Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.05.2006 | Общество / Религия

Проблемы свидетельства

Добродеев с Эрнстом всех научат православию

   

Новость о том, что правительство утвердило новый состав Комиссии по вопросам религиозных объединений при кабинете министров и прошедшие (или планирующиеся) международные встречи представителей Русской православной церкви позволяют делать вполне определенные выводы насчет дальнейшего развития отношений между Церковью и государством и идеологической составляющей нашего недалекого будущего. Как, наверное, и о том, в какую сторону будет мутировать внешняя политика России.

В промежутке майских праздников в Вене прошла православно-католическая конференция на тему «Дать душу Европе. Миссия и ответственность Церквей», которая явно закрепила успех Русской православной церкви на международной арене.

С приветственным словом к участникам конференции обратились и патриарх Алексий II, и папа Бенедикт XVI. «В первый раз после стольких лет конфронтации представители обоих Церквей сели за один стол и вместе обсудили важнейший вопрос о том, как Церкви могут и дальше участвовать в построении единой Европы. Думаю, это историческое событие», — так в беседе с корреспондентом «ЕЖ» оценил встречу один из ее участников с католической стороны, директор московского культурно-просветительского центра «Духовная библиотека» Жан-Франсуа Тири.

Впрочем, и в период весьма прохладных отношений с католиками, начавшийся на рубеже веков с введением в России Римско-католической церковью полноценных епархий вместо временных администратур, Московская патриархия активно налаживала связи с Европой.

В конце 2002 года приступило к работе Постоянное представительство РПЦ при европейских международных организациях в Брюсселе, превратившееся с тех пор в солидный информационный центр.

Оно выпускает электронный бюллетень «Europaica» на трех языках – английском, французском и немецком — и русскоязычное к нему приложение «Православие в Европе» с материалами как новостного, так и аналитического характера. Основные темы — роль религии в современной Европе, взаимоотношениям между религиозными ценностями и секулярным гуманизмом… Вышло уже 95 номеров бюллетеня.

Глава представительства епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев) и другие его сотрудники по мере возможности участвуют в дискуссиях, которые ведутся в учреждениях Евросоюза. Иногда им даже удается повлиять на голосование. По словам владыки Илариона, в начале прошлого года Совет Европы готовил резолюцию, которая узаконивала так называемую активную эвтаназию, то есть умерщвление тяжело больного пациента врачом. За несколько недель до заседания, на котором планировалось обсуждение резолюции (по прогнозам, ее должны были принять с небольшим перевесом голосов), по просьбе представительства патриарх Московский обратился к депутатам Совета Европы от России со специальным заявлением. Депутаты учли слова патриарха, и резолюция не прошла.

Весной 2004 года открылось представительство РПЦ в Страсбурге, призванное знакомить с позицией Московского патриархата Совет Европы (СЕ).

Полноправным членом СЕ сегодня выступает лишь Ватикан, представляющий интересы европейского религиозного большинства. Однако во время последнего своего приезда в Россию в марте месяце комиссар по правам человека СЕ Альваро Хиль-Роблес заявил о возможности создания при Совете Европы консультативного органа традиционных религий — чтобы активнее привлекать к работе светского института представителей религиозного сообщества. Как и другие общественные палаты СЕ, он получит лишь рекомендательное право голоса. Однако его члены могут претендовать на участие в работе экспертных групп, на право проводить религиоведческую экспертизу политических решений СЕ и возможность, таким образом, еще на этапе обсуждений блокировать решения, не отвечающие интересам конфессий.

Теперь, когда отношения с католиками стремительно налаживаются (11 мая в Бари началось еще одно совместное мероприятие — двухдневная встреча теологов, которая подведет первые итоги деятельности совместной комиссии по православно-католическому диалогу, официально возобновившей свою работу в прошлом году), самое время сверить эти самые интересы. Венская конференция, на которую съехались священнослужители, богословы, философы и другие ученые, христианские общественные деятели, собственно, и была этому посвящена. С российской стороны в ней участвовали самые разные люди: от руководителей патриархии и знаковых персонажей культурного сообщества (например, директор института Синергийной антропологии философ Сергей Хоружий) до православных политиков умеренного крыла (как глава Союза православных граждан Валентин Лебедев).

«Венскую встречу без преувеличения можно назвать новым этапом во взаимоотношениях между Церквами, — поделился с «ЕЖ» другой ее участник Сергей Чапнин, ответственный редактор «Церковного вестника», официального издания РПЦ. — Возникло ясное понимание того (безусловно, связанное с новым Папой), что те нерешенные проблемы, которые до сих пор портили наши отношения, — это проблемы локальные, в большой степени обусловленные позицией части католического духовенства в России. Конечно, не без поддержки в Риме, но все-таки это локальные проблемы. А есть проблемы более серьезные: то, что у нас выглядит немного умозрительно и отчасти представляется идеологическими спекуляциями, на самом деле проблема большая и важная — это христианство перед вызовом европейского секуляризма, который действительно иногда достаточно жесткий. Проблема свидетельства о христианских ценностях и связанные с этим вопросы языка проповеди, церковно-государственных отношений, христианских организаций в рамках гражданского общества и т.д. – огромный список проблем дальше выползает, и по всему этому списку у нас во многом общее видение».

Естественно, православные вовсю рекламировали принятую Х Всемирным русским народным собором Декларацию о правах и достоинстве человека.

При этом возглавлявший российскую делегацию митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл особо отметил, что декларация не утверждает понимание прав, противоположное западному. Просто православные «попытались подвести под концепцию прав человека богословское основание и тем самым воссоединить эту концепцию с традиционными христианскими воззрениями. Мы попытались показать христианские корни концепции прав человека», — уточнил владыка.

Христианских корней католики не отрицают, однако, имея больший опыт взаимодействия со светским обществом, от радикальных призывов воздерживаются. В результате итоговый документ венской встречи получился еще более обтекаемым, чем соборная декларация, главный упор там делается на соединении принципа свободы с принципом нравственной ответственности. «Мы были готовы четко и ясно говорить о необходимости опоры на христианство в Объединенной Европе, но католики попросили более мягких формулировок. Это связано с тем политическим контекстом, в котором находится Католическая церковь», — считает Сергей Чапнин. По его словам, католики были немало удивлены, поняв, что православные занимают в обществе весьма активную позицию и могут значительно свободнее, чем они, говорить о церковном видении самых разных вопросов. «Мне думалось, что их обстоятельства комфортнее, чем наши, но оказалось наоборот», — признался Чапнин.

Вполне вероятно, настал тот период во взаимоотношениях Церквей, когда католики заинтересованы в контактах с православными даже больше, чем православные в контактах с католиками. В Европе все меньше верующих.

Епископ из Ирландии пожаловался на конференции, что во всех католических семинариях страны учится 60 человек. А российские духовные школы ежегодно выпускают никак не меньше полутора тысяч семинаристов. Православным, конечно, далеко до пассионарности мусульман, но по сравнению с религиозно индифферентными «постхристианами» Европы и православные, которые только входят во вкус общественной деятельности, — бравые парни. Их задор и готовность отстаивать интересы верующих, а соответственно и Церкви католикам очень на руку. Недаром еще год назад глава Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер предложил создать «католически-православный альянс» для «нового открытия» христианских корней Европы. Все указывает на то, что альянс складывается.

Судя по всему, и власть готова поставить на церковную составляющую во внешней политике.

Безболезненно влиться в либеральную Европу явно не получается, в последнее время она все активнее выражает недовольство изъянами демократии в России — а мы вам контрпроект: будем вместе с католиками возрождать в Европе христианство.

И вот уже митрополит Кирилл и ректор МГИМО подписывают соглашение о сотрудничестве, полагая одной из его целей исследование «роли религиозного фактора в современной политике и международных отношениях». Студенты МГИМО издают православный общественно-политический журнал «Мы в России и Зарубежье». А представитель МИД РФ Михаил Камынин отмечает особую роль диалога церквей в деле противостояния терроризму.

Теперь, когда премьер-министр подписал распоряжение о новом составе правительственной Комиссии по делам религиозных объединений, понятно, что власть если и не собирается начать широкомасштабную пиар кампанию Православной церкви и, возможно, прочих традиционных религиозных конфессий, то, во всяком случае, готова предоставить им в СМИ гораздо больше места, чем это практиковалось до сих пор — и никакого православного телеканала, как выясняется, не нужно.

Среди членов комиссии — директор департамента массовых коммуникаций, культуры и образования правительства Денис Молчанов, министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов, руководитель Росохранкультуры Борис Боярсков, председатель ВГТРК Олег Добродеев, руководитель Роспечати Михаил Сеславинский, гендиректор Первого канала Константин Эрнст (по согласованию). И возглавляет отныне этот яркий коллектив вице-премьер Дмитрий Медведев — один из возможных преемников президента.

Комментарии, в общем-то, излишни. (Хотя от одного не могу удержаться: до сих пор, насколько мне известно, интерес к религиозным проблемам и некоторое знание вопроса выказывал лишь министр культуры Соколов. Что ж, остальным придется пройти ускоренный курс ликбеза.)

Православие, как это ни печально, все больше превращается в вывеску, которой пользуются для самых разных нужд (власть, например, для предвыборных), камуфлируя при этом свои истинные цели разговорами о возрождении нравственных устоев и поисками высшего смысла жизни. Увы, значительная часть общества готова принять такой расклад – об этом говорят хотя бы последние опросы ВЦИОМ. По данным апрельского исследования, 47% граждан хотят, чтобы Церковь больше влияла на жизнь общества, 35% — высказываются за "особые права" православия, а 18% вообще видят в нем стержень всей российской государственности. Однако лишь 4% готово следовать христианским нормам в своем поведении. Вот еще, упираться...

А ведь примерно то же самое было и с демократией. Как бы слово "православный" не превратилось через пяток лет в ругательное.



Источник: "Ежедневный журнал", 11.05.06,








Рекомендованные материалы



Боеголовка в подарок

Когда Владимир Путин в эйфории после специально для него устроенных испытаний заявил, что боеголовка «Авангард» — лучший новогодний подарок российскому народу, он абсолютно точно назвал безусловный символ уходящего 2018-го. Россия окончательно превратилась в страну победившего милитаризма.


Когда изоляционизм полезен

19 декабря, несомненно, стало тяжелым днем для Марии Захаровой, Игоря Конашенкова и сонма российских пропагандистов рангом пониже. В то время, когда Сергей Шойгу рапортовал президенту о победе в Сирии, а начальники стройкомплекса Минобороны сообщали о намерении «укрепить и расширить» российские базы в этой стране, неугомонный Дональд Трамп взял и объявил о полном выводе американских войск из Сирии.