Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.06.2006 | Театр

Графский праздник

В пятнадцатый раз вручены статуэтки «Хрустальной Турандот»

Столичных театральных премий теперь много, и это естественно: раздача призов звездам - хороший повод для шоу. Есть, конечно, премии специализированные, например за дебюты или инициативы. А есть общие, которые различают в основном по трем параметрам: кто, что и как дает. Премии, где самое главное «кто», вручаются профессионалами театра. Где главное «что» - бизнесменами.

А вот самая старая московская премия «Хрустальная Турандот» (она вручалась уже в 15-й раз) - из тех, где важнее всего «как». Поскольку она и придумана была как господский летний праздник в красивейшем имении Шереметевых Кусково, с маленьким концертом в золоченом музейном зале, фейерверком над озером и банкетом посреди парка.

Теперь «Турандот» именует себя «Высшей театральной премией Москвы». Кто ее назначил «высшей», неизвестно, но никто не спорит: всякому награжденному приятно иметь приз с таким названием. Проигравших тут не бывает: объявлять номинантов на «Турандот» не принято, а на праздник в шереметевский дворец, куда помещается только 250 зрителей, приглашают лишь лауреатов, статусных лиц да журналистов. Все это напоминает блестящее, но вполне семейное торжество, где все друг другом довольны. Звезды в открытых туалетах дефилируют по аллеям французского парка, толпы фотографов носятся за ними, лавируют с подносами ливрейные официанты в париках, а нынче по дорожкам даже возили в экипаже цирковой номер: козла и козу, одетых как новобрачные и беспрестанно «целовавшихся». Хозяин и устроитель праздника Борис Беленький, весь в белом шествуя рядом, объяснял, что это крепостные артисты.

Самое забавное в празднике - амбиция его создателя быть гостеприимным графом Шереметевым. Беленький даже в интервью говорит, что «не устает гордиться» тем, что его, так же как построившего усадьбу, зовут Борисом Петровичем. Он любит представлять участников концерта как крепостных, сам сочиняет сценарий торжества (раньше даже в стихах), сам его репетирует и, несмотря на то, что у церемонии есть звезды-ведущие, сам объявляет лауреатов.

Вообще-то в бессменное жюри этой премии кроме Беленького входит еще пять человек: Екатерина Максимова, Анатолий Приставкин, Петр Тодоровский, Юрий Черниченко и Андрей Макаревич. Никто из них в драматических театрах, которые здесь и награждают, не служит, и оттого, уверяет Беленький, премия «Хрустальная Турандот» не выглядит «профсоюзной». И действительно, как сказал Олег Табаков, вручая приз за лучший дебют, «в этой премии есть очаровательность спонтанной реакции - трудно понять, против кого все эти люди дружат». И поэтому их выбор иногда выглядит «попсовым», но никогда - тенденциозным, и легко поверить, что спектакли и актеры действительно судьям понравились.

В этом году сюжет праздника был похож на прошлогодний: раздобревшая на русских блинах китайская принцесса Турандот (ее играла Мария Аронова, когда-то получившая тут премию за лучший дебют) выбирает жениха. Почему когда-то успешно вышедшая замуж принцесса переехала в Россию и решилась на новое замужество - неизвестно, так же как и то, зачем она взялась искать женихов среди женщин и целых театров. Но из песни слова не выкинешь. Помогал ей сват Федор Иванович, которого в интермедиях между вручениями изображал Александр Адабашьян. И вот кто оказался отвергнутыми женихами, но тем не менее лауреатами. Лучший дебют - Сергей Лазарев (Макс в спектакле «Одолжите тенора», Театр имени Пушкина). Вклад в театральное искусство Москвы - Александр Морфов (режиссер спектакля «Затмение» в Ленкоме). За сценографию к тому же «Затмению» посмертно дали премию и Давиду Боровскому. Лучшая женская роль - Вера Алентова (Винни - «Счастливые дни», Театр имени Пушкина); лучшая мужская роль - Евгений Миронов (Иудушка Головлев в «Господах Головлевых» МХТ); лучшая режиссерская работа - Генриетта Яновская («Трамвай «Желание», ТЮЗ); лучший спектакль - «Рассказ о семи повешенных» (театр Табакова).

Вы что-нибудь имеете против? Я - нет. И уж совсем все умилились, когда получавший свою хрустальную статуэтку «за честь и достоинство» Лев Дуров, прочел только что сочиненное стихотворение: «Держу в объятьях Турандот,/ Но почему она печальная?/ А продолженья рода нет:/ Я - ретро, а она - хрустальная».

Вот тут-то над озером и вспыхнул фейерверк. И незамужняя Турандот пообещала произвести новый смотр женихов через год.



Источник: "Время новостей", №110, 27.06.2006,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.