты, несшие 10-12 боеголовок, а на «Тополь – М» в лучшем случае можно установить три. Получалось, что к концу 2011 года Россия никак не сможет сохранить 1700-2200 боеголовок, столько, сколько разрешает иметь Договор о стратегических наступательных потенциалах и столько, сколько будут иметь к тому времени Соединенные Штаты.

Поэтому российские лидеры, как водится, доверились тому, кто пообещал им чудо.

После того как три раза подряд неудачей закончились испытания морской ракеты «Барк» директор Московского института теплотехники Юрий Соломонов взялся в кротчайшие создать унифицированную морскую и наземную ракету на основе «Тополя – М». Чтобы сократить сроки разработки ракетного комплекса, было решено проводить испытания не на наземном полигоне, а сразу запускать их с борта подводных лодок. Поначалу казалось, что риск себя оправдывает. Сообщалось, что четыре испытания подряд из намеченных десяти прошли успешно. И как раз тогда Юрий Соломонов объявил журналистам, что к 2011 году Россия будет, вопреки неблагоприятными обстоятельствам, располагать стратегическим потенциалом в две тысячи ядерных боеприпасов. Но чуда, как видим, не получается. А затяжка испытаний создает еще большие проблемы.

«Булава» уже просрочила те самые «директивные сроки», о которых говорил Иванов.

«Юрия Долгорукого» - первую подводную лодку новой серии, о которой и говорил вчера президент, строят в Северодвинске уже 10 лет. Первоначально она создавалась для ракет «Барк», которые были раза в три больше и тяжелее, чем «Булава». Потом субмарину переделывали под «Булаву» еще до того, как саму эту ракету поставили на вооружение. Теперь, когда в 2007-ом эта подводная лодка вступит в строй, она, как и две другие субмарины этой серии окажется вовсе без вооружения. Получается, что миллиарды долларов (а половина денег, отпускаемых на закупку вооружений тратится на ракетное оружие), потрачены впустую.



Источник: "Ежедневный журнал", 26.10.2006,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».