Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.06.2006 | Кино

Апокалипсис now

Создатели нового «Омена» попытались актуализировать сюжет старого

06.06.06, в прокат во всем мире вышел “Омен” (The Omen) не самого известного голливудского режиссера Джона Мура — ремейк одноименного классического ужастика с Грегори Пеком, снятого в 1976 г. гораздо более известным Ричардом Доннером. Рабочим названием фильма было “Омен 666”. Наши прокатчики не стали переводить название как “Предзнаменование” — и верно. “Омен” для киноманов он и есть “Омен”.

На волне скандалов, вызванных экранизацией “Кода да Винчи”, новый “Омен” тоже обречен на религиозные протесты по одной-единственной причине: двумя помощниками Дьявола, способствовавшими рождению Антихриста, в фильме являются святые отцы — потом раскаявшиеся, да поздно. Вместе с тем фильм Джона Мура всего лишь пересказывает классический ужастик Ричарда Доннера, один из трех самых знаменитых фильмов о Князе мира сего и Антихристе наряду с “Ребенком Розмари” и “Изгоняющим дьявола”. Он снят по тому же сценарию Дэвида Зельтцера. С технологической точки зрения это не что иное, как upgrade-версия.

Как и в классическом “Омене”, американский госчиновник высшего ранга тайком от жены усыновляет мальчика, выдав его за их подлинного сына (подлинный умер сразу после родов, о чем жена не догадывается). Мальчик по имени Дэмиен достигает пятилетнего возраста, и постепенно, после ряда загадочных смертей вокруг него, у чиновника-папы возникает страшное подозрение, что приемный сын, возможно, и есть Антихрист, а оберегающая его няня, тоже появившаяся в доме при роковых обстоятельствах, приставлена к нему для защиты лично Сатаной.

Парочка няня — мальчик нечаянно для себя производит в новом фильме впечатление скорее полукомическое — этаких монструозных родственничков из “Семейки Аддамсов”. Как и во многих других ужастиках, в “Омене” можно усмотреть и нелепости — впрочем, они пришли из старого фильма. Наибольшая — это когда пятилетний мальчик устраивает истерику при попытке родителей затащить его в церковь: можно подумать, будто сын американского посла в Лондоне не бывал в ней раньше и мог остаться некрещеным.

Отмечаешь и другие занятные моменты. Например, слугами Дьявола выступают собаки — особенно ротвейлеры. Кошатники будут довольны столь неполиткорректным обхождением с главными врагами своих любимцев (при том что кошка по средневековым представлениям — такое же одно из характерных обличий дьявола, как и черная собака. См. “Сад демонов”. Словарь инфернальной мифологии А. Е. Махова. М., Интрада, 1998).

Занятно приглашение на спецроль — той самой дьявольской няни — Миа Ферроу. Явно знаковое: в “Ребенке Розмари” Ферроу играла ту, которая, не желая того, выносила Антихриста, теперь в “Омене” она его пестует. Рисковая женщина! Все помнят, чем завершилось панибратство с Сатаной для режиссера “Розмари” Романа Полянского (у которого вскоре банда сатаниста Чарлза Мэнсона вырезала весь дом, убив и беременную жену Шарон Тейт).

Наконец, занятны очевидные идеологические параллели “Омена” с историей Павлика Морозова. Оба сюжета учат обывателя тому, что он не может чувствовать себя защищенным даже в пределах родной семьи, что его первейшим врагом может стать сын. В случае с Павликом — не может даже дома и втихаря вести антигосударственную пропаганду (не зря, как известно, подобных сдавших своих родителей “павликов” пропагандировали и в гитлеровской Германии).

В случае с Дэмиеном из “Омена” — не может чувствовать себя защищенным от зла, причем наивселенского.

При всем том не можешь отделаться от вопроса: зачем, собственно, было делать ремейк? Не проще ли было отреставрировать классический “Омен”, перевести его звук в “долби” и заново выпустить на экраны — как поступил со “Звездными войнами. Эпизодом IV” Джордж Лукас? Играющий папу-дипломата Лив Шрайбер (слабое звено нового фильма) никак не Грегори Пек. Еще: в фильме нет таких фирменных запоминающихся кадров, каким в классическом “Омене” был кадр с милым мальчиком на фоне кладбищенских крестов, постепенно открывающий в мальчике не сразу уловимую зловещесть.

В итоге причины сотворения ремейка становятся понятны.

Во-первых, Голливуду было элементарно жаль не использовать коммерчески выгодную зловещую дату 06.06.06, выпадающую раз в столетие. Во-вторых, там решили, что для новоявленной аудитории надо бы омолодить главных персонажей и ввести в действие — отсутствующие в первом фильме — примитивные пугающие ходы, типичные для конвейерных молодежных ужастиков: кто-то страшный вдруг отразился в зеркале, кто-то прыгнул сзади — и все это под регулярный рык, призванный убедить публику в том, что она имеет дело именно со Зверем.

В-третьих и в-главных, Голливуд решил актуализировать сюжет “Омена”. Точнее, чтобы еще сильнее напугать аудиторию, показать ей, что многие кошмары современности соответствуют пророчествам из Апокалипсиса и, значит, конец света и впрямь может быть близок, а Антихрист, возможно, действительно явился на землю. “Большая гора, пылающая огнем, низверглась в море” (из Апокалипсиса) — это, по “Омену”, падение нью-йоркских башен-близнецов. “Упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику” — это, не поверите, катастрофа “Шаттла”. Есть вроде бы и пророчества по поводу азиатского цунами. И т. д. Публика в зале начинает смеяться, когда папа-дипломат умудряется провести параллель между созданием Римской империи, тоже одного из знаков прихода Антихриста, и Римским договором, то бишь созданием Евросоюза.

Самое же ударно актуальное припасено напоследок. В финале мальчика-Антихриста держит за ручку сам президент США, так что всякий поймет: теперь Зверь будет влиять на американскую политику. Рискну предположить, что особый успех ожидает “Омен” в тех мусульманских странах, где Джорджа Буша-мл. уже давно именуют шайтаном.



Источник: Ведомости, №102 (1629), 07.06.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.07.2020
Кино

Чего боится Джим Джармуш

Джим Джармуш создал киноколлаж из отсылок к поп-культуре, известным фильмам, актуальным проблемам и добавил в него немного самолюбования, замаскировав его под комедийный зомби-хоррор. Во многом режиссер цитирует сам себя, например, говоря об обществе потребления и продолжая то, что начал в «Выживут только любовники».

Стенгазета
17.06.2020
Кино

А дали правду

Главный герой «Гив ми либерти» - мигрант Вик. Он живет в штате Милуоки и водит автобус для транспортировки людей с ограниченными возможностями. В один из дней, когда Вик и так везде опаздывает, в автобусе вместе с американскими инвалидами оказываются русские пенсионеры-мигранты и все – хаос, столкновение менталитетов, абсурдные ситуации и главный герой, повторяющий в рацию мантру: «Буду через десять минут».