Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.07.2006 | Арт / Город

Ах-аховый праздник

В подмосковном Воскресенске возник «Парк на один день»

Расположенный на расстоянии более пятидесяти километров к востоку от Москвы город Воскресенск примечателен своим центральным парком. В нем когда-то размещалась усадьба Кривякино. С семидесятых годов XVIII века и до революции она пережила множество владельцев, среди которых был и отец Ивана Лажечникова, автора популярного некогда романа «Ледяной дом». Писатель Лажечников жил в Кривякине в детстве и оставил об усадьбе свои воспоминания. К началу нового тысячелетия от былой роскоши остался главный дом - причудливый палимпсест многих исторических стилей, от барокко до неоклассицизма начала XX столетия. Угадываются также элементы регулярного парка. Сохранились три каскадных пруда, два флигеля у дома (в одном была домовая церковь) да ажурная металлическая беседка. Вот, собственно, и все. До недавнего времени усадьба и парк были запущенны и загажены до чрезвычайности. Спасать гибнущее наследие никто не торопился. Лишь в прошлом году историк культуры, артменеджер Наталья Никитина предложила небанальный план вывода Кривякина из коматозного состояния.

Учитывая, что сегодня «люди гибнут за пиар», госпожа Никитина решила презентовать Кривякино в виде суперзрелищной пиар-акции, праздника, который привлечет внимание и останется в памяти общественности. При поддержке администрации Воскресенского района и других муниципальных структур Наталья разработала сценарий «Парк на один день». Сценарий выиграл конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире», получил грант и в минувшую субботу был реализован в форме яркого шоу.

Главным героем праздника, как и следовало ожидать, стала команда спасателей убитых цивилизацией мест, визуальных экологов и лучших в России ленд-артистов, художников, работающих с природой и на природе, - артель Николая Полисского&Co «Некоммерческое партнерство Никола-Ленивецкие промыслы». Они тонко поняли идею проявить образ старой усадьбы как элегию, поэтическую метафору, троп. Совершенно в традициях самой усадебной культуры артель Николая Полисского создала недолговечную обманку, trompel'oeil, декорацию, живущую ровно день. На берегу пруда из ольхи и орешника были воздвигнуты ажурные конструкции, ассоциирующиеся с храмами, колоннадами, залами, портиками, беседками, гротами, качелями. По воде даже плавал плотик с мачтой. Сам Николай Полисский назвал этот ансамбль эскизом усадебной архитектуры. Делающие честь николаленивцам аналогии такого эскизного, утонченно внимающего теме «бренность бытия» сознания можно найти в век Екатерины II. Тогда в июле 1775 года, по завершении войны с Турцией, на Ходынском поле устроили роскошный праздник. Проектировал его зодчий Василий Баженов. Из дерева смастерили хрупкие, готических очертаний замки и крепости, символизировавшие покоренные города. В этих замках, как и в конструкциях Полисского, музицировали, танцевали, пили и ели. Вся дворянская Россия побывала на ходынском торжестве. И восхитилась. И благодаря этой отлично придуманной пиар-акции память о празднике увековечили во многих усадьбах, где появились подражающие ходынским павильоны в экстравагантном мавритано-готическом вкусе. Эти павильоны возводились уже на века, из кирпича и камня. Так что есть надежда, что и в нашем случае сильные мира сего (прежде всего посетивший «Парк на один день» губернатор Московской области Борис Громов) восхитятся и сказку сделают былью.

Праздник в Кривякине оказался интересен и как социокультурный феномен. В самой драматургии действа отчетливо проявились две модели сознания того, какова же, собственно, суть праздника. Одна модель - утонченные аллюзии на радости и досуг дворянина. Именно истинный житель усадьбы смог бы отдать должное и угощению - лягушачьим лапкам на фарфоровом блюдечке, и особой, безупречно воссозданной партитуре фейерверка, где работа всех огненных фонтанов строго синхронизирована с живой музыкой, а центральная фигура имеет форму мальтийского креста.

Другая модель сопряжена с сознанием советского и постсоветского «коллективного» человека, любящего «незатейливые затеи» из репертуара ЦПКиО с орущими по мегафону на весь парк массовиками, руководящими очередным конкурсом «веселых и находчивых», с народным хором, танцами ряженых, которые один небезызвестный критик назвал «Долой черту оседлости», неизбежным духовым оркестром...

В согласии с какой моделью праздника будет формироваться образ реанимированного парка, покажет время. Эмблемой нынешнего же «межеумочного» положения усадьбы Кривякино стала вмонтированная артелью Полисского в склон оврага парка ограда из связанных древесных стволов «Ах-ах» (или «Ха-ха»). По заветам садоводов XVIII века такую ограду нарочно прятали в углублении ландшафта, чтобы она не мешала любоваться и восхищаться (ах-ах!) открывающимися из парка видами. В Кривякине эта ограда -- метафорическая межа двух мировоззрений, у каждого из которых свой образ праздника. В субботу они встретились, узнали друг друга и изумились: ни ха-ха себе!



Источник: "Время новостей",№ 104, 19.06.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.09.2019
Арт

Наивный Пушкин

Художник Владимир Трубин пишет многофигурные композиции, где Пушкин беседует с казачкой Бунтовой, покупает жареных рябчиков вместе со слугой Калашниковым и участвует в дуэли с Дантесом. Поверх изображений Трубин пишет тексты от руки, подробно рассказывающие, что происходит на картине.

Стенгазета
11.09.2019
Арт

Ночное зрение Лоры Б.

Тем, кто не знаком с картинами Белоиван, но читал её рассказы, в выставке не раз аукнутся истории Южнорусского Овчарова — но это не иллюстрации, а самодостаточные сюжеты. В очереди к врачу сидят насупившиеся кошки и собаки, обняв своих приболевших людей, летним вечером морское чудище перевозит людей с острова на остров