Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.05.2006 | Театр

Человек-учебник

В Театре.doc сыграли «Демократию.doc»

Театр.doc, где постоянно придумывают что-то новенькое, сочинил новый жанр: спектакль-тренинг. Сами авторы здешнего нового спектакля «Демократия.doc» - режиссер Георг Жено и драматурги Иван Угаров и Нина Беленицкая, правда, от такого определения отказываются, но против правды не попрешь. Идея была такая: вместе со зрителями понять, каким образом мы представляем себе демократию. А для этого драматурги придумали некий ход (как говорят, даже с текстом, но в спектакле, который каждый раз развивается по-разному, трудно определить, что придумано заранее), позвали двух молодых психологов (в программке они названы «специалистами по процессуальной психологии») и понеслось…

Итак, тема спектакля-тренинга - Демократия. Психологи просят каждого человека в зале, закрыв глаза, представить себе ее, потом в том же зале выбрать человека, который более всего отвечает этому представлению. Набравшего большее количество голосов выводят на сцену. У нас победителем оказался парнишка с огромной кудрявой шевелюрой (на других показах, как я слышала, образ демократии тоже получался молодым, что символично).

Теперь уже ему следовало рассказать залу, каким образом он представляет себе демократию, затем выбрать из зала человека, соответствующего этому представлению, придумать, в каком окружении этот человек обычно находится и, соответственно, назначить кого-то из зрителей на роли этих персонажей. Парнишка сказал, что демократия ему видится в качестве учебника обществознания, и учебник этот его достал. А учебник  ему представляется в виде 50-летнего зануды, преподающего это самое обществознание. Лысоватый мужчина в очках в зале сразу нашелся, так что его и назначили главным героем. Окружением человека-учебника оказался студент-раздолбай, а еще некий «отвлекающий фактор», не дающий раздолбаю учиться и мангуст-наблюдатель, живущий у Преподавателя дома. В другие дни, как я слышала, варианты были такие:  образ демократии – Буржуа (его окружение - таксист, бомж и «человек из национального гетто»), демократия - Деловая женщина (окружение: муж, ребенок, государство, право, общество и оппозиция), демократия – Путевой обходчик (окружение: женщина с оранжевым флажком, отшельник, почтальон и др.), Демократия – Мужик (окружение: плуг, конь, ружье, медведь и ворон).

Далее всем, кто находится на сцене, а также нам, зрителям, предстояло разобраться, как все эти «демократические элементы» между собой взаимодействуют. Поскольку цель всех этих выяснений осталась туманной и к чему должен прийти необычный спектакль, мало кто понимал, действие как-то застопорилось. Зная, что на все «демократическое самопознание» отпущено два часа двадцать минут, из зала начали его торопить. Сначала выскочила девушка со словами: «Я – женщина преподавателя. И мне обидно, что он мало на меня обращает внимания». Преподаватель немедленно внимание обратил, но дело это не сдвинуло. Потом вышла еще одна девушка и заявила, что она – Правда жизни, а здесь все уж очень по-книжному живут. Это тоже не помогло. Тогда из задних рядов полез мужчина с криками, что тут всем не хватает активности и он им сейчас ее добавит, а за ним - женщина со словами, что преподавателю нужен ребенок и этим ребенком готова стать она. Все бестолково загалдели, сидящий в углу зала режиссер напомнил, что до конца спектакля осталось десять минут и тут из зала вышел еще один мужчина. Он сказал, что, тут всем не хватает свободы, и свободой готов быть он. После чего пошел в уголок сцены и пописал. И сел обратно.

Вот тут-то и наступил настоящий катарсис. Девушки на сцене сказали, что они в шоке, молодые люди заговорили о пределах, положенных свободе, кто-то вышел из зала, объявив, что делает это в знак протеста. А психологи наконец-то смогли свернуть действо, объявив, что сегодня речь шла о свободе и вседозволенности.

После спектакля все еще долго обсуждали случившееся, говоря, что хотелось бы прийти на спектакль еще раз. Понятно, - говорили, -  что с демократией на этот раз не задалось. Но почему-то кажется, что в другой раз может получиться.



Источник: "Эксперт", №18(512), 15.05.2006,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.